Российская война фейковых новостей в Европе. Германия наносит ответный удар, — ИноСМИ

-

Читайте также

Окупанти активно будують нові укріплення на Донбасі — ГУР

За даними Головного управління розвідки Міністерства оборони України, зафіксовано  активізацію інженерних робіт у районах розташування з’єднань і частин 1 (Донецьк) та 2 (Луганськ)...

Это большие риски — эксперт о назначении лиц из шоу-бизнеса в СНБО

Кадровая политика власти по назначениям в Совет нацбезопасности и обороны людей, далеких от этой сферы, несет серьезные риски для...

США прокомментировали исчезновение венесуэльского шпиона в Испании

Представитель США по Венесуэле Эллиот Абрамс назвал исчезновение бывшего венесуэльского разведчика из Испании "неловкой ситуацией", передает ВВС. Уго Карвахал исчез...

Однажды утром в ноябре Саймон Гегелич, профессор политологии в Мюнхенском техническом университете, с удивлением получил срочное приглашение из канцелярии канцлера Германии Ангелы Меркель, с пожеланием узнать больше о его исследованиях по манипулированию настроениями избирателей  и получить оценку прошедших выборов президента США и влияния России на них. «В принципе, она хотела знать, что, черт возьми, происходит, — вспоминает Гегелич.

Ангела Меркель понимала, что прошедшие выборы – это только пролог для будущих выборов в Германии, запланированными на 24 сентября.  Также она осознавала, что ее попытка остаться на четвертый срок пребывания в должности может подвергаться тем же самым грязным трюкам, которые использовались в президентской гонке США, пишет Time. Будучи самым могущественным лидером Европы и самым решительным критиком Кремля, Меркель уже давно стала мишенью российских кампаний влияния. В 2015 году у ее политических союзников были похищены письма теми же русскими хакерами, которые впоследствии нацелились на президентскую гонку в США. За свою 12-летнюю власть Меркель также наблюдала за тем, как кремлевский аппарат СМИ продвигал свою кампанию против ее политики на разных языках, включая немецкий, английский, испанский и французский.

По словам Гегелича, ее беспокоили не только российские СМИ, распространяющие дезинформацию, а также автоматизированные алгоритмы, известные как боты, которые помогают фейковым новостям распространяться быстрее, чем политики или «разрушители мифов» могут развенчать их. Согласно исследованию, опубликованному этой весной Стэнфордским университетом, когда американским избирателям была показана серия таких историй о выборах в США, около 15% сообщили о том, что видели их во время президентской гонки, а  8% сказали, что они приняли их за правду. В июне, когда исследователи из Германии провели подобный опрос, 59% немцев сообщили о том, что видели поддельные новости в интернете, а 61% сказали, что это создает угрозу для демократии.

Поэтому правительство Меркель готовится к предстоящей борьбе. Ее коалиция в парламенте приняла закон в конце июня, который наложит штрафы, в размере более 50 миллионов долларов, на Facebook и социальные сети, которые не удаляют «незаконный контент». Этот термин включает в себя все — от провокационных высказываний и порнографии до преднамеренной пропаганды. «Ложные новости — это угроза нашей культуре дебатов», — заявил в январе министр юстиции Хайко Маас. Два месяца спустя, когда он представил проект Закона о защите сети журналистам в Берлине, Маас дал понять, что правительство стремится беспрепятственно регулировать социальные сети. «В социальных сетях, как на улице, должно быть так же мало терпимости к криминальной толпе, как на улице», — сказал он.

Политические лидеры в Вашингтоне хорошо знают эту проблему. В своем интервью телеканалу MSNBC, вышедшем в эфир 6 августа, советник по национальной безопасности Белого дома Макмастер сказал, что президент Трамп имеет «четкое понимание» режима в Москве.  Попытки Кремля подорвать Запад, по его словам, включают в себя «сложную кампанию подрывной деятельности, дезинформации и пропаганды, которая каждый день пытается расколоть Европу и настроить политические группы против друг друга … внедряя теории раздора и заговора».

Немецкий Закон о защите социальных сетей относится к числу более экстремальных реакций на эту кампанию, хотя это вряд ли единственная в своем роде реакция. Европейский союз также создал подразделение, предназначенное для развенчания поддельных новостей и российской пропаганды. Чешская Республика создала полицейское подразделение для сканирования социальных сетей на счет дезинформации и других «гибридных угроз». Президент Франции Эммануэль Макрон запретил работу двух российских медиа ресурсов, РТ и Спутник, в апреле этого года во Франции.

Все это указывает на то,  что инструменты политического саботажа продвинулись достаточно далеко, чтобы угрожать западным демократиям. «Демократия – это все о общественном мнении», — вспоминает Гегелич, рассказывая Меркель, во время ихней встречи. — «И если есть новые способы манипулировать общественным мнением, тогда мы увидим новый тип демократии».

В некотором роде это уже происходит. В эпоху, когда анонимные хакеры могут украсть секреты практически любого политика, и где Интернет-соединение — это все то, что нужно, чтобы заполучить аудиторию миллионов, то правила, созданные и поддерживаемые европейскими демократиями в течение десятилетий, начинают ломаться и терять свой смысл.

На данный момент, Россия и Германия стали самыми основными игроками в этой схватке, чтобы адаптироваться к условиям игры и, где возможно, изменить ее. Немецкие выборы будут серьезным испытанием: либо кампания разворачивается в той же атмосфере хаков, утечек и дезинформации, какой она была на прошлых осенних выборах в США, либо они будут прогрессировать в типично немецкой моде, упорядоченно и несколько скучно, согласно правилам, которые Правительство Меркель пытается переписать «на ходу».

Полиция поддельных новостей

Ричард Аллан, вице-президент Facebook по публичной политике в Европе, с удивлением следил за тем, как эти немецкие правила были приняты. Закон о защите социальных сетей, который должен вступить в силу в октябре, придаст социальным сетям новую, более весомую роль в политических дебатах. Вместо того, чтобы оставлять право судам или законодателям, чтобы решить, что представляют собой фейковые новости, диффамация или пропаганда, законопроект пытается сделать Facebook «арбитром правды», говорит Аллан. «И мы себя чувствуем не комфортно в данной ситуации».

Но ни одна из социальных сетей не может утверждать, что она является нейтральным каналом связи, равнодушным к тому, о чем говорят его пользователи. Этот пассивный подход закончился на выборах 2016 года. В течение недели после победы Трампа, Марк Цукерберг, соучредитель и исполнительный директор Facebook, признал, что общественность имеет право спросить о роли компании в распространении фальшивых новостей и о том, какое влияние это могло иметь на выборы. «Это очень важные вопросы, и я глубоко задумываюсь о том, чтобы правильно их исправить», — писал он в своем заявлении. Он также предупредил, что «определение  истины является сложным процессом».

Вместо того, чтобы играть роль правдивого источника, Facebook фактически передал эту функцию независимым контролерам фактов, которые просеивают бесконечный поток сообщений, статей, теорий заговора и слухов и пытаются установить правду. В США Facebook начал предупреждать пользователей о «спорном контенте» и предоставлять ссылки на надежные источники, как примеру агентство Associated Press. В Германии партнером по проверке фактов является исследовательский журналистский стартап под названием Correctiv, чья  редакция в центре Берлина.

Ютта Крамм, директор группы по проверке фактов, состоящей из четырех человек, не переживает о том, что поступают ли фальшивые новости из России или от ее идеологических сторонников на немецком правом фланге. Она только хочет отделить их пропаганду от проведения  выборов в стране страны. «Мы просто хотим быть готовыми к ним», — говорит Крамм, бывший редактор газеты «Berliner Zeitung». «Очень важно, чтобы мы принимали наши избирательные решения на основе фактов, а не лжи».

Ее задача — раскрыть эту разницу. Каждое утро, она получает электронное письмо от Facebook, содержащее сомнительный материал, выложенный в социальной сети. Большая часть его исходит от автоматических фильтров, которые предназначены для сбора фальшивых новостей и рекламы. Регулярные пользователи Facebook помечают остальные сообщения, которые они считают неправильными или оскорбительными. Результатом является цифровой беспорядок, который команда Correctiv просеивает в поисках сообщений, которые намеренно вводят в заблуждение и могут быть распространены.

Из редакции, стены которой представляют собой коллаж с наклейками и плакатами для кампаний по защите гражданских прав по всему миру, «разрушители мифов» сосредотачиваются на лжи, которая может нанести большой политический ущерб. «Мы не работаем со слухами о том, что какой-то парень о чем-то просто делится со своими кузенами», — говорит Жак Пезет, один из корректировщиков фактов. В Германии наиболее распространенные мистификации относятся к иммиграционной политике. Их цель — распространить ксенофобию и подорвать правительство Меркель, особенно ее решение в 2015 году принять сотни тысяч беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана. Некоторые из этих новостей связаны с воображаемыми или дико преувеличенными историями о мигрантах, которые нападают на немецких женщин или крадут животных для ритуальных жертвоприношений. Другие полагают, что правительство хочет забрать собственность у граждан Германии, чтобы разместить там больше мигрантов.

Когда такая история появляется в почте компании Correctiv, ее журналисты пытаются отследить первоисточник и подготовить отчет, раскрывающий его ошибки и фальш. Эта часть работы вряд ли носит новаторский характер. В США и Европе существует множество операций по проверке фактов, которые давно стремятся сохранить честность политиков и источников новостей. Что отличает Correctiv, это его способность, с помощью Facebook, «отфильтровать людей, читающих фальшивые новости», — говорит Крамм.

В рамках сотрудничеств,  Facebook согласился ставить предупреждающий ярлык рядом с спорными сообщениями. Идея состоит не в том, чтобы подвергать цензуре или удалению контент, а в том, чтобы заставить читателей дважды подумать об источниках, предлагая им возможность дважды проверить свои претензии. «Мы не из тех, кто делает проверку фактов, — говорит Аллан. «Здоровая экосистема — это та, в которой специалисты по проверке фактов выполняют свою работу, и они могут связаться с людьми через Facebook».

 «Воины информационной войны»

Подход, предлагаемый компанией Correctiv, по-прежнему позволяет распространять множество поддельных новостей. За последние несколько месяцев агентство разработало список основных сил в области пропаганды, прежде всего правых агитаторов, анонимных блоггеров и сетей ботов, которые генерируют или усиливают фальшивые новости. Они часто работают друг с другом, обсуждая какую-то проблему, которая привлекает их внимание или предлагает более широкую повестку дня.

Среди самых агрессивных представителей в этом списке — небольшое, но растущее российское агентство, известное как News Front, мультимедийный ресурс, который выставляет контент на нескольких языках, включая немецкий, испанский и английский. Имея около десяти сотрудников и несколько десятков сочувствующих по всему миру, оно входит в число самых обеспеченных ресурсов в российской медиа-экосистеме, хотя источники финансирования не совсем понятны.

Константин Кнырик, 28-летний основатель и редактор News Front, который позиционирует себя не как журналист, а как информационный воин в эпоху цифровых технологий, и что у него есть опыт и связи, чтобы доказать это. Будучи подростком в середине 2000-х годов, он стал активным членом Евразийского союза молодежи, группы  ярых русских националистов, которые приветствуют кампанию Москвы за восстановление утраченной ею империи после падения Советского Союза. Когда ему было всего 16 лет, Кнырик стал представителем этой организации в  Крыму, полуостров на юге Украины. Весной 2014 года, когда российские войска вторглись в регион и готовили его к аннексии, Кнырик возглавил колонну пророссийских военизированных формирований, чтобы захватить штаб-квартиру Крымского центра журналистских расследований, ведущего независимого источника новостей региона. Войска принудительно выгнали из офиса журналистов Центра и конфисковали их оборудование. Затем Кнырик создал свой News Front  на их месте.

Сегодня его издательство снимает свои передачи в студии в Симферополе, столице Крыма, под надзором со стороны кремлевских властей региона. Давая интервью по телефону в июне, Кнырик сказал: «Мы хотим, чтобы люди видели альтернативную точку зрения. Все, что есть у них в США и Европе — это информационный вакуум. Ихние головы забиты абсурдной ложью от официальных пропагандистских каналов».

Это излюбленное повествование российских государственных СМИ. Главный редактор, финансируемой Кремлем, сети RT Маргарита Симонян сказала газете TIME примерно то же самое в 2015 году: «Никто не показывает объективную реальность», — сказала она.

Его собственная редакция, утверждает Кнырик, не зависит от влияния правительства, а его финансирование исходит от онлайн-пожертвований и «сочувствующих бизнесменов». Однако журналистам News Front каким-то образом был предоставлен чрезвычайный доступ к российским вооруженным силам. Они часто появляются с российскими войсками и военизированными формированиями, сражающимися в Сирии и на востоке Украины, давая прямые репортажи с фронта.

Front News  редко претендует на поддержку традиционных журналистских стандартов. На его веб-сайте, сотрудники агентства представлены, как «добровольные бойцы информационной войны», чья миссия состоит в том, чтобы «защищать интересы российской цивилизации и показывать истинное лицо врагов российского мира». Спутник и РТ, российские представительства с открытым финансированием со стороны государства, стараются действовать как профессиональные медиа-компании, представляя российский взгляд на мировые события, не прибегая к прямому шовинизму и фальсификации. Их крымский «двоюродный брат», напротив, больше похож на военизированную единицу, которая более агрессивно продвигает те же цели и идеологию, не имея прямых связей с Кремлем. Сотрудники сайта в Европе часто публикуют свою работу анонимно, обеспечивая уровень защиты от властей. Главный стрингер для News Front в Германии, например, использует онлайн-псевдонимы, а Кнырик отказывается предоставить его настоящее имя. «Я беспокоюсь о нем и других наших добровольцах. Их могут арестовать», — говорит он так, как будто его журналисты в Европе – это солдаты, находящиеся в тылу врага.

В анализе деятельности России по влиянию в Германии, опубликованном в июне, лаборатория цифровой судебной экспертизы Атлантического совета, аналитического центра, базирующегося в Вашингтоне, определила News Front как один из трех основных пропагандистских ресурсов Кремля, наряду со Спутником и RT. Взятые вместе, эти три ресурса имеют значительную аудиторию в Германии, причем почти полмиллиона подписчиков на Facebook, которых достаточно для того, чтобы конкурировать с некоторыми из ведущих изданий страны. Согласно отчета лаборатории цифровой судебной экспертизы Атлантического совета, их основной актив, по-видимому, это надежная сеть немецких «усилителей», включая как автоматизированных ботов, так и реальных пользователей социальных сетей, которые помогают своим вирусным путем обмена и повторной передачи размножить их новости в тысячи раз. «Вместе эта сеть представляет собой потенциальный канал, посредством которого дезинформация может быть вставлена в немецкое информационное пространство перед выборами», — говорится в докладе.

Что впереди?

Если Россия и Германия наращивают свои линии фронта в этой новой информационной войне, власти в Европе все еще пытаются упорядочить свои силы. Брюссельская организация, известная как East StratCom, созданная Европейским Союзом в 2015 году для противодействия российской дезинформации, кажется, слабо укомплектованной для достижения этой цели.

С помощью сети НПО, дипломатов, аналитических центров и медиа-специалистов три журналиста East StratCom собирают еженедельный список фальшивых новостей и пытаются развенчать их на Facebook и Twitter. Но у агентства нет даже собственного бюджета, получая финансирование от бюджета ЕС для стратегических коммуникаций. И ее охват на платформах социальных сетей минимальный. На ее странице в Facebook только 17 000 пользователей, по сравнению с более миллионом пользователей у финансируемого Кремлем агентства Спутник.

Но есть ли смысл содержать огромное количество «разрушителей мифов»? Разоблачение мистификаций в Интернете часто привлекает к ним больше внимания, и  многие читатели склонны верить обману, пока он поддерживает их политические взгляды. «Поддельные новости всегда начинаются первыми, — говорит Питер Бургер, профессор Лейденского университета в Нидерландах, который изучает способы распространения дезинформации. «И даже если мы будем их проверять, то многие люди скажут, что мы просто либералы, оторванные от реальности, или часть какого-то заговора».

По его словам, лучший подход – это включение в учебную программу предмета по проверке фактов в школах и сделать учащихся более осведомленными об их источниках информации. Но этот образовательный подход потребует много лет, чтобы получить его плоды, а в то же время поддельные новостные технологии будут продолжать развиваться. В исследовании, опубликованном в июле, ученые из Вашингтонского университета создали программное обеспечение для «синтеза» видео Барака Обамы, в котором произносится речь, которую он никогда не говорил.

 «С технической точки зрения вы можете создать видеоролики, которые выглядят абсолютно так, как будто они настоящие», — говорит Гегелич, который продолжает консультации с правительством Германии после встречи с Меркель в ноябре прошлого года. В настоящий момент потребовалось бы несколько часов, а может и дней для проведения судебно-медицинского анализа, показывающего, что такое видео является поддельным, но к тому времени его воздействие будет практически необратимым. По крайней мере, это сделает избирателей в Германии или в других странах неуверенными в том, чему верить, когда они приступят к голосованию. «Это оставляет  сомнения», — говорит Гегелич. И этого может хватить, чтобы подорвать демократию.

Time, перевод группы ИС

Свежее

Окупанти активно будують нові укріплення на Донбасі — ГУР

За даними Головного управління розвідки Міністерства оборони України, зафіксовано  активізацію інженерних робіт у районах розташування з’єднань і частин 1 (Донецьк) та 2 (Луганськ)...

В Кремле явно назревает очередной раунд «передела» в ОРДЛО, — координатор ИС

Недавно в сети "всплыла" некая аудио запись с хронометражем в 20 минут 6 секунд, на которой ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО содержится разговор Александра Бородая и Владислава Суркова,...

Россия на учениях отрабатывала бомбардировку Одессы

Командующий ВМС Украины Игорь Воронченко сообщил, что российская авиация во время военных учений отрабатывала бомбардировки Одессы. По словам адмирала, количество кораблей Черноморского флота РФ...

Это может быть интересно