Когда в ЦАР были убиты российские военные журналисты Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев, практически все российские СМИ не умолкали несколько недель подряд, периодически выдавая “на гора” разного рода версии трагедии. Однако со временем история сошла “на нет” и о ней позабыли. Тем не менее, издание “Московский комсомолец” решило выстрелить, опубликовав дипломатическую переписку посольства России в ЦАР.

Каким образом “МК” получил доступ к секретной дипломатической переписке, сложно сказать, но следует понимать, что данное издание работает под кураторством ГРУ, а убитые в ЦАР журналисты были подшефными МО РФ и непосредственно разведке. В ЦАР же они были отправлены в командировку для расследования присутствия в этой республике ЧВК “Вагнер” Евгения Пригожина, работающего в лоне ФСБ.

По сути, публикация “МК” — это эхо отошедшей в последнее время на задний план войны ГРУ и ФСБ, в которой перемирие так и не было заключено, а апогей нас ещё только ожидает. Но, вернёмся к публикации.

Так, исходя из опубликованных материалов, российская сторона явно не спешила расследовать убийство российских журналистов в далекой ЦАР. Во-первых, в самом посольстве изъявили желание ознакомиться с материалами следствия лишь на 8-й день после убийства. Во-вторых, российские следователи прибыли в ЦАР лишь месяц спустя, после расстрела журналистов. После же того, как российские следователи покинули ЦАР, гендиректор Национальной жандармерии, оказывавший всестороннее содействие следствию, скончался от сердечного приступа, а генерального прокурора республики с его заместителем отправили в Санкт-Петербург. Якобы на курсы повышения квалификации, правда, не совсем понятно, кем и по какой линии организованным.

Собственно, “Московский комсомолец”, как одно из немногих СМИ, подконтрольных ГРУ, решили задействовать в напоминании о невинно убиенных журналистах в ЦАР. При этом все указатели переведены на некомпетентность следователей, умышленно затягивавших процесс следствия и, не исключено, оказывавших давление на представителей ЦАР. 

Но все же самым интересным остается мотивация ГРУ вновь раскопать топор войны, а, в данном случае, я бы сказал – достать скелеты из шкафа. И, не исключено, что этой мотивацией могла стать Венесуэла, в которую для поддержания режима Мадуро отправилось, по некоторым данным, до 400 “вагнеровцев”. При этом ЧВК “Патриот”, курируемый МО РФ, вновь остался за бортом «Нуэстра Сеньора де Аточа».

Надо сказать, что группировка в 400 человек это весьма объемный контракт, на котором “голубая кровь” с Фрунзенской набережной и Гризодубовой могли бы неплохо нагреться. Вот и выходит, что в Сирии отдельно отмечены были “вагнеровцы”, в ЦАР запустили ЧВК Пригожина и даже дали зелёный свет его конторе Lobaye Invest, занявшейся разведкой и разработкой месторождений полезных ископаемых, в Судан также направились пригожинские и вот, теперь ещё и Венесуэла. Лакомый социалистический кусок пирога с очень интересным трафиком бодрящего порошка.

Откровенно говоря, осуществленный через “МК” слив дипломатических документов очень сильно напоминает историю 2014 года, когда хакерская группа “Шалтай-болтай ”, курируемая ФСБ, взломала личную переписку небезызвестного всем Владислава Суркова. На тот момент это был серьезный удар по репутации МО РФ и непосредственно ГРУ, который, возможно, в последствии и стал причиной абстрагирования Кремля от “голубой крови” в вопросах решения своих региональных задач малыми, безликими контингентами.

Теперь же ГРУ начинает 2019 с аналогичных действий, по сути, с позиции проигравшей стороны, которая за весь 2018-й выполняла роль мальчика для битья. Хотя, старт, откровенно говоря, смазанный получился и вот почему.

Дело в том, что “Шалтай-болтай” я вспомнил не зря, ведь буквально “на днях” в сети Darknet  появился ресурс «Темная сторона Кремля», собравший в себе переписку российских чиновников, активистов и прочих интересных лиц. В частности, в состав этой базы вошла и переписка Владислава Суркова.

Организаторы публикации Distributed Denial of Secrets (DDoS) в лице одного из основателей проекта Эммы Бест отрицают свою связь с “Шалтаем-болтаем” хотя аналогии напрашиваются сами собой. Интересным в данном случае остается вопрос, сколько из 190 Гб опубликованных писем мегабайт или хотя бы килобайт содержат в себе компрометирующую ФСБ информацию? И если её, как таковой нет, или представленная попросту несущественна, то мы имеем не более чем репродукцию отработанной схемы, но, как говорится, “на максималках”.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко