"Идеальный Рембо" — почему Росляков не мог сам осуществить теракт в Керчи

-

Читайте также

Жахливий злочин проти українського народу: посол ЄС виступив із заявою в День пам’яті голодоморів

Посол Європейського Союзу в Україні Матті Маасікас заявив у День пам’яті голодоморів про те, що комуністичний режим Сталіна убив...

Доба в зоні ООС: окупанти дев’ять разів порушили перемир’я на Донбасі. ВІДЕО

Протягом минулої доби, 28 листопада, збройні формування Російської Федерації та її найманці дев’ять разів порушили досягнуті мирні домовленості в...

Відділ спеціальних дій морської охорони у Одесі відпрацьовував висотну підготовку. ФОТО та ВІДЕО

Одним з найризикованіших елементів, які доводиться виконувати військовослужбовцям відділу спеціальних дій Одеського загону Морської охорони Держрприкордонслужби при забезпеченні штурмової...

Чем больше времени проходит со дня трагедии в Керчи, тем больше всплывает фактов, ясно говорящих о том, что это теракт, подготовленный ФСБ. Цепочка путинских преступлений «пиара ради» продолжается: взрывы домов в Москве в 1999 — и случайно сорвавшиеся взрывы в Рязани, убийство детей в Беслане в 2004 — и вот, в 2018 — оккупированный украинский Крым, и в нем снова мертвые дети. Да, это украинские дети — независимо от того, насколько им вынесли мозг московской пропагандой. Дети, оказавшиеся на оккупированной Россией территории, подвергнутые преступной пропагандистской и психологической обработке, и использованные Кремлем как мясо.

Итак, что же нового всплыло за эти дни?

Кто научил Рослякова стрелять?

Рослякова обучали стрельбе российские оккупанты, причем достаточно долго и всерьез. Последний цикл тренировок он прошел за неделю до керченской трагедии, на занятиях по «патриотическому воспитанию» в лагере «Артек». В стандартную программу подготовки «русского патриота» входили стрельба и минно-взрывное дело. 

Впрочем, в «Артек» Росляков приехал уже достаточно подготовленным и проэкзаменованным. 

Такая подготовка не была чем-то исключительным, придуманным исключительно для Рослякова. Милитаризация подростков носит в оккупированном Крыму массовый и обязательный характер. По ссылке — занятие со школьниками по минно-взрывному делу. Такие же занятия, но уже на постоянной и расширенной основе, наряду со стрельбой проходил и Росляков.

Слишком хороший Рембо

Но даже пройдя такую подготовку, вчерашний школьник не мог быть феноменально подготовленным «спецназовцем». Да, оккупанты, калечащие сознание крымской молодежи, дали ему некоторые навыки и привили вкус к стрельбе и убийству — но и только. Убивать людей на практике достаточно сложно, и речь не только о моральных аспектах. Остаются еще трудности практического характера. Люди, которых пытаются застрелить из дробовика, обычно убегают, прячутся. А в закрытом помещении, изобилующем поворотами, могут попробовать и сами напасть на стрелка, если тот действует в одиночку. К тому же расстрелять около ста патронов, — просто расстрелять, перезаряжая дробовик на ходу, уже достаточно тяжело физически. Кроме того, помповый дробовик вовсе не пулемет, и не рассчитан на то, что из него будут стрелять сто раз подряд без промежуточной разборки и чистки: и то, что у Рослякова не перекосило намертво патрон после 40-50 выстрелов подряд — вообще из области фантастики или компьютерной игры. Наконец, сотня патронов и две бомбы довольно много весят. Для того, чтобы активно перемещаться с ним по зданию, одновременно ведя прицельный огонь из дробовика, в течение времени, достаточного для убийства двух десятков человек и ранения еще 50, даже если допустить, что половина пострадавших попали под взрыв бомбы в столовой, нужна отличная общефизическая подготовка. Росляков никак не выглядел достаточно подготовленным для таких подвигов, со всеми поправками на то, что внешность бывает обманчива. Между тем, по официальной версии, он метко стрелял и быстро передвигался! И, кстати, сколько у него было времени? Десять минут? Двадцать? Полчаса?

И каким образом на оккупированных территориях, где как и в России действуют оружейные ограничения, 18-летний парень вот так запросто взял и получил разрешение на мощное оружие? Где он взял взрывчатку — официальная версия вообще не дает ответа на этот вопрос. Где взял столько денег: оружие, разрешения, патроны? Почему на видео так мало скорых и МЧС-ников, которые должны были приехать в заведомо большом количестве?

Что это было в действительности?

Сколько времени ехала полиция — или не полиция, а кто-то еще — на место происшествия? И кто именно прибыл, если это была не полиция? А на полицию это решительно не похоже — откуда, к примеру, взялась крытая машина с брезентовым верхом, явно не полицейская? Больше всего это напоминает Росгвардию — и есть еще несколько фактов, косвенно подтверждающих такую версию. Приезд же Росгвардии, а не полиции, которой похоже, вообще приказали в это дело не лезть, говорит о том, что оккупационные власти ждали теракта, притом, в известное им время, поскольку он был спланирован заранее ими же.

Обратившись к деталям, мы увидим, что реальной информации по делу в Керчи нет вообще. Всё, что выставлено в открытый доступ, при первой же проверке разваливается, оказываясь ложью.

Не стали исключением и видеоматериалы «с места событий». Крымское подразделение российской государственной ТРК «Вести. Крым» в воскресенье, 21 октября, выставило видео с камер наблюдения — но вскоре изъяло его из сети. Слишком уж очевидны были монтаж и подтасовки. Но видео успели скопировать и проанализировать по кадрам.

Подробный его разбор дан по ссылке. Диагноз все тот же: монтаж вперемешку с постановочными сценами, и ни слова правды в комментариях. Зрители из Керчи, знавшие местную остановку, отметили также, что часть сцен была снята в другом корпусе колледжа, где, по официальной версии, вообще ничего не происходило. Фальсификаторов выдал цвет перил.

Росляков на всех кадрах запечатлен в чистой белой майке, без загрязнений. И даже труп его тоже одет в чистую белую майку — после сотни выстрелов патронами 12 калибра в закрытом помещении. Версия о том, что он застрелился из дробовика в подбородок также не соотносится ни с положением тела, ни с его состоянием. Наконец, нет и достоверных сведений о действиях российских силовиков — подчеркнем еще раз – неизвестно, каких силовиков — которые вошли в колледж. А поскольку некоторые студенты в первые часы после теракта упоминали на камеру об автоматных очередях, которые они слышали — а потом эти свидетельства исчезли, то более чем вероятно, что большая часть погибших была убита именно силовиками: и Росляков, назначенный на роль маньяка-убийцы, и другие погибшие, назначенные на роль жертв.

Суммируя сказанное, приходим к тому, что все события были постановкой от начала до конца. Все сходится на том, что Рослякова и нескольких преподавателей пригласили поучаствовать в «контртеррористических учениях», которые якобы должны были показать готовность/неготовность учащихся колледжа к действиям в случае реального теракта, и помочь обезопасить их на случай таких событий. Им заморочили голову и использовали — скорее всего, под предлогом того, что теракты готовит именно украинская сторона — а затем ликвидировали. Поскольку теракт с трупами с самого начала был запланирован настоящий.

Зачем это понадобилось?

В керченском деле Россия пока не использует тему ни «украинского», и ни «крымскотатарского следа», и это, конечно, удивляет. Казалось бы, оккупантам выгоднее всего была бы именно такая версия. Ее уже готовы были продвигать все московские пропагандисты, они даже пытались проявить инициативу, выдвигая предположения и ожидая отмашки — но отмашки им не дали. Прошла, правда, новость о том, что Росляков незадолго до теракта якобы ездил в Украину «с неизвестными целями» — но эта сюжетная линия пока не получила развития. Ее явно придерживают в резерве, на тот случай, если нестыковок вылезет слишком много и понадобится громкий скандал, чтобы прикрыть разоблаченную ложь. К слову, для таких поездок у Рослякова должен был бы быть украинский паспорт — это раз. И украинские пограничники его поездок не подтверждают — это два.

Но, очевидно, сыграть этим козырем сразу россияне не могли. Прямые обвинения в адрес Украины, выдвинутые на первом этапе расследования, были бы неэффективны. В них, возможно, поверили бы в России — но за её пределами они только обострили бы подозрения в кремлевской причастности, вызвав уже упомянутые ассоциации «Москва-Рязань-Беслан».

Зато иррациональный теракт с невыясненными до конца причинами и зловещей недосказанностью позволяет манипулировать слухами и сеять страхи среди тех, кто якобы стремится вторгнуться в «крымский русский мир». Связь же теракта с Украиной оккупанты могут «нарисовать» и косвенно — например, через «Свидетелей Иеговы», к которым принадлежала мать Рослякова — и это тоже уже мелькало в российских новостях: мол, «веры они не нашей, какой-то американской».

Общее направление московских действий тут довольно очевидно: дальнейшая милитаризация оккупированного полуострова. Включая максимальное насыщение Крыма оружием, раздаваемого в руки тем, кто в достаточной степени обработан пропагандой, в первую очередь — молодежи, для превращения максимального числа крымчан в пособников оккупантов. Это указывает на то, что одним из сценариев, разработанных в Кремле, может стать попытка сдачи Крыма Украине — террористическая война, реализуемая руками распропагандированных росляковых. Тогда сдача будет «вынужденно отменена», что, по расчетам россиян, приведет либо к признанию Крыма российским — вот, мол, Россия пыталась его вернуть, но возник бунт местного населения — либо к большой войне против Украины, мотивированной «спасением русских крымчан».

Межведомственный след. Какова роль Росгвардии?

В керченском теракте прослеживается еще одна сюжетная линия — росгвардейская. Дело в том, что выдача разрешений на оружие недавно была передана из ведения МВД в ведение Росгвардии. И хотя к деятельности Росгвардии оружейное лицензирование прямого отношения к не имеет, это доходная область, фактический подарок Путина Золотову «для кормления». Естественно, что вокруг лицензирования немедленно началась борьба: МВД стремится удержать за собой хотя бы небольшую часть этого, весьма сытного, пирога, а на другую часть претендует ФСБ. Масштабный теракт вполне может стать фундаментом для усложнения лицензирования, и его дележа между тремя ведомствами. Очень похоже на то, что Золотов, понимая, что подарок Путина могут у него и отобрать, сыграл на опережение и организовал теракт, стремясь по максимуму отсечь от дележа МВД, и одновременно предложить разумную долю ФСБ. Впрочем, не исключена и инициатива ФСБ, стремящейся получить свою долю.

Почему так важно украинское расследование теракта в Керчи?

Украинская прокуратура Автономной Республики Крым, немедленно, еще 17 октября, открыла уголовное производство по факту событий в Керчи по статье «терроризм».

Об этом сообщил зам начальника отдела прокуратуры АР Крым Роман Мурачов на брифинге в Киеве. Это очень важный и очень верный шаг — как минимум, по двум причинам.

Во-первых, реальных организаторов теракта необходимо найти, доказав причастность России к военным преступлениям и терроризму на оккупированной территории. А, во-вторых, ведя такое расследование, можно постоянно поднимать тему о гибели украинских граждан в СМИ, снова и снова напоминая всему миру, что Крым — украинская территория, оккупированная Россией. Это тем более важно, что на международном уровне мир об этом явно подзабыл. Ни одна страна не выразила соболезнований Украине в связи с гибелью ее граждан в оккупированном Крыму!

Уместно было бы также попросить о помощи наших европейских и американских партнеров. Если Рослякова вели росгвардейцы или ФСБ — а они него наверняка вели, то следы этого, возможно, удастся отыскать в Сети. Кроме того, международное участие в украинском расследовании снова и снова будет напоминать о том, что Крым — это часть Украины, оккупированная РФ.

ИС

загрузка...

Свежее

Доба в зоні ООС: окупанти дев’ять разів порушили перемир’я на Донбасі. ВІДЕО

Протягом минулої доби, 28 листопада, збройні формування Російської Федерації та її найманці дев’ять разів порушили досягнуті мирні домовленості в зоні ООС на Донбасі. Такі дані...

Відділ спеціальних дій морської охорони у Одесі відпрацьовував висотну підготовку. ФОТО та ВІДЕО

Одним з найризикованіших елементів, які доводиться виконувати військовослужбовцям відділу спеціальних дій Одеського загону Морської охорони Держрприкордонслужби при забезпеченні штурмової висадки – спуск з гвинтокрила...