Как вы знаете, намедни разгорелся настоящий скандал, когда директор немецкой контрразведки BfV Томас Хальденванг в интервью DW сравнил российские СМИ RT и Sputnik с террористической организацией ИГИЛ, неонацистами, антисемитами и правым экстремизмом.

Такое заявление изрядно подорвало нестабильную психику некоторых кремлевских говорящих голов, в частности, главного редактора пропагандистского канала RT Маргариты Симоньян. Однако наше внимание в данном контексте должны привлечь несколько иные события, нежели блеянье главреда пропагандистской колонки.

Дело в том, что буквально на днях, в ходе саммита G-20, президент РФ Владимир Путин пригрозил мировому сообществу “зеркальным ответом” на действия против России. Разумеется, имелось в виду введение против РФ экономических и политических санкций. Но, вот ведь дилемма, экономически Россия не способна как-либо давить на развитые страны мира. В свою очередь, у Кремля всегда в запасе был инструмент, которым он пользуется при малейшем ощущении угрозы для себя – террор.

И вот тут, как-то мимо внимания украинских СМИ прошло сообщение о том, что вчера в Кабуле был совершен террористический акт, который унес жизни 34 человек. Ответственность за теракт взяло на себя радикальное афганское движение “Талибан”.

Конечно, Афганистан от нас и от Европы далеко, а потому к чему обращать внимание на такие “мелочи”. Если, конечно, не считать, что лидеры “Талибана” — частые гости в Москве, и Кремль их всячески пытается вывести с 2018 года на международный уровень политического диалога. Террористов в большую политику – шах и мат, цивилизованный мир!

А буквально на днях в Германии, в городе Мерзебург, полиция задержала подозреваемого в участии в терактах в Париже в ноябре 2015 года, когда погибло более 130 человек. Задержанным оказался 39-летний гражданин Боснии и Герцеговины, имя которого не афишируется. Но, в принципе, достаточно того, откуда он родом, ведь Балканы, где широко распространена сеть российских спецслужб, являются главным хабом террористической угрозы для ЕС.

Так, в том же теракте в Париже в 2015 году так называемые «игиловцы» использовали оружие с Балкан, а именно, из Сербии, в частности, завода “Застава”. 24 марта 2016 года был арестован один из подозреваемых в организации терактов в Париже Ред Крикет, у которого хранился целый арсенал оружия, значительная часть которого произведена была в Хорватии. А братья Коачи, которые атаковали редакцию Charlie Hebdo, также использовали вооружение, изготовленное в Боснии и Герцеговине.

Не так давно, в ходе полицейского рейда в Северном Косово, был задержан гражданин РФ, Михаил Краснощенков, работавший как сотрудник миссии ООН (УНИМК), но на деле являвшийся отставным полковником российской разведки ГРУ. Ещё раньше россияне пытались осуществить государственный переворот в Черногории, завершившийся полным фиаско и арестом офицеров ГРУ, курировавших местные пророссийские группировки, не редко – криминальные. 

А потому, когда директор немецкой контрразведки BfV Томас Хальденванг ставит российские СМИ в один ряд с террористическими организациями, он даже не столько сравнивает, сколько констатирует факт, что террор это тот гибридный инструмент Кремля, которым он давит на Европу за кулисами общеобозримого действа.

И в то время, как немецкий бизнес с распростертыми руками ожидает “Северный поток — 2”, а Бундестаг в большинстве своем отстаивает позиции Кремля; в то время, как президент Франции уже планирует будущую поездку на “Парад победы” в Москву в 2020-м, главы разведслужб берутся за голову от осознания того, насколько серьезно российский спрут запустил свои щупальца в ЕС, и насколько в этом ему способствовали сами же европейские политиканы.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко