3 мая 2014 года тысячи крымских татар прорвались через «живой щит» российского спецназа, чтобы встретить своего национального лидера Мустафу Джемилева, который направлялся в аннексированный Крым. Как раз накануне стало известно о решении российской власти запретить Джемилеву въезд в Крым.

Как описывает те события Крым. Реалии, колонна крымскотатарских активистов направилась к пункту пропуска пешком. Там они смогли встретиться с Мустафой Джемилевым, но в Крым его не пропустили, и он был вынужден вернуться в Киев.​

Активисты прибыли несколькими автоколоннами из различных регионов полуострова под национальными крымскотатарскими флагами и государственными флагами Украины на пункт пропуска «Армянск». На тот момент его контролировали российские силовики.

Среди активистов были супруга лидера крымских татар Сафинар Джемилева и лидер Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, главы региональных меджлисов и другие неравнодушные крымчане. Мустафа Джемилев приехал к этому пункту пропуска на автомобиле из Киева.

Чтобы увидеть своего лидера, крымскотатарским активистам пришлось столкнуться с вооруженной «живой цепью» из бойцов российского спецназа ОМОН, которые были направлены на «Турецкий вал» для контролирования ситуации. Туда также стянули тяжелую военную технику.

Начальник российской полиции Армянска Александр Борисенко расценил действия активистов как «несанкционированный митинг» и потребовал от всех присутствующих «встать по обе стороны дороги, чтобы не мешать движению транспорта».

Крымскотатарские активисты заявили, что никому не намерены препятствовать, и собрались лишь с одной целью – увидеть своего лидера и помочь ему попасть на родину.

Скандируя «Мустафа!», крымскотатарские активисты направились в сторону Херсонской области. Путь им преградили бывшие бойцы украинского спецподразделения «Беркут». Между ними и активистами произошли столкновения.

В результате крымским татарам удалось прорвать кордон российских силовиков. Но когда тысячи людей переходили административную границу, российский спецназ начал стрелять в воздух.

При этом российские силовики грозили не пропустить обратно в Крым всех, кто прорывался на встречу с Мустафой Джемилевым.

В ответ некоторые крымскотатарские активисты высказывали намерение «внести Джемилева в Крым на руках». Но это не удалось. После прорыва «живого щита» российских силовиков, туда стянули бронетехнику.

Путь был перекрыт. Мустафе Джемилеву пришлось уехать в Киев, а крымскотатарским активистам – вернуться домой.

«Эта акция была направлена против хамства оккупационных властей, которые решили, что кого-то из коренного народа они могут выставлять за двери Крыма. Это вопиющее беззаконие, не входящее ни в какие нормы. Я приехал для того, чтобы обратить внимание мировой общественности и, в первую очередь, заострить внимание наших соотечественников на том, что творят эти оккупанты. Меня просили несколько президентов в телефонном режиме не доводить дело до столкновений и кровопролития. Сказали, что примут все меры для того, чтобы решить этот вопрос мирным путем, и просили разблокировать эту ситуацию. Поэтому, следуя этим советам, я сейчас дождусь, пока последний наш соотечественник перейдет эту «границу», а потом развернусь и поеду в Киев», – заявил тогда Мустафа Джемилев.

Участников событий 3 мая начали преследовать российские власти в Крыму. Пятерых крымскотатарских активистов обвинили в нападении и применении силы к бойцам бывшего украинского спецподразделения «Беркут» во время событий на административной границе.

Первым по этому обвинению был арестован Муса Абкеримов. Затем через суды прошли Рустем Абдурахманов, Таир Смедляев, Эдем Эбулисов и Эдем Османов. Их осудили по части 1 статьи 318 Уголовного кодекса России (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей), приговорив к штрафам и условным срокам от 1 до 2 лет.

Брат одного из осужденных по «делу 3 мая» Таира Смедляева — глава ЦИК Курултая крымскотатарского народа Заир Смедляев — считает эти приговоры суда необоснованными. Он настаивает на том, что на пункте пропуска «Армянск» 3 мая 2014 года не было представителей российской власти.

«В феврале спецподразделение «Беркут» было расформировано, и так называемые пострадавшие не являлись представителями правоохранительного органа, то есть не являлись представителями власти. Даже по тому же самому российскому законодательству, их приняли на работу в конце мая», – сказал он.

По данным Смедляева, еще около 100 крымских татар были оштрафованы за то, что перекрыли несколько трасс в ответ на попытки бывших сотрудников «Беркута» не пустить обратно на полуостров крымскотатарских активистов, прорвавших их заграждение 3 мая 2014 года. Людей, вышедших на трассы, тогда задержали в Феодосии, Евпатории, Симферополе, Красногвардейском районе и других регионах.

Всех их признали виновными по статье 20.2 КоАП России (нарушение порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) и назначили штрафы от 10 тысяч до 40 тысяч рублей.

Эксперт Крымской правозащитной группы Александр Седов, который исследовал решения судов по «делу 3 мая», заметил, что все они были выписаны, словно под копирку.

«Сразу же после событий 3 мая в Крыму прошли массовые обыски, были вынесены более сотни решений о привлечении к ответственности участников, в основном это были штрафы и еще несколько решений по уголовным статьям. Решения так называемых крымских судов в отношении участников акций 3 мая 2014 года по административной статье 20.2 КоАП России выносились однотипные. Там фамилии были только разные, а решения выписаны одинаково. Как и суммы штрафов», – рассказал он Крым.Реалии.

В Крымской правозащитной группе «дело 3 мая» рассматривают как пример нарушения права крымчан на мирные собрания. «То, что происходило на админгранице с Херсонском областью 3 мая 2014 года, по факту можно назвать мирным собранием граждан. Люди пришли, чтобы встретить человека, который для них является авторитетом. Поэтому это дело является примером нарушения права людей на проведение мирных собраний. Преследование участников этого собрания является политически мотивированным. Главной целью этих преследований было задавить любое проявление массовых собраний на полуострове в зародыше. Это также было предупреждением для всех активных крымчан, что мирные собрания на полуострове будут давиться. И это вскоре подтвердилось», – говорит Александр Седов.

Спустя пять лет срок запрета въезда на полуостров для Мустафы Джемилева истек. Но он по-прежнему не может вернуться на родину.

«Действительно закончился пятилетний срок решения России о запрете въезд в Крым. Но в конце прошлого года они ввели новый санкционный список, где есть моя фамилия. И есть запрет на въезд на территорию России. Поскольку они считают Крым российской территорией, соответственно попасть туда я не могу. Кроме того, после запрета на въезд, они возбудили против меня несколько уголовных дел и объявили меня в розыск», – рассказал он.

Как ранее писала группа ИС, Джемилев задал 5 вопросов о Крыме кандидату в президенты.