Домой Расследования Расизм и ксенофобия: как пропаганда Китая манипулировала данными о коронавирусе

Расизм и ксенофобия: как пропаганда Китая манипулировала данными о коронавирусе

На фоне сообщений о выходе Китая из режима тотального карантина, в тени осталась ситуация, характеризующая происходящее в этой стране. Как известно, любой тоталитарный режим подразумевает информационный «железный занавес», а также полную управляемость внутренней повестки. Ситуация с коронавирусом лишний раз показала, как можно поставить современные технологии и пиар на службу режима, который до сих пор управляется людьми, исповедующими коммунистическую идеологию.

Для того, чтобы понять данную технологию, модно отследить хронологию событий в отношении нагнетания волны ксенофобии и расизма в Китайской Народной Республике с началом пандемии коронавируса. Не секрет, что в начале процесса распространения инфекции, в мире коронавирус ассоциировался именно с Китаем, что имело под собой вполне понятные основания. В различных странах сформировалось специфическое отношение не только к китайцам, но и ко всем азиатам. Дошло до того, что китайцам ограничивали свободу передвижения за границей, а политики в разных странах обвиняли Пекин в замалчивании проблемы.

Ответная агрессивная реакция была предсказуемой, а главным ее объектом, что не удивительно, оказались Соединенные Штаты Америки. На фоне ограничительных мер Вашингтона в Китае началась волна истерии, раскручиваемой пропагандистской машиной Пекина. В качестве аргументов для обвинения США использовались такие шаги Администрации Трампа, как закрытие авиасообщения и иные экономические меры. Внутренние же проблемы, как ограничение прав и свобод уйгуров, или смерть доктора Ли Веньляна, первого, открыто заявившего о реальных масштабах эпидемии коронавируса в КНР, стыдливо замалчивались. Все попытки граждан КНР узнать реальную информацию сталкивались с тотальной цензурой в СМИ и Интернете.

Безусловно, высшее партийное руководство КНР со временем начало принимать меры по локализации очагов заражения, например, был закрыт печальноизвестный рынок в Ухане, с которого, как предполагается, все и началось. На законодательном уровне был запрещен рынок продажи диких животных, которых китайцы традиционно употребляют в пищу (его объемы, по некоторым оценкам, составляют до 75 млрд долларов ежегодно). Однако, эти шаги носили запоздалый характер, и больше выглядели, как попытка создать выгодные информационные поводы. Кроме того, эти меры по дате совпали с началом нисходящего тренда количества заразившихся и умерших от коронавируса в Китае, что было подано, как очередное «мудрое решение партии». К тому времени назревавшее в обществе недовольство также пошло на спад.

Параллельно с этим, высшее партийное руководство занялось поиском «виновных», как внутри страны, так и за ее пределами. Масла в огонь подлил тот факт, что на фоне снижения заболеваемости возникли новые очаги, связанные уже с «завозом» коронавируса в Китай из других государств. В таких условиях, осознавая необходимость либерализации ограничительных мер для недопущения дальнейшего падения экономики, в Пекине сделали ставку на обвинение во всех проблемах так называемых «лаоваев» (лайовай, 老外 – оскорбительное именование иностранцев). Государственная пропаганда обвинила иностранцев в новых вспышках эпидемии, при этом, традиционно, главной мишенью для обвинений стали американцы.

Первым «антигероем» раскручиваемой пропагандистской волны стал мнимый «американский военный», который якобы в период проведения в Ухане 7-х Всемирных военных игр (15-29 октября 2019 года) «заражал» других граждан в вагонах метро. Видео, которое демонстрировало соответствующее поведение «американца», начало циркулировать в сети примерно 12-13 марта текущего года, при этом отмечалось, что снято оно было уже «давно».

Население КНР, как и ожидалось, крайне негативно восприняло такой «поступок иностранца», говорилось о том, что именно он и стал источником последовавшей эпидемии. Видео набрало миллионы «антилайков» в китайских соцсетях и активно обсуждалось гражданами КНР, не обратившими внимания на надписи на английском языке и абсолютно нетипичное для Китая расположения кресел в вагонах метро. На самом деле это видео было снято 10 марта этого года в столице Бельгии — Брюсселе.

Обнародование истинных данных, развенчивающих миф об «американском военном», действия не возымело, и не повлияло на уровень антиамериканских настроений в Китае. Более того, это было лишь пробой пера в конвейере антизападной истерии, запущенной официальным Пекином. Ситуацию попытался изменить сотрудник гонконгского метро Джоэль Вернер (Joel Werner), который очень «некстати» имеет европейскую внешность. Он, в частности, снял пародийный видеоролик на вышеупомянутое видео с «американским солдатом», с помощью которого пытался продемонстрировать своим друзьям, как быстро фейковые новости могут распространяться в соцсетях. На своем видео Джоэль якобы касается пальцем рта, после чего смазывает слюной поручень метро.

Впоследствии он оперативно снял второе видео, показывающее, как он обрабатывает поручень вагона, намекая, что это была лишь пародийная постановка, однако, пропагандисты ухватились лишь за первую часть, игнорировав вторую. В итоге, новый миф о том, что «европееец распространяет болезнь», вызвавший бурю негодования в китайском обществе, которую не смогли погасить публичные объяснения и извинения Вернера.

Были и другие инциденты, например, случай с пранкером из Нью-Йорка, афроамериканцем Зешаном Али (Zeeshan Ali), распространившем видео, на котором он 19 марта этого года облизывает поручень метро. При этом видео даже не сопровождалось комментариями, однако, в китайском сегменте Интернета сами «додумывали», в каком городе КНР этот «лаовай» мог так вопиюще себя вести.

Вместе с вышеперечисленными случаями, в течение второй половины марта 2020 года в китайском сегменте Интернета распространялись и десятки других фото и видео, которые демонстрировали «нарушение иностранцами моральных и этических норм, а также законодательства КНР, несоблюдение мер личной гигиены и общую неопрятность представителей западной цивилизации».

В то же время, в Китае на различных форумах начали высказываться оскорбительные отзывы об афроамериканцах и африканцах. Например, в одной из веток обсуждений в китайском сегменте Интернета на тему «Что вы думаете о неграх в Китае», 2 марта 2020 года дискуссия была начата неприятной для афроамериканцев фразой «Среднестатистические люди обычно не хотели бы, чтобы они [афроамериканцы] приезжали в КНР». Далее развивается мысль о том, что афроамериканцы не слишком прилежные, имеют специфический запах и могут проявлять агрессию. Тем не менее, в итоге автор делает вывод: «Я НЕ ненавижу их».

Впрочем, постепенно градус дискуссии поднимался, количество гневных постов в адрес чужестранцев нарастало, а апогеем данной истории стало сообщение от 9 апреля: «[Отношусь к неграм] отвратительно. Я жил в Гуанчжоу в течение трех лет и могу рассказать о своем опыте. Негры построили себе там целые улицы с черными магазинами и черными рынками… Слышали ли вы о положительных качествах негров? Слышали ли какие-либо положительные новости о них? Нет! Поэтому я хочу, чтобы правительство прекратило их незаконный въезд и не позволило нашей стране всего за несколько десятилетий стать следующей Францией, где негры будут жить с неграми».

По мнению самих афроамериканцев, к смещению фокуса негатива в их сторону привели провокационные действия местных органов власти, которые требовали именно от выходцев из Африки и афроамериканцев прохождения дополнительных «коронавирусных» обследований и тестов. Кроме того, участились случаи их выселения из арендованных помещений.

Такое отношение логично вызвало негативную реакцию со стороны представителей афроамериканских сообществ. Однако, наибольший резонанс в китайском обществе вызывали не случаи предвзятого отношения по отношению к афроамериканцам, а, напротив, случаи их грубого поведения, как правило, спровоцированного таким отношением. Так, широко освещался в китайских СМИ случай нарушения требований самоизоляции в отеле бывшим игроком НБА афроамериканцем Джо Янгом (31 марта, Шанхай). После инцидента баскетболист извинился и пообещал придерживаться строгих карантинных правил.

Еще более вопиющим, безусловно, стал случай 2 апреля, когда гражданин Нигерии Оконквонве Чика Патрик якобы напал на медсестру и укусил ее при попытке побега из больницы в Гуанчжоу, где он держался в изоляции во время лечения коронавируса.

Резкое обострение ксенофобии по отношению именно к афроамериканцам и именно в Гуанчжоу частично может быть объяснено историческим фактом. В Гуанчжоу действительно существует большой афроамериканский район, который населяют, по разным оценкам, от 100 до 200 тысяч человек. Мелкие конфликты с местным населением здесь имели место давно, в то же время, длительное сосуществование китайцев с афроамериканцами, индусами и бангладешцами в Гуанчжоу фактически примирило перечисленные социальные группы.

Из это несложно сделать вывод, что описанный скачок ксенофобии по поводу так называемых «лаоваев» есть ничто иное, как продукт целенаправленной «накачки» истерии в информационном пространстве, что, и это очевидно, делалось по указанию свыше.

На следующий день после описанного случая нападения на медсестру, президент нигерийской общины в Гуанчжоу Максимус Огбонна дал интервью СМИ, в котором сообщил, что местные отели недавно выгнали на улицу около 100 афроамериканцев, никак не объяснив свои решения. Огбонна также отметил, что с недавних пор местные власти требуют проводить тестирование на коронавирус всех иностранцев, однако, для африканцев требуется еще и 14-дневный карантин, даже если они не были за границей в течение многих предыдущих месяцев.

Параллельно с этим отмечались и другие случаи распространения негативного контента по отношению к афроамериканцам. Это ожидаемо вызвало ответную негативную реакцию, в том числе, в отношении китайских властей, однако, некоторые иностранцы попытались занять примирительную позицию, и даже запустили флешмоб «Я не вирус».

К сожалению, такие жесты доброй воли не подействовали, ибо установка из Пекина требовала продолжения работы на повышение градуса негатива к иностранцам. Апогеем данной волны, провоцирующей межнациональную и межрассовую рознь, стал выпущенный пропагандистами КНР уничижительный по отношению к иностранцам «комикс». Он назывался 洋 垃圾 分类 图鉴 — «Иллюстрированное руководство по сортировке иностранного мусора».

Данное «творение» было опубликован 2 апреля 2020 года в аккаунте Jinli Qingnian (锦鲤 青年) мессенджера WeChat и мгновенно распространилось по китайскому сегменту Интернета. В комиксе виновных иностранцев распределяют по мусорным контейнерах в зависимости от степени вреда, который они могли причинить своим поведением. В конце комикса автор объясняет, что «Китай приветствует добрых и мирных иностранцев, а вот недобросовестным советует покинуть страну».

Безусловно, по своему содержанию комикс столкнулся с валом критики со стороны иностранцев в КНР, с первого дня начались официальные жалобы в компетентные органы Китая относительно разжигания межнациональной розни и расизма. Тем не менее, несмотря на многочисленные жалобы, в том числе, должностных лиц иностранных дипломатических миссий, комикс, под улыбки китайцев и традиционные лозунги 中国 加油! (Китай, давай!), продолжал циркулировать в сети до 7 апреля, пока не был заблокирован и удален.

Любопытно, что странным образом множество другого ксенофобского контента, который циркулировал в сети в марте, сейчас уже недоступно. Очевидно, он был удален органами китайской цензуры как такой, что «отработал», сыграв свою роль. Так, можно предположить, что на замену умеренному контенту начала марта, пришел резонансный контент второй половины месяца, который, в свою очередь, сменился откровенно ксенофобским контентом в конце марта — начале апреля 2020 года.

В настоящее время сложилась ситуация, при которой в китайском сегменте Интернет практически отсутствуют материалы, которые могли бы послужить доказательством целенаправленной и злонамеренной провокации расовой дискриминации и предвзятого отношения к иностранцам, тогда как необходимое общественное мнение на протяжении марта-апреля уже сформировалась. И, если грубо сформулировать его, то можно получить упомянуть следующие тезисы:

— вирус пришел от диких животных;

— мудрая власть КНР приняла необходимые меры для предотвращения его повторного появления;

— несмотря на враждебное отношение со стороны США, Китаю удалось победить эпидемию;

— иностранцы, которые ранее критиковали Китай из-за рубежа, теперь мешают «выздоровлению» страны изнутри;

— но КНР сможет «разобраться» и с этим вопросом.

Судя по всему, Китай под давлением целой цепочки негативных для него обстоятельств переходит от реализации концепции «мягкой силы» к более жестким мерам. И здесь явно берет пример с России, поведение которой в последние несколько лет фактически разрушает устои современного мира. И хотя ситуация в обеих странах начинает развиваться по очень похожему сценарию — радикальное падение экономики с явной  угрозой разрыва «социального договора» между народом и авторитарными вождями, вряд ли можно считать, что Китай выбрал удачный пример для подражания и такая политика оправдана.

Секция «Браво» группы «Информационное сопротивление»


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.