«В Сирии мы сделали свою работу»: признания российского наемника из ЧВК «Вагнера»

-

Читайте также

(…) «Не называйте меня наемником. Наемники в России наказываются по закону. Напишите, что я бывший сотрудник частной военной компании «Вагнер». 55-летний Марат Габидуллин был военнослужащим ВДВ России, в лихие 90-е годы был в дружеских отношениях с мафией и «бизнесменами» и работал в службе безопасности. Сидел в тюрьме за убийство, был безработным, его жизненный путь пересек демон алкоголизма. А затем, в 2015 году, благодаря одному знакомому, он присоединился к «конторе» — этот термин он чаще всего использует для обозначения военизированной группировки, которая с 2014 года оказывается на всех фронтах, где Россия стремится оказывать влияние», — пишет корреспондент Le Figaro в Москве Ален Барлюэ, сообщает inopressa.

(…) «В 2015 году он уехал в Сирию бороться с джихадистами и «Исламским государством». Туда он ездил 4 раза, до 2019 года, в общей сложности проведя там два с половиной года. (…) В прошлом году он покинул ЧВК «Вагнер», затаив глубокую обиду на тех, кто, по его словам, украл победу у его товарищей, остававшихся в тени. «В Сирии мы сделали свою работу», — заявляет этот тайный свидетель долгой войны.

Он охотно позиционирует себя как «патриот», — указывает издание.

«Он нарушил закон молчания, даже не требуя защиты анонимности, для того, чтобы «говорить вслух об этих бойцах, правда о которых скрывается». Некоторые из них «герои», без стеснения утверждает он. (…) Марат скоро издаст книгу, он познакомил нас с ней раньше всех. Название книги «В одну реку дважды» противоречит высказыванию Гераклита о том, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды. «Мне это удалось, — объясняет он. — То, что я не смог получить в армии, я обрел позже в «конторе».

«В книге, написанной от третьего лица, он — «Дед Мартин». «Дед» по-русски означает «дедушка», это его прозвище в группе Вагнера, а Вагнер под его пером превращается в … «Бетховена». (…) Сентябрь 2015 года. Его первое двухмесячное пребывание в Сирии, в Латакии, недалеко от авиабазы Хмеймим, где русские разбили лагерь. В то время Москва только что взяла на себя военное обязательство поддержать режим Башара Асада. «Нам просто объяснили, что речь идет об отражении агрессии мирового империализма против хорошего президента Башара», — поясняет Марат. На месте российские военные, в том числе довольно высокопоставленные офицеры, с удивлением встретили наемников. «Я не знаю, кто принял решение отправить нас», — утверждает он. «Несомненно, была договоренность между руководителями российской и сирийской армий», — добавляет он. Их роль состояла в том, чтобы помогать сирийской армии, поддерживая ее операции в различных областях. Его специальностью была разведка», — говорится в статье.

(…) «Марату тогда было 49 лет, и в его жизни произошел новый поворот. Никогда не бывает слишком поздно. В детстве он мечтал носить форму и служить стране в роли летчика или бойца спецназа. После учебы в Узбекистане он поступил в военное училище в Рязани. Десять лет прослужил в армии, уйдя в 1993 году в отставку в звании «старший лейтенант, — пишет Le Figaro. — (…) «В 90-е годы офицеру было непросто найти работу в гражданской жизни», — вспоминает он. В Сибири, как и везде в России, в «деловом мире» были широко распространены насилие и сведение счетов. «В 1994 году, после серии злоключений, я в целях самозащиты выстрелил в гангстера, который контролировал город. Меня приговорили к трем годам лишения свободы и освободили в 1997 году», — признается Марат. (…)

«В начале 2015 года один знакомый рассказал ему о ЧВК «Вагнер». Он успешно прошел собеседование. «В то время отбор был строгим, — рассказывает он. — Мне объяснили, что миссия заключается в защите и продвижении интересов страны и что нужно быть готовым к участию в войне. При этом делался акцент на патриотический аспект. Для меня это было важно, моей мотивацией было зарабатывать деньги, но не только. Мне понравилось, когда мне открыто сказали: подумай хорошенько, потому что тебя могут убить или вывести из строя. Решай, готов ты или нет…». С самого начала для него было очевидно, что он присоединяется к вооруженным силам, связанным с властью. «Если тебе дают оружие войны, то значит позади обязательно стоит государство…», — сказал он.

«Затем он потратил три месяца на подготовку. «Я сразу почувствовал себя хорошо. Я восстановил утраченные навыки и изучил новые. Для обучения у нас было такое же вооружение, что и у официальной армии, включая минометы, артиллерию и танки», — описывает он.- (…) Компания была настоящей маленькой армией. Не было только летчиков и подводников. Остальные специальности были представлены». Теперь Мартина окружали самые разные люди: закоренелые наемники, которые не знали, как заработать на жизнь, те, кто прошел через горячие точки, такие как Донбасс, и те, кому дорога в армию была закрыта по разным причинам», говорится в статье.

(…) «С начала 2016 года, пока гремела битва за Пальмиру, бойцы группы Вагнера и сирийцы действовали раздельно. Знаменитый древний город был в первый раз захвачен ИГИЛ* в мае 2015 года, затем в марте 2016 года его отвоевала сирийская армия, а затем он снова попал в руки джихадистов в декабре 2016 года. «Военные шли позади, мы наступали, впереди, чтобы захватить территорию. А затем прибыла армия, чтобы сделать фотографии», — объясняет он.

«Хотя наш свидетель отказывается вдаваться в подробности, похоже, что группа Вагнера имеет свои особые правила, свою особую иерархическую цепочку и присуждает свои собственные награды, бонусы и награды, такие как эта медаль «за поражение ИГИЛ»*. Марат гордо ее показывает, — сообщает Ален Барлюэ. — Члены группы не подчиняются приказам командных эшелонов российских вооруженных сил, а формулирование задач явным образом происходит на высшем уровне штабов. «Вагнер действует не на индивидуальной основе», — настаивает он.

«В его рассказе часто упоминаются недостатки сирийской армии. «Она не умеет сражаться, у нее очень низкий уровень подготовки и нет никакой мотивации. Даже при поддержке российского спецназа, авиации и артиллерии сирийская армия была не в состоянии достичь своих военных целей «. «За нее работали мы», — повторяет он.

«По его рассказам, российская пехота редко участвует в боевых действиях и мало выходит за пределы своих баз. Даже элитные подразделения, такие как ГРУ, армейская разведывательная служба, ограничиваются мониторингом стратегических территорий. Он объясняет, что силы специального назначения используются не по назначению в качестве передовых штурмовых отрядов, тогда как они должны заниматься диверсиями, разведкой и саботажем», — передает автор статьи.

«И наоборот, ИГИЛ* кажется ему «сильным и опасным, хорошо организованным, мобильным, очень мотивированным благодаря своей идеологической подготовке». Враг «дисциплинированный и хорошо вооруженный, безжалостный и садистский, готовый пожертвовать собой», — говорит Марат.

«Российские наемники получают 8 500 рублей (100 евро по текущему курсу), когда есть боевые действия, 6 000 рублей (70 евро), когда их нет, офицеры получают 10 000 рублей (120 евро). Также есть бонусы, особенно при травмах. Семьи погибших получают по 5 млн рублей (59 тыс. евро). Он мог зарабатывать 240 000 рублей в месяц — меньше 3000 евро. «Кто согласится на риск умереть за 3000 евро?» — спрашивает он. «Американец получает 800 долларов в день только за то, что он действует как телохранитель», — отмечает он. Но он особо не жалуется. По российским меркам эта зарплата считается приличной. Его сбережения позволили ему купить квартиру в Подмосковье», — пишет Le Figaro.

(…) «У Марата тоже есть свои красные линии. Из-за осторожности, дисциплинированности старого солдата или просто преданности он исключает разговор на некоторые деликатные темы, — указывает Барлюэ. — Так, он отказывается упоминать Дмитрия Уткина по прозвищу «Вагнер», бывшего командира батальона ГРУ и основателя группы. Он также не хочет говорить о Евгении Пригожине, предполагаемом крестном отце «конторы». Этих двух людей наш свидетель должен был хорошо знать, по данным русскоязычного сайта «Медуза»**.

«С другой стороны, его беспокоит вопрос о бесчинствах, в которых упрекают ЧВК «Вагнер», и он довольно подробно отвечает на вопросы о них. Марат утверждает, что никогда лично не был свидетелем нарушений прав человека, совершенных сотрудниками «конторы». С другой стороны, он повторяет, что видел, как сирийская армия занималась разбоем и грабежом. Конечно, он знает ужасное видео, в котором изображено, как четыре предполагаемых «вагнеровца» бьют сирийца кувалдой перед тем, как расчленить его. Он отрицает, что знал этих людей», — говорится в публикации.

(…) «Из-за всей этой жестокости у ЧВК «Вагнер» плохой имидж на Западе. Нужно провести расследование и сурово осудить их, чтобы отмыть нас от того пятна», — подчеркивает он. «Никто не оспаривает необходимость бороться с ИГИЛ*, и мы сделали это лучше, чем кто-либо другой. Некоторые из нас погибли за это. Несправедливо полагать, что все наши ребята — преступники. Мои боевые товарищи заслуживают более уважительного отношения», — заявляет он.

(…) «Используя «вагнеровцев», руководители российской армии могут минимизировать официальные потери и присвоить себе наши военные результаты, не заморачиваясь планированием операций, что всегда сложно, и не требуя хорошего уровня подготовки войск. Всю работу проделываем мы, — объясняет он. — Все довольствуются хорошими отчетами и красивыми изображениями. А кроме того, благодаря этому они получают награды и повышения в звании»…

(…) «В 2019 году разочарованный Марат ушел из ЧВК «Вагнер». В течение некоторого времени получаемое ими вооружение стало менее современным, а боеприпасы были ограничены. По какой причине? «Возможно, «контора» и ее боевые успехи вызвали зависть в вооруженных силах», — предполагает он. Многие из его товарищей уехали в Африку, где условия менее опасны. Уровень набираемого контингента снизился, профессионализм упал. «Общая проблема для России», — считает он. Внутри самой «конторы» атмосфера ухудшилась, «братства по оружию» больше не существует, сетует он.

«Сейчас он находится в поисках признания. Своей книгой он хочет «воздать должное своим павшим товарищам», а также «рассказать о том, что на самом деле происходит в Сирии». «Если мы громко заговорим об этих людях, правда о которых уничтожается, то лицемеры и моралисты больше не смогут избежать своей ответственности»: говоря это, он указывает пальцем на российских политиков и генералов. Он утверждает, что все они прикрываются «патриотизмом», в то время как занимаются лишь тем, что используют для собственной выгоды «работу», проделанную группой Вагнера в Сирии», — резюмирует Ален Барлюэ.

Напомним, ранее группа ИС писала о том, зачем изъяли книгу о похождениях ЧВК Вагнера.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

Командувач об’єднаних сил ЗСУ розповів, як проходить підготовка до навчань «Об’єднані зусилля 2021». ФОТО

У Командуванні об’єднаних сил ЗС України триває черговий етап підготовки до стратегічного командно-штабного навчання “Об’єднані зусилля 2021”, активна фаза,...