Пролог апокалипсиса: есть ли у Путина «красная линия»

-

Читайте также

В Госдуме РФ решили максимально упростить получение российских паспортов для украинцев и белорусов

В российскую Госдуму внесен законопроект, предусматривающий отмену тестовых экзаменов для претендентов на паспорт и гражданство РФ из России и...

Под Киевом ушел из жизни участник войны на Донбассе. ФОТО

В соцсетях сообщают о смерти участника войны на Донбассе из Обухова. «С прискорбием сообщаем: 10 декабря остановилось сердце воина 11-го...

В Екатеринбурге взрывы и пожар на химическом заводе, валит черный дым. ВИДЕО

В российском Екатеринбурге горит лакокрасочный завод, город заволокло едким черным дымом. Очевидцы сообщают, что возгорание сопровождают взрывы. В сети...

8 августа 2008 года войдет в будущие учебники истории как черная дата, переломный момент в жизни всей планеты. Именно в тот день Россия начала свою спецоперацию, которая закончится в 2014 году аннексией Крыма и войной на Донбассе. О этом пишет в своей колонке на сайте «Новое Время» обозреватель Борис Бахтеев.

Нет, смысл спецоперации состоял совсем не в том, чтобы подчинить себе Грузию и Украину, принести в эти страны горе и страдания. И даже не в том, чтобы восстановить Советский Союз, Российскую империю или какую-то еще Кондуит-и-Швамбранию.

Смысл спецоперации, которую начала Россия 8 августа 2008 года, состоял в том, чтобы захватить в заложники весь мир. Да, именно так. И результат, в общем-то, достигнут: страна, которая по численности населения уступает Пакистану или Бангладеш, и живет с продажи того, что выкопает из земли, теперь всему миру диктует свои условия. И следует признать: лучше или хуже, но это у нее получается.

Если наш мир — это несущийся в пространстве огромный самолет, то сейчас он захвачен одним из пассажиров. Совсем как во всех подобных случаях — начиная от Ди Би Купера и оканчивая 11 сентября 2001 года.

Положение осложняется тем, что никакой спецотряд не придет и не спасет — инопланетяне на помощь не прилетят. А случаи, когда захватчика обезвреживают сами пассажиры, может, в истории и были, но припомнить их вот так сразу не получается. Да еще обезвреживают так, чтобы спасти самолет и спастись самим. В этом и состоит принципиальное отличие нынешней ситуации от ситуации Второй мировой войны: тогда почти в самом начале главные союзники по захвату переругались и начали стрелять друг в друга. Сейчас же захватчик Россия, и она предусмотрительно обошлась без подручных.

И у Гитлера не было ядерного оружия.

А происходить стало то, на что и рассчитывал Путин. У кого-то из заложников появился стокгольмский синдром. Кто-то из них стал использовать ситуацию захвата для достижения собственных целей и борьбы с другими заложниками. Кто-то пытается задобрить захватчика, вызвать его расположение к себе. Кто-то — как Великобритания с ее брекзитом — решил пытаться спастись в одиночку, в общем-то, рационально полагая, что лишняя свобода действий не помешает, а обязательства перед ЕС связывают и сковывают.

У нас часто укоряют Запад: мол, нерешительный, пассивный, безынициативный, и даже эгоистичный. Дело в том, что очень многие в цивилизованном мире понимают ситуацию именно так, как описано выше. И просто растеряны. Элементарно не знают, что делать, чтобы не навредить, чтобы не сделать положение еще хуже.

Потому что и сама Россия все чаще напоминает так разрекламированную Путиным гиперзвуковую ракету: на сумасшедшей скорости несется к своей цели — взорваться самой, уничтожив вокруг себя все и всех. «Зачем вообще нужен мир, если Россия в нем не будет великой?» — в разных вариациях эта фраза уже не один раз звучала из близкого окружения Путина. Мировой самолет захватил не просто злодей — его захватил камикадзе.

И в этом состоит отличие путинской России от брежневского СССР. У Брежнева была четка красная линия, черта, за которую нельзя — ядерная война. И весь мир знал: сознательно наносить ядерный удар СССР не будет. Тогда все боялись другого — рокового недоразумения, сбоя в коммунистической системе управления.

У Путина красная черта неизвестна — и неизвестно даже, есть ли она у него вообще. Боюсь, что и сам Путин не знает, не дрогнет ли его рука. Наверное, впервые за последние столетия один из мировых лидеров исповедует идеологию «здорового авантюризма»: делай, что хочешь — и будь, что будет. Наверное, впервые за последние столетия один из мировых лидеров исповедует безрассудство — и даже если играет в безрассудство, то может и сам не заметить, как заиграется. Это прекрасно описали братья Стругацкие в повести «Трудно быть богом».

И вот что делать в сложившейся ситуации, мир пока что не понял. Времени нет: чем дальше, тем больше вероятность, что ситуацию станут воспринимать как нормальную, как данность. Но и резких движений делать нельзя.

До начала 2014 года такой ситуации еще можно было не допустить. Но никто не мог и предположить, что до нее на самом деле дойдет.

Свежее

Путинские угрозы по Фрейду или эхо Сребреницы

Мало кто обратил внимание, но раздосадованный итогами “Нормандского саммита” президент России Владимир Путин выдал в адрес Украины угрозу, которую...

Кабмін затвердив рішення, яке дозволить значно посилити охорону морських кордонів

Заступник міністра внутрішніх справ Сергій Гончаров заявив, що прийнятий Урядом України документ дозволить реалізувати вкрай важливий проект – будівництво україно-французьких патрульних кораблів для посилення...

Харьков оказался самым коррупционным городом Украины — опрос

За последние два года 42% харьковчан вынуждены были давать взятки или проявлять «благодарность» представителям местной власти. Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного социологической группой «Рейтинг». Согласно...

Это может быть интересно