Российский посол в Беларуси Михаил Бабич на пресс-конференции в Минске на примере Крыма рассказал о том, что у территорий, которые интегрируются в состав России, начинается новая — счастливая — жизнь. Место, тема и контекст выступления обеспечили скандальность. Журналист издания «КоммерсантЪ» констатирует: господин Бабич делает все, чтобы показать, что в Минске он больше, чем посол.

Пресс-конференция Бабича, который является не только послом, но и спецпредставителем президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества с Белоруссией, была приурочена к пятилетию «крымской весны». Его получасовое выступление по этому вопросу можно свести к одной мысли: российский Крым — это полуостров свободы и процветания. И совсем не то же самое, что Крым украинский.

В составе Украины эта территория была якобы «депрессивной периферией», на которой «умышленно был снижен уровень социально-экономического развития», рассказал посол. Но после 18 марта 2014 года, когда был подписан договор о «вхождении Крыма и Севастополя в Россию», все изменилось. На развитие Крыма, напомнил господин Бабич, выделен триллион рублей, зарплаты там выросли в 2,5 раза, готовы мост через Керченский пролив, аэропорт в Симферополе, строится трасса «Таврида», школы, детские сады, запускаются электростанции. Еще, подчеркнул дипломат, якобы растет туристический поток, соблюдаются права всех национальностей и, наконец, «полностью закрыта тема» обеспечения безопасности полуострова.

В дни, когда все только о Крыме и говорят, еще один разговор о пятилетке мирного строительства не является чем-то необычным. Но не в том случае, когда это происходит в Минске, а спикером выступает Михаил Бабич.

Браторазводный процесс

Российско-белорусские отношения сейчас — это, по сути, непрекращающийся скандал. Он начался в декабре прошлого года. Тогда Москва открыто и весьма жестко поставила вопрос о том, что если Минск и дальше хочет пользоваться экономическими преференциями, вроде дешевых нефти и газа, нужно углублять интеграцию союзных стран. Президент Александр Лукашенко эти устремления не менее жестко раскритиковал, заявив о попытках «инкорпорации» его страны в состав России. И стал при каждом удобном случае говорить о сакральности для Белоруссии ее суверенитета и независимости.

Незадолго до пресс-конференции температура в отношениях Москвы и Минска подскочила еще на несколько градусов. 14 марта «РИА Новости» опубликовало интервью с послом РФ, в котором Михаил Бабич оценил уровень российской поддержки Белоруссии в $5–6 млрд в год. И повторил тезис о том, что, если Минск хочет внутрироссийских цен на газ, компенсацию налогового маневра, более дешевых кредитов и прочих благ, нужно выполнять положения союзного договора о единой денежно-кредитной, налоговой, таможенной и прочих политиках, а также в части формирования «институциональных органов управления Союзного государства».

Отвечая на критику президентом Лукашенко российской позиции, Михаил Бабич отметил: «Не надо учить Россию и ее правительство, как жить, тем более что желающих в мире и так хватает». И добавил: «Правительство РФ под руководством президента добилось таких результатов, которые обеспечивают успешное развитие не только России, но и в значительной степени способствуют стабильному социально-экономическому развитию Белоруссии».

На следующий день, 15 марта, официальный представитель МИД Белоруссии Анатолий Глаз заявил: «Отношения между нашими странами и народами гораздо более глубокие и всеобъемлющие, нежели искусственный, подтасованный набор цифр, за которые регулярно хватается российский дипломат». «Но это его право определять для себя планку, которая превращает его в счетовода либо подающего надежды бухгалтера»,— сказал господин Глаз, добавив, что посол России «просто не понял разницы между федеральным округом и независимым государством».

В тот же день раздались сразу несколько ответных залпов. Заместитель главы МИД России Григорий Карасин заявил, что Москва вправе рассчитывать на более уважительное отношение к своему послу. Высказался и Михаил Бабич. Он выразил уверенность, что «пена сойдет», но от выпада не удержался: «Мы понимаем, что это рядовой клерк сформулировал позицию, которая нам, так сказать, хорошо понятна и известна».

Больше, чем посол

Дипломатический спарринг заранее придал намеченной на 18 марта пресс-конференции дополнительную скандальность. Сразу несколько белорусских независимых изданий, включая популярный портал tut.by, ее бойкотировали. Не стало присылать репортера и крупнейшее в стране государственное информагентство «Белта».

Тех, кто на пресс-конференцию пришел (их было около трех десятков), организаторы очень просили придерживаться крымской темы. Но послу Бабичу опять пришлось говорить о недавней пикировке с белорусским МИДом и комментировать «крымский сценарий» для Беларуси.

Вновь комментируя выпад Анатолия Глаза, Михаил Бабич сказал, что «кое-кому кое-где в какой-то момент почему-то показалось, что посол — это такой, знаете, ванька-встанька: сходил на прием, сказал какие-то красивые слова, отправил куда-то какую-то ноту, кого-то встретил, проводил». «Эти люди или забыли, или в силу высокого своего профессионализма никогда и не знали, что, в соответствии с международными законами и национальными законодательствами, посол — это высший официальный представитель своего государства»,— заявил господин Бабич.

Отдельно он высказался на тему бухгалтерского учета: «Если твоей стране нужно, чтобы посол на какое-то время стал бухгалтером, а когда это еще хороший бухгалтер или подающий надежды бухгалтер, это гарантирует твоей стране, что ее не обсчитают, не ошельмуют, а, наоборот, экономические взаимоотношения со своим партнером будут прозрачные, понятные не только для чиновников, но и для граждан всех государств, которые в этих отношениях принимают участие».

Публичная полемика с белорусскими властями не единственное занятие Михаила Бабича. Он в целом избрал несвойственную для российских дипломатов линию поведения. Регулярно совершает поездки по Белоруссии и посещает предприятия, как любит делать Александр Лукашенко. Но, главное, встречается с белорусской оппозицией: 12 марта он принял лидеров общественной кампании «Говори правду», чьи представители ранее участвовали в парламентских и президентских выборах. Недавно дипломат и вовсе заявил, что российская сторона не против диалога с белорусской оппозицией. Ничего подобного раньше нельзя было представить.

«Предыдущий посол (предшественник господина Бабича Александр Суриков) иначе себя вел. И тем более не вступал в прямую полемику с Лукашенко»,— говорит в беседе с “Ъ” руководитель экспертной инициативы «Минский диалог» Евгений Прейгерман. О встречах же послов России с оппозицией, по его словам, вообще никто никогда не слышал: «Тем более не помню, чтобы это делалось настолько подчеркнуто. Бабич говорил, что он открыт к диалогу со всеми оппозиционными структурами. Интересно, как бы в России восприняли, если бы посол Беларуси встретился с Алексеем Навальным? Когда немецкий посол встречается с оппозицией — это одна история, а когда российский — другая».

Евгений Прейгерман уверен, что Минск не хочет, чтобы посол России был больше, чем посол, и явно «не хочет подчеркнутой роли Бабича, которая будет его выделять». Проблема в том, что это желание явно не совпадает с планами российского дипломата. А значит, впереди новые скандалы.

Владимир Соловьев, «КоммерсантЪ»