Как западные СМИ неумышленно помогают РФ вести войну против Украины, — Atlantic Council

-

Читайте также

Заголовок материала агентства Reuters был таким, что пропагандисты в Москве могли бы только мечтать: «Кремль боится, что украинская сторона возобновит гражданскую войну на востоке Украины». В нем были все ключевые элементы дезинформации, сопровождающей 7-летнюю российскую агрессию против Украины, умело втиснутые в одно предложение. Заголовок говорил, что конфликт на Донбассе — это «гражданская война», что Украина ответственна за любую эскалацию насилия, а Кремль якобы лишь обеспокоенный наблюдатель. Об этом в своей статье пишет эксперт Atlantic Council Питер Дикинсон, сообщает УНИАН.

В таком подборе слов не было бы ничего удивительного, если бы они были опубликованы государственным СМИ России. Однако они появились не на RT, Sputnik или любой другой платформе Кремля, замаскированной под журналистику. Это был Reuters, одно из самых уважаемых и авторитетных международных информационных агентств в мире.

Момент публикации Reuters был тоже максимально неудачным. Материал появился 31 марта, спустя считанные часы после того, как Командование армии США в Европе повысило уровень тревоги к высшей категории «потенциально неминуемого кризиса». Так американские военные отреагировали на поведение российской армии у границ Украины.

«Во время роста международного беспокойства из-за возможной большой эскалации необъявленной войны между Россией и Украиной Reuters принял чрезвычайно безответственное решение усилить утверждения Кремля без каких-либо оговорок или даже использования кавычек», — пишет автор.

Он добавляет, что ради справедливости стоит отметить, что информационное агентство было не единственным, кто нечаянно присоединился к информационной войне Кремля против Украины. Большинство международных СМИ за время с 2014 года в тот или иной момент столкнулись с аналогичной проблемой. Это не случайно.

Гибридная природа наступления Москвы против Украины умышленно создана так, чтобы вызвать простые ассоциации. Россия развернула запутанное сочетание обычных военных сил, наемников, добровольцев и местных коллаборационистов, чтобы создать завесу правдоподобного отрицания. И в то же время она маскирует всю операцию за многими слоями дезинформации.

Российские усилия, нацеленные размыть традиционные границы между миром и войной, усилили дебаты в международном информационном пространстве о том, как правильно охарактеризовать конфликт. На одном конце спектра Кремль возглавил попытки выставить вооруженное противостояние как «гражданскую войну в Украине». С другой стороны украинцы сами очень четко заявляли, что они имеют дело с российской агрессией, хоть и очень необычной.

Когда сражения вспыхнули на востоке Украины, начались значительные споры об идентичности участников боев. Много международных информационных организаций сначала говорили об «украинских повстанцах» или «украинских антиправительственных силах» даже в тех случаях, когда речь шла о русских, которые подтверждали свою национальность и то, что приехали в страну с целью воевать. Когда масштабы участия России начали становиться все более очевидными, такая терминология постепенно исчезла. Ее заменили на определения вроде «пророссийские сепаратисты» или «поддерживаемые Россией боевики».

Критики утверждают, что даже эти более точные термины не соответствуют полностью журналистскому обязательству информировать. Из-за отсутствия адекватного объяснения руководящей роли России в организации конфликта и управления им, элементы международных СМИ помогли войне Владимира Путина. Главное беспокойство вызывает то, как Россия смогла использовать традиционные журналистские подходы баланса и беспристрастности.

«Каждый студент журналистского факультета знает, что в каждой истории всегда есть две стороны. И правда лежит обычно где-то посередине между ними. Однако, эта похвальная привязанность к объективности сводится к абсурду, когда одна из сторон базирует всю свою стратегию на обмане. Проще говоря, не может быть разумной середины между реальностью и умышленной российской дезинформацией», — говорится в статье.

В таких особых условиях соблюдение проверенных временем правил журналистского нейтралитета служит легитимизации агрессора. Перефразируя старое выражение, можно сказать: «Чтобы зло победило, нужно лишь, чтобы хорошие журналисты оставались нейтральными». Поставленная выше здравого смысла журналистская объективность привела к опасно искаженному описанию конфликта в Украине.

Несмотря на то, что агрессия Кремля длится более 7 лет, репортеры международных СМИ до сих пор склонны применять подход в духе «он сказал, она сказала». Таким образом, они часто дают равнозначное пространство российским отрицаниям, несмотря на доступность убедительных доказательств, выставляющих на посмешище утверждения Москвы. В результате появляется международное освещение, которое зачастую значительно вреднее, чем фейки СМИ России, которые легко идентифицировать. Потому что обман проходит «мимо радаров» и пользуется тем уровнем доверия, о котором Кремль не может даже мечтать.

Репортажи, которые усиливают грубые возражения Москвы, еще более тревожат, поскольку нет разумных причин для сомнений в российском военном вторжении в Украину. Российских солдат ловили на территории Украины. А движение российской военной техники наблюдается часто. Многие люди, которые были прикрытием для наступления Кремля весной и летом 2014 года, теперь дали показания о детальной роли российских военных. А целое международное расследование уничтожения рейса MH17 на Донбассе — это сокровищница разоблачительных доказательств, которые ведут непосредственно к Вооруженным силам РФ.

Склонность международных СМИ добиваться беспристрастности, жертвуя точностью, не соответствует преобладающим настроениям на мировой арене. Колесо международной справедливости крутится очень медленно. Но Международный уголовный суд в Гааге признал российское вторжение на востоке Украины еще в 2016 году. Из-за этого Россия отказалась от участия в этом учреждении. Все 27 стран ЕС достаточно убеждены в вине Москвы, чтобы поддерживать действие санкций на протяжении 7 лет.

Недавно министры иностранных дел стран G7 дали понять, что теряют терпение до бесконечного обмана России. В совместное заявление дипломаты Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США включили четкое утверждение: «Россия — сторона конфликта на востоке Украины, а не посредник». Зато Москва пользуется поддержкой в ООН других стран-парий и диктатур, таких как КНДР, Венесуэла и Сирия.

Дикинсон напоминает, что прямо сейчас Россия стягивает войска к украинской границе. А высокопоставленные чиновники из Кремля делают размытые заявления о «возможном уничтожении Украины». И в такой момент точные репортажи необходимы, как никогда. Использование однозначного языка для описания российской войны против Украины не заставит Москву магическим образом отступить. Но это создаст остро необходимую четкость, которая может помочь сдержать дальнейшие эскалации и консолидировать международное общественное мнение против агрессора. Россия знает об этом, именно поэтому она так старается «мутить воду» и скрыть свою причастность к событиям в Украине.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

Ситуація в зоні ООС: окупанти продовжують порушувати режим припинення вогню

Збройні формування Російської Федерації й надалі ігнорують режим припинення вогню та обстрілюють позиції підрозділів Об'єднаних сил. Протягом минулої доби, 11...