Без малого два месяца назад,30 января, я опубликовал материал «Вмешательство России в президентские выборы в Украине: факторы влияния», и буквально за пару дней до старта всенародного голосования, думаю, имеет смысл проанализировать ситуацию уже в формате реалий сегодняшнего дня.

Так, в январе я сузил круг вмешательства Российской Федерации в президентские выборы в Украине до 4 основных направлений, а именно: ставки, явно или латентной, на наиболее удобного для Кремля кандидата; эксплуатацию прокремлевских и аффилированных СМИ; воздействие на волеизъявление, а так же создание информационных волн посредством киберпространства; использование хакерских атак для дестабилизации социально-общественной обстановки в стране.

В принципе, значительная часть из данных пунктов была применена кремлевской пропагандой, что, собственно, совершенно не удивительно. Хотя, если в целом охватить всю предвыборную эйфорию в Украине, то на эту тему можно написать целую научную работу в области проведения информационных операций.

В остальном же, мы с вами таки имели возможность наблюдать то, как Кремль, явно либо латентно акцентировал внимание на удобных ему кандидатах. Разумеется, украинскому избирателю прекрасно известны пророссийские представители политикума, но некоторые из них, что называется, открыли личико в буквальном и абсолютном смысле, в последние дни перед выборами.

Да-да, я имею ввиду именно Юрия Бойко, который за неделю до выборов встретился с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. В ориентации Бойко на Кремль никто и не сомневался, но это был настоящий вопль, раскрывающий сущность данного кандидата на все 146%. Тем не менее, наличие латентных пророссийских персон в избирательном бюллетене более чем достаточное и ставка на них делается, в первую очередь, информационной поддержкой.

И в плане информационной поддержки явных и латентных кандидатов Кремля, я так же оказался прав, поскольку за последние два месяца, профессия журналиста в Украине для меня окончательно сравнялась с профессией дамы легкого поведения. Именно через СМИ производился масштабный вброс зачастую фейковой и аховой информации, практически против каждого кандидата, но, как ни странно, в основном против того, которого непосредственно в Кремле называли наихудшим выбором для Москвы.

Что интересно, в ходе предвыборной гонки был широко задействован инструмент фиктивных социологических опросов, которые не отражали реального предпочтения электората. Огромное количество “независимых” социологических организаций представляли данные сомнительного характера, причем в них позиции того кандидата, против которого велась основная информационная атака, зачастую находились в хвосте ТОП-10, что вводило в своеобразный диссонанс – к чему такие старания по затоплению корабля аутсайдера?

Так же стоит отметить обилие преинтереснейшего компромата, который всплыл на ряд кандидатов именно в ходе выборов, хотя о некоторых из этих обстоятельств было известно еще два года назад. Манипуляция фактами и игра на популистских нарративах стали основной формой преподношения информации через практически все СМИ.

Разумеется, наиболее широко применялось в ходе данной избирательной компании киберпространство, ставшее как персонифицированной, так и завуалированной площадкой для дискуссий и плацдармом для наиболее токсичных вбросов, за которые невозможно наказать, например, повесткой в суд за оскорбление чести и достоинства.

Потенциал интернета российские спецслужбы уже давно использовавшие для ведения пропаганды, еще с середины 2000-х, в ходе этой предвыборной компании реализовали по максимуму, активизировав колоссальное количество ботов в таких социальных сетях как twitter, youtubе, facebook и т.д.

При этом широко использовался не только потенциал ботов (скриптовых программ имитирующих живого человека), троллей (живых пользователи выполняющих строгие функции, в данном случае – дискредитационные и демотивирующие) и лидеров общественного мнения, но и создание огромного массива потоковой персонифицированной информации, редко соответствующей действительности. Это позволяло забивать информационный поток, в частности через поисковые системы, ложной, либо принижающей достоинство кандидата информацией.

В частности, человек не использующийся, например, видеохостингом  youtubе, забивая в Google фамилию интересующего его кандидата, получал в ТОП-10 выдачи ссылку на то видео (или сайт, пост в блоге, статью на форуме/медиаплощадке) которые получали наибольшее распространение благодаря искусственному распространению и накручиванию.

Так же в полной мере были реализованы возможности рекламы в социальных сетях, а так же потенциал этих площадок для осуществления вбросов. В частности, одной из рекламных волн было сообщение о проведении в Киеве митинга воинов АТО, хотя сам митинг был акцией организованной не военными или ветеранами, а организацией ничего общего не имеющей с вооруженными силами. Нарратив заключался в ложном посыле о несогласии и противостоянии ветеранов и военных определенному кандидату.

На сегодняшний день остается открытым вопрос хакерских атак на объекты, как жизнеобеспечения Украины, так и серверы обеспечивающие подведение итогов голосования. Я ожидал регулярные атаки на энергосистему Украины, а так же ресурсы Казначейства, дабы максимально подорвать доверие к действующей власти и накалить обстановку, посредством перебоев электроэнергии и задержек по ряду выплат.

Между тем, не исключено, что именно последние дни перед выборами станут наиболее горячими по степени проводимых хакерских атак на данные объекты, дабы эффект деморализации носил точечный характер, с наибольшим КПД.

Так же хотелось бы отдельно упомянуть то, что в ходе выборов, равно как и на протяжении всего этого времени, мы с вами станем свидетелями огромного количества параллельных подсчетов, которые явно не будут совпадать с официальными данными, а потому, более чем гарантировано распространение нарратива о фальсификации выборов. Этот инструмент будет использован практически каждым кандидатом, а огромное количество сторонних подсчетов создаст эффект информационного белого шума, который так любит создавать Кремль. Вспомнить хотя бы пример с версиями о сбитом самолете рейса МН-17.

Между тем, не забываем, что на выборах в Украине будут присутствовать в более чем достаточном количестве международные наблюдатели и, в первую очередь от их вердикта будет зависеть признание действительности выборов в Украине мировым сообществом.

Так же хотелось бы отметить, что помимо всех упомянутых выше методов могут быть и будут, использованы факторы дестабилизации на линии фронта, на Донбассе, а так же избирательный потенциал оккупированных районов Донбасса и полуострова Крым. В том числе, применение поддельных документов или организованных групп избирателей с целью голосования за одного и того же кандидата.

Таким образом, степень напряжения накануне выборов не снижается, а наоборот, риски и активизация антиукраинских сил усиливаются. И в случае провала первоочередного плана по продвижение наиболее удобного кандидата/кандидатов во второй тур, мы с вами станем свидетелями не менее ожесточенного информационного противостояния и во втором раунде.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко