Парад 9 мая в Минске как стратегическое поражение Кремля

-

Читайте также

В РФ открыли памятник белогвардейцу, убившему Чапаева

В селе Красное Оренбургской области открыли памятник полковнику Тимофею Сладкову, отряд которого убил командира Красной армии Василия Чапаева. Бюст...

Канадські інструктори місії UNIFIER значно розширюють співпрацю з Нацгвардією

У Національній академії Національної гвардії України відбулась зустріч представників Об’єднаної оперативно-тактичної групи ЗС Канади в Україні з керівництвом та...

Коррупция в Росгвардии: экс-заместитель директора задержан по подозрению в мошенничестве

Бывший заместитель директора Росгвардии генерал-лейтенант Сергей Милейко задержан по делу о мошенничестве, пишет «Медуза». По версии следствия, в 2012 году...

Проведение 9 мая военного парада в столице Беларуси, на фоне пандемии коронавируса, стало не только новым источником напряженности в отношениях Минска и Москвы, но и точкой крушения агрессивной политической, экономической и культурной экспансии России в регионе, символическим закатом доминирования Кремля на постсоветском пространстве. Об этом в своей статье для Newssky пишет кандидат политических наук Андрей Мишин.

В последние годы два «образцовых» государства-союзника накопили критический багаж недоверия и взаимных разногласий. Не сумев договориться о новом формате буксующей почти двадцать лет интеграции, разрешить перманентные конфликты в торгово-финансовой сфере, стороны ведут затяжную войну из-за принципиального спора о цене поставок энергоносителей.

Информационная составляющая этой войны в период борьбы с вирусом приобрела особо гротескные формы. Среди потока критики, особенно в телеграм-каналах (как самом эффективном на сегодня информационном оружии Кремля), доминирует опасная для режима Лукашенко идея, что «пора силой спасать братский народ от надвигающейся гуманитарной катастрофы». Белорусские телеканалы отвечают высмеиванием толкучки в московском метро, сюжетами как разоряется бизнес, пока Кремль поддерживает только особо приближенные корпорации.

На этом фоне, столь знакомая украинскому обществу «борьба» за День Победы стала своеобразной точкой апогея в центробежном движении Минска с орбиты влияния Москвы. Александр Лукашенко уже много лет упрекает Кремль в стремлении «приватизировать Победу» и использовать это как собственный идеологический нарратив. Стараниями белорусского лидера в Минске проходит не «Бессмертный полк» по российскому образцу, а собственная акция «Беларусь помнит!», белорусы надевают не георгиевские ленточки, а бутоньерки с цветком яблони и лентой в цветах государственного флага. Российское информационное агентство REGNUM даже жалуется: «Министерство юстиции Белоруссии третий год отказывает в государственной регистрации белорусской общественной организации „Бессмертный полк“, объединяющей активистов одноимённой международной акции памяти. В 2019 году власти Витебска, Минска и других городов Белоруссии препятствовали шествию „Бессмертного полка“, а представители госорганов запрещали ношение георгиевских ленточек».

Такие действия Минска, безусловно, подрывают политическую легитимность и региональное доминирование сегодняшнего российского режима, отстраивающиеся последние двадцать лет на имперско-советском фундаменте. И чем изолированнее становится российский режим за шесть лет оккупации Крыма и развязывания конфликта на Донбассе, тем в большей степени он настаивает на своей преемственности по отношению к СССР. Россия родилась в результате «величайшей геополитической катастрофы XX века», заявляет Владимир Путин. В этой формуле определена главная цель nation-building (нациостроительства) и внешнеполитической стратегии российского президента — реванш как ответ на геополитическое унижение, восстановление имперского величия в новой политической реальности. Поэтому аннексия Крыма и поддержка сепаратистских режимов на постсоветском пространстве подается общественности как восстановление исторической справедливости в рамках концепции правопреемства по отношению к СССР.

Главный элемент правопреемства и основа «имперско-советско-русской идентичности» — победа в Великой Отечественной войне. Отсюда чрезвычайное значение исторической политики как едва ли не главного инструмента управления сознанием масс внутри России и русскоязычного населения на постсоветском пространстве. Отсюда стремление подавить память о сталинских репрессиях— наследовать можно только хорошему, а значит, сталинский период не может быть плохим. Отсюда болезненные реакции на исторические исследования и учебники национальной истории новых независимых государств, в том числе Беларуси.

Целевой характер образа «Великой победы» в концепции самобытной «советско-белорусской идентичности» принципиально иной. Можно предположить, что изначально «велико-победная идентичность» от Александра Лукашенко была защитной реакцией на давление и преследование «либерального» Запада по науськиванию старых белорусских диссидентов, в частности Зенона Позняка, в интересах американских корпораций, с которыми в середине 90-х белорусский ВПК конкурировал на мировых рынках производителей оружия. В результате чего, перспективное «молодое лицо» белорусской политики быстро трансформировалось в зловещий образ «последнего диктатора» Европы. Еще в 1998 году эксперты американского фонда Карнеги писали, что демонизация персоны Александра Лукашенко была роковой ошибкой Госдепартамента. Белорусский лидер никогда не был пророссийским, его цель: создать новую идентичность белорусов и внедрить ее, чтобы тем самым оправдать свою власть. А значит проект «Республика Беларусь» вполне может иметь евроатлантический вектор, хоть и не сразу, и не настолько радикальный, как в республиках Балтии.

Следует отметить, что, если в Украине переформатирование общественного сознания с целью создания политической нации на евроатлантических ценностях с трудом, но движется, то в Беларуси долго пытались влить новое вино в старые советские меха. Проводимая политика «белорусизации», направленная на создание новой идентичности, столкнулась с рядом трудностей, в первую очередь, из-за сопротивления консервативной армейской среды и части профессорско-преподавательского состава.

По признанию самого Александра Лукашенко, в итоге государственная идеология не выкристаллизовалась, не удалось сформулировать даже национальную идею. Выделенные на эти цели бюджетные деньги были банально разворованы. Ситуация с нацстроительством кардинально изменилась осенью прошлого года, идеологическая работа активизировалась, когда белорусский лидер практически официально объявил курс на «политическую многовекторность» и заявил о своем намерения заменить европейской и проамериканской ориентацией, до сих пор политически безальтернативный союз с Россией. Речь Александра Лукашенко на военном параде 9 мая 2020 года наполнена именно этим новым смыслом: «Даже мысль изменить традициям, которые вот уже 75 лет прославляют историю Великого Подвига победителей, для нас недопустима. И пусть в этом году военный парад в Минске станет единственным на постсоветском пространстве, он пройдет в честь всех воинов, освободивших мир от нацизма. Мы преклоняемся перед подвигом всех жителей Советского Союза, бойцов движения Сопротивления Европы, наших союзников — США и Англии».

Следует отметить, что одобрительная реакция белорусов, старшего населения бывшего СССР, прежде всего, значительной части россиян, на военный парад в Минске, свидетельствуют о стратегическом поражении Москвы в сакральной составляющей политического доминирования в регионе. В Беларуси и в целом на постсоветском пространстве, идет стремительное формирование того, чего до сих пор не хватало Александру Лукашенко в его попытках дистанцироваться от Москвы, — базы общественной поддержки.

При этом белорусскому лидеру необходим определенный запас времени на экономическую диверсификацию Беларуси, которая должна стать базой политической «моговекторности», в перспективе создания нового, альтернативного политического кластера в Восточной Европе.

16 мая 2020 года первая саудовская нефть поступила на принадлежащий «Белнефтехиму» НПЗ «Нафтан» по логистической цепочке: Одесский порт, дальше по украинской железной дороге с возможным использованием украинской трубопроводной системы. Такая логистика для альтернативной нефти, предполагает и для нашей страны дополнительную базу экономического развития. Киев, Брюссель и Вашингтон получают ключ к эффективной стратегии, направленной против российской экспансии, создающей благоприятные условия для возвращения оккупированной части Донбасса и Крыма. Вместе с тем, Украина недавно присоединилась к санкциям против Беларуси. А значит, стратегам Офиса Президента Украины есть над чем задуматься.

Сумеет ли Александр Лукашенко закрепить достигнутые позиции, станет очевидным в ближайшее время: в 2021 году истекает срок аренды двух российских военных объектов в Беларуси — узла связи ВМФ РФ Вилейка и радиолокационной станции «Волга». МИД России надо договориться о продлении аренды до июня 2020 года…


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Ликвидация шахт в ОРЛО: оккупанты признались, что трудоустроили менее трети уволенных горняков

Только 30 процентов работников уволенных с ликвидированных оккупантами шахт получили новую работу. Этот факт признали в так называемом "фонде...

Бесчинства наемников РФ: чудом выживший после расправы ливиец сообщил подробности

Ливиец Мухаммед Абу Аджила Энбис, родственники которого были убиты наемниками российского ЧВК «Вагнер», рассказал, что спасся, притворившись мертвым, пишет агентство «Анадолу». Мухаммед в числе десятков...

На нацбезпеку і оборону в 2021 році Україна заклала майже 6% ВВП: інфографіка

У проекті державного бюджету на наступний рік загальний ресурс на національну безпеку та оборону країни становить 267,1 мрд грн або ж 5,93 % ВВП....