Простые решения простых людей: Эпидемический путь по кругу, часть 2

-

Читайте также

Итак, в Украине и мире продолжают регистрировать все больше и больше случаев нового и еще не изученного заболевания, под названием «коронавирус». А значит, фактически у нас появился еще один участок фронта и нам стоит это признать.

И чем больше горя и смертей несет этот вирус по свету, тем больше людей хочет узнать виновника «торжества», то есть страну, скажем так, изготовителя данного многоштаммового продукта, случайно вышедшего из-под контроля создателей в результате халатности, или же в результате аварии на секретном заводе в Екатеринбурге, или же… В любом случае, я думаю, что мир в конце концов узнает правду. И, по-хорошему, виновник должен будет не только посидеть на скамье подсудимых в Гааге за геноцид, экоцид и убийства миллионов жителей Земли, а и компенсировать странам экономические и моральные потери, которые они понесут в результате карантина и пандемии.

Знаете, все преступления раскрывают. Раскроют и это. И как бы старательно создатели мирового хаоса не прятали концы и свои шаловливые ручки, технологии сейчас позволяют и отследить, и найти место «утечки».

В первой части анализа эпидемиологических очагов, регулярно возникающих по территории СССР и РФ, я писала именно об этом, о том, что все попытки скрыть трагедии, терпят крах. И пусть даже через время, все тайное становится явным.

СССР и РФ были лидерами по регулярным вспышкам инфекционных и вирусных заболеваний. И советские люди были тщательно ограждены от подобной информации, никогда не эвакуировались из очагов заражения, не получали компенсации. А врачей, зачастую студентов медВУЗов, просто без средств защиты отправляли брать мазки и заборы в очаги инфекции, в школы, детсады, предприятия. Советский человек был беспечен, так как не имел доступа к банальным средствам гигиены-мылу, воде, чистым туалетам, одноразовым шприцам, одноразовой посуде. Поэтому советскому человеку государство внушало мнимую защиту и заботу – «у нас эпидемий и болезней нет, это только у загнивающего Запада», «вирусы и инфекции к советскому человеку не пристают». Поэтому, советский человек спокойно относился к эпидемиям краснухи, кори, скарлатины, гепатита, желтухи, ветряной оспы, дизентерии, туберкулеза. Для него это были банальные болезни. Все болеют, в этом нет ничего страшного, так говорили в СССР о болезни Боткина, ветряной оспе, дизентерии и других болезнях со страшными для здоровья последствиями.

Кто читал первую часть этого исследования, открыли для себя много нового об эпидемиях в СССР. А те, кто прошел, да еще и был непосредственным участником этого Ада, например, врачи, медсестры, те пережили еще раз страшные минуты воспоминаний о том, как они без перчаток и масок брали маски у детей, больных скарлатиной, коклюшем, дифтерией.

Школы в СССР если и закрывали на карантин, то на неделю и только. Если грипп. От последствий гриппа, в СССР никто не умирал. Больничный? – три дня по ОРЗ.

Дети, советские дети и их родители, приучены идти в школу и на работу с насморком, чихающие, кашляющие с температурой. Они не видели в этом ничего страшного. Их так учили. Это норма поведения советского человека, которую он (импринтинговые знания) передает поколениям.

Почему так важно изучать вот эти, старательно спрятанные в архивах КГБ, документы и исторические факты об эпидемиях в СССР и РФ? Все просто, в них мы увидим все причины, по которым сейчас люди беспечно смеются над карантином, чихают и кашляют в магазине и на остановках, ходят на предприятие больные (ой, простыл), отпускают больных детей в школу и детсад (не с кем оставить дома). Беспечность вложена в советского человека на генном уровне, как и уверенность в том, что государство его защитить от его неумения соблюдать гигиену. И чем больше в руководстве страны советских людей (не обязательно родившихся в СССР, старых партократов, достаточно их детей, воспитанных в стиле советского человека, с импринтинговыми знаниями, да чихать я хотел) тем меньше у нас шансов выжить в случае, вот, пандемии.

В крови советского человека руководителя — скрыть, промолчать, подтереть цифры и анализы, обмануть, выгадать для себя.

В крови советского человека обывателя- халатно отнестись к себе, близким, окружающему миру, личной безопасности.

Эта пандемия большой урок для нас всех. И экзамен. Экзамен на честность. На мобилизацию. На самоуважение. На жертвенность. На государственность.

Поверьте, ничто так не раскрывает человека, не выводит на свет все его тени, как война, болезнь и голод.

Нам предстоит долгий путь осознания и открытий. Мы станем свидетелями государственного и общественного мародерства, и власти криминала, и падения нравов, и обнуления морали. Я все это видела на Донбассе, с началом войны. Когда люди, в которых ты еще вчера был уверен и готов был с ними разделить кров и кусок хлеба, сегодня грабят твой дом, алчно шарят по его углам, пишут доносы, радуются убийству.

Болезни плоти приводят к болезням духа. И если общество слабо, дух его слаб, то к власти приходят Сталины, тоталитаризм, а пролетариат и люмпен танцует на руинах музеев и театров.

Запомните, война и хаос, не для интеллигенции. Это мир люмпена. И он в нем, как рыба в воде. И он выживет. Так как он умеет и любит убивать.

Сильные страны, государства и нации, выйдут из пандемии достойно. Слабые? Возможно исчезнут, как таковые.

Я более чем уверена в  искусственном происхождении «короны», если быть точнее, в лабораторном. Ведь люмпен, получивший власть, тут же начинает мечтать о мировом господстве, а значит, желающие поиграть в игры с биологическим оружием, все еще живут рядом с нами, в странах с тоталитарными режимами. Ведь именно этот режим любит люмпен, Охлос, как принято толерантно называть эту прослойку общества.

И хотя Женевский протокол (Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) – первый международный договор о разоружении, запрещающий производство целого класса вооружений) подписали многие страны, тем не менее, тайные разработки биологического оружия не прекращались.

Подписание в 1925 году Женевской конвенции стало первой попыткой человечества взять в жесткие правовые рамки использование биологического оружия. Тогда две страны не присоединились к ней — Япония и США.

 В 1972 году правительствами 22 государств был ратифицирован новый договор, получивший название Конвенция относительно биологического и токсинного оружия. Он вступил в силу в 1975 году. Конвенция запрещала разработку, производство, хранение и приобретение биологических агентов, которые могут быть использованы как оружие и, собственно, биологического оружия. К ней  уже присоединились 143 страны, так как цивилизация начала осознавать свою ценность, как и ценность мира без войн. Каждые 5 лет соглашение пересматривают, последний раз это произошло в 2006 году.

Я не буду рассказывать о каждой из 12 стран, которые, скорее всего, обладают биологическим оружием, ну, по крайне мере у мирового сообщества есть веские подозрения на этот счет. Остановлюсь на нашем агрессивном соседе — РФ.

СССР, а затем Российская Федерация, с 1972 до 1992 года работали над разработкой биологического оружия. Чтобы не стать международным изгоем, в апреле 1992 Борис Ельцин в рамках международных договоренностей ограничил эту программу, обязавшись сократить штат сотрудников биологических лабораторий до 50% и предоставить информацию ООН относительно видов биологического оружия, над которыми работали российские ученые, а также закрыть разработку новых мутантных биологических штаммов и эксперименты с их использованием. И вот тогда и выяснилось, что за долгие годы существования программы по разработке биологического оружия, советские гуманные и миролюбивые ученые успели поработать над перспективами использования: ботулотоксина, сибирской язвы, бруцеллеза, чумы, туляремии, брюшного тифа, Ку-лихорадки. Эксперты международных организаций утверждают, что результатом экспериментов советско- российских ученых стала разработка генетически модифицированного возбудителя чумы.

Рядом с РФ есть еще одна страна, которая неустанно вынашивала планы по уничтожению мира. Китай присоединился к Конвенции в 1984 году. Хотя, подписав соглашение  в 80-е в Китае активно продолжалась разработка биооружия. Последние вирусные события, всколыхнувшие мир, касающиеся возникновения атипичной пневмонии и птичьего гриппа, в очередной раз бросили тень именно на эту страну.

И вот вспышка нового вируса (коронавируса) в китайском городе Ухань. И сразу появляются вопросы же, да? Вот только если Китай сам не стал жертвой в биологических играх. Но, повторю, пройдет еще много времени, пока мир сможет найти ответы на эти вопросы.

Или не много. Ведь, как правило, зарвавшийся игрок, потерявший берега, вкусивший крови и власти, теряет чувство самосохранения, и начинает играть в открытую, а значит, выдает себя.

И вот  мир начал отчет черных дат. Страны. Судьбы. Количества.

И только РФ до последнего отказывалась от наличия корона-вирусных больных на своей территории, хотя на территории РФ вернулось достаточно много и туристов, и гастарбайтеров из очагов заражения.

В унисон с ней пели и «республики», так называемые «лнр» и «днр», а также оккупированный Крым, хотя на их территорию попали не только жители ОРДЛО, так же вернувшиеся из очагов заражения (те же туристы и гастарбайтеры), но и военные российские ихтамнеты, прибывшие по ротации из дальнего Востока.

Так, например, через всю РФ и ОРДЛО к месту жительства и службы, вернулся в феврале 2020 года опочленец с позывным «Ли» по фамилии Дон, я писала об этом- https://sprotyv.info/obshchestvo/virusy-tozhe-front-ili-po-sledam-sanzharskoj-istorii-chast-2

Дон Николай Тимофеевич 1982 года рождения, до военного конфликта на Донбассе проживал в г.Енакиево, сейчас живут в Донецке на отжатой квартире. Позывной «Ли». Этнический китаец, житель Донецка, служащий «народной милиции днр», который попал в поле зрения врачей с подозрением на коронавирус, гражданин Украины, но уже получил «паспорт днр», так как в 2014 году присоединился к сторонникам отделения части Донецкой области от Украины, принимал активное участие не только в «референдуме», но и воевал на стороне коллаборационистов-оккупантов. Женат на гражданке Украины, жительнице Донецкой области, которая также воюет в «народной милиции днр» на стороне оккупантов. Семья имеет трех детей. До госпитализации мужчина проживал со своей семьей в большом доме пригорода Донецка – пгт. Ясиноватая, ул.Дачная, 82. Жена – Полтавская (Филиповская) Татьяна Юрьевна 1985 года рождения, уроженка пгт. Новотроицкое, Донецкой области. Две дочери – от первого брака Мария и Ариана. От второго брака с Николаем Дон есть сын.

Со времени приезда «Ли» из Китая и до его госпитализации, опочленец Дон Николай Тимофеевич проехал пол РФ, побывал в Ростове-на-Дону у родни, приехал через «республики» домой в Донецк, пообщался с семьей и друзьями, и еще неделю прослужил в военной части, и только после этого был госпитализирован на карантин один. Один! Все, кто с ним контактировали, даже не проверялись врачами.

В РФ и ОРДЛО «корону» назвали «вирусной пневмонией» -между прочим, точно так же, как и в мирных частях Украины. И, синхронно пошли по пути –нет болезни, нет проблем.

И ни в одну веселую и находчивую голову не пришла мысль, что вирус, он не выбирает –вот это наш депутат, вот это богатый, вирус не имеет понятия «свой-чужой», мол, вот это враг-ату его, вот это друг-не трогать.

Именно поэтому в пандемию Украиной были проданы все медицинские маски, вскрыт Госрезер, именно поэтому продается зерно, стратегические запасы продуктов, именно поэтому «нет болезни-нет проблемы». Но, не получилось. Вирус пришел и к депутатам, и к олигархам.

ОРДЛО, как и РФ, как и Украина, не провели достаточно эффективных карантинных мер для всех вернувшихся из очагов заражения.

В Украине устроили цирк с обсервацией тех, кто уже ее отбыл в Китае, сделал там тест и приехал здоровым (Санжары) https://sprotyv.info/obshchestvo/virusy-tozhe-front-ili-po-sledam-sanzharskoj-istorii-chast-1 https://sprotyv.info/obshchestvo/virusy-tozhe-front-ili-po-sledam-sanzharskoj-istorii-chast-2 и, несмотря на предупреждения, своевременно не закрыли на обсервацию всех вернувшихся в Украину из возможных очагов заражения — из Италии, Германии, Франции, и других стран, включая РФ и оккупированные территории — https://sprotyv.info/obshchestvo/novosti-iz-zony-tihoj-postupju-idet-koronavirus

Сокрытие — страшное преступление против своего народа, а, впрочем, как и мародерство, как и беспечность в условиях войны и пандемии.

Неужели мы, независимая Украина, снова возвращаемся в СССР, во времена тайн, грифов совершенно секретно, блата, помощи братским странам в ущерб своему народу. Как скоро Голодомор? Ведь про него так любили шутить наши веселые и находчивые.

Я думаю, что придет время и эти преступления будут раскрыты. Нам бы дожить до этого времени.

А пока, я бы хотела предложить читателям еще одну поучительную историю. История — это замечательная вещь. Если жить прошлым, можно деградировать. А если учиться у прошлого, делать выводы из ошибок прошлого, то можно эволюционировать. И, знаете, я не удивлюсь, если в череде тех страшных канувших в лету событий, вы увидите наше сегодняшнее. А это значит, что мы не выучили уроков прошлого, и продолжаем свой путь по эпидемиологическому кругу.

Цитата: «Засорился фильтр, я его снял. Фильтр следует заменить». Такое напоминание на клочке бумаги оставил работник завода Военно-биологического центра Министерства обороны СССР («Объект 19») своему сменщику, когда отправился домой вечером в пятницу.

Фильтры на заводе отвечали за очистку воздуха из рабочей зоны цехов, занятых под производство культуры сибирской язвы в сухой форме. Технологический процесс предполагал высушивание бактериального бульона до порошкообразного состояния, что требовало особых мер безопасности. Для того чтобы ни одна спора не вышла за пределы предприятия с током воздуха, на заводе работала вытяжная система, поддерживающая пониженное давление внутри.

Подполковник Николай Черышев, начальник смены на предприятии, 30 марта 1979 года тоже спешил домой и по какой-то неведомой причине был не в курсе отсутствия фильтра. В итоге работники вечерней смены (производство было организовано в три смены), не обнаружив записи в рабочем журнале, спокойно запустили оборудование. Более трех часов завод выбрасывал в воздух ночного свердловского неба порции высушенной культуры сибирской язвы. Когда отсутствие биозащиты было обнаружено, производство экстренно остановили, поставили фильтр и спокойно продолжили работу.

Так как работа завода и сам факт его существования были глубоко засекречены, о выбросе никого не оповестили. А уже 4 апреля появились первые заболевшие с диагнозом «пневмония». В дальнейшем большинство из них умерло. В среднем после 4 апреля каждый день умирало четыре-пять человек, подавляющее большинство из них были мужчины. Объяснялось это просто: вечером в пятницу на близлежащем керамическом заводе, попавшем в зону поражения, работала ночная смена, состоящая в основном из мужчин. Да и прогуливались в столь позднее время в закрытом городе далеко не дамы с колясками. Однако позже у вездесущих американских спецслужб создалось впечатление, что специалисты из советского «Биопрепарата» (программа создания биологического оружия в СССР) создали уникальный штамм сибирской язвы. Поражать он способен только мужчин, распространяется аэрозолями, не лечится и не передается другому человеку — чем не идеальное оружие?

Примечательно, что выброс спор ветром понесло от завода в южном и юго-восточном направлении, особенно не поразив сам закрытый город. А вот военному городку № 32, предприятию «Вторчермет» и поселку у керамического завода досталась своя доза биологического оружия.

Подозрения на легочную форму сибирской язвы появились только 10 апреля, когда в морге больницы №40 патологоанатом Гринберг Л.М. и Абрамова А.А. вскрыли первый труп. Однако официальной версией стало заражение через мясо с местного рынка. По этому поводу в газете «Уральский рабочий» писали:

«В Свердловске и области участились случаи заболевания скота. В колхоз был завезен низкокачественный корм для коров. Администрация города убедительно просит всех свердловчан воздержаться от приобретения мяса в «случайных местах», в том числе на рынках».

С аналогичными призывами по всему городку и близлежащим населенным пунктам расклеили листовки, а также обратились с экранов местного телевидения. До сих пор эта версия является официальной и приоритетной. Для ликвидации вспышки сибирской язвы из Москвы вылетел генерал-полковник, доктор медицинских наук Ефим Иванович Смирнов, в ту пору начальник 15-го управления Генерального штаба Вооруженных сил СССР. С собой генерал привез группу высокопоставленных офицеров и врачей. Петр Николаевич Бургасов, министр здравоохранения СССР, эпидемиолог по специальности, также прибыл на место трагедии. В дальнейшем все эти люди до конца жизни будут отрицать причастность предприятий Свердловска-19 к вспышке сибирской язвы в 1979 году. А Бургасов даже предложит свою версию событий, отличную от официальной, но о ней позже.

Очень интересно выглядит откровение президента России Бориса Ельцина, которое было опубликовано в «Комсомольской правде» в 1992 году, где он указал, что КГБ все-таки признал причастность военных биологов к эпидемии. Ельцин также фактически признал наличие в СССР программы разработки запрещенного всеми конвенциями биологического оружия, а также упомянул о подписании им постановления о закрытии «Биопрепарата». И, конечно, в эпоху открытости обо всем этом Ельцин рассказал лидерам США, Франции и Британии. А вот в 1979 году Борис Ельцин был секретарем свердловского обкома, но влиять на сложившуюся ситуацию не мог – силовики держали ситуацию под контролем и никого лишнего не допускали до объектов.

В итоге эпидемия в уральском городе унесла от нескольких десятков до нескольких сотен жертв среди гражданского населения и военнослужащих. Большая части их похоронена в 15-м секторе Восточного кладбища с соблюдением всех правил дезинфекции. Промышленный выпуск бактерий сибирской язвы в Свердловске-19 был прекращен в 1981 году и переведен в казахстанский Степногорск. Туда же перевели, по мнению Канатжана Алибекова, фактического виновника трагедии подполковника Николая Черышева. В конце 1988 года запасы сибирской язвы, которые якобы были получены на предприятии, были вывезены на остров Возрождения и захоронены.

Сейчас «Объект 19» — это Федеральное государственное учреждение «48-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации — Центр военно-технических проблем биологической защиты НИИ микробиологии МО РФ». Из названия понятно, что центр занимается исключительно проблемами биологической защиты. (конец цитаты).

Цитата: «В понедельник, 2 апреля, скончался работник отдела материально-технического обеспечения городка Свердловск-19, 66-летний пенсионер Ф.Д. Николаев (1912 г.р.) — первая жертва грянувшей эпидемии. Его похоронили с диагнозом «пневмония» и на надгробном памятнике в качестве даты смерти почему-то указали 9 апреля. За следующие дни необъяснимо скончались несколько офицеров запаса, находившихся на краткосрочных сборах в 32-м военном городке. Загадочная смерть настигала людей дома, на работе, в трамваях, в очередях к участковым врачам…

На пункты скорой помощи из Чкаловского района стали непрерывно поступать вызовы к больным со схожими симптомами: температура до 41 градуса, головная боль, кашель, озноб, головокружение, тошнота, слабость, плохой аппетит, рвота с кровью. Наконец, ужас заключался в том, что на телах пострадавших еще при жизни начинали появляться трупные пятна. Течение болезни отличалось стремительностью: через 2–3 дня наступал летальный исход.

10 апреля в городской больнице №40 сделали первое вскрытие умершего. Доцент кафедры патологической анатомии Свердловского медицинского института Фаина Абрамова заподозрила сибирскую язву. На следующий день было получено лабораторное подтверждение диагноза «кожная форма сибирской язвы», который вскоре обрел официальный статус и был положен в основу лечения заболевших.

Еще до этого, 5 апреля, радиостанция «Голос Америки» сообщила об эпидемии сибирской язвы в Свердловске. Эту дату указывает в своей книге «Советское биологическое оружие: история, экология, политика» президент Союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Александрович Федоров.

Мой отчим Иосиф Алексеевич Серенок, которого я по жизни называл просто «батя», регулярно слушавший по модному радиоприемнику «Ригонда» разные «голоса», первым сообщил мне о сибирской язве. Я, конечно, не помню даты, но помню, отчим возбужденно рассказал, что у нас в 19-м городке произошел очень опасный выброс биологического оружия, действующего выборочно на молодых мужчин призывного возраста. После этого мы с соседскими парнями стали шарахаться от автобусов маршрута №12 (Посадская — Южная Подстанция), которые на каждом своем рейсе привозили к нашему дому на углу улиц Московской и Тольятти опасную пыль из района Вторчермета, прилегающего к зоне выброса страшной заразы.

Вспоминает Сергей Парфенов, публицист, член Союза писателей России, автор книги «Выброс»: «Наше студенческое общежитие находилось на улице Большакова. До Вторчермета, где, по официальной версии, произошла вспышка сибирской язвы, вызванная употреблением в пищу мяса больных животных, — рукой подать. Многие студенты тут же отказались ездить на занятия на трамвае, который ходил со Вторчермета, добирались до университета в переполненных троллейбусах и на такси. Старались не есть мясо, колбасы, сосиски, котлеты, яйца и молоко — об опасности заразиться от продуктов животноводства предупреждали санитарные врачи».

Студенты 6-го курса Свердловского мединститута были мобилизованы на подворные обходы частного сектора к югу от 19-го городка. Им вменялось выявлять заболевших граждан и проводить профилактическую работу. Двое отказавшихся от выполнения этого задания были отчислены из института.

Рассказ Ольги Постниковой, жительницы Вторчермета:

«Это было в апреле 1979 года. Я тогда училась в школе в Свердловске, на Вторчермете, на улице Ферганской, в 8-м классе. Две школы (№87 и №12) практически примыкали друг к другу. Кто-то из девчонок пришел и стал рассказывать какие-то страшные истории про умерших людей. Сначала они мне показались детскими страшилками, и я не сильно поверила в них. Но когда через некоторое время нам запретили идти гулять, открывать форточки, а потом стали делать прививки то ли от гриппа, то ли от сибирской язвы, стало понятно, что случилось что-то неординарное. Среди взрослых и детей стали распространяться рассказы о скоропостижно погибших жителях района Вторчермета, Керамики и работниках Керамического завода. Мне вспоминается одна фраза: «Продавщица из магазина на углу, у остановки, тоже умерла. Разве ты ее не помнишь?».
Через пару лет (я уже училась в другой школе) наш класс возили на экскурсии по предприятиям Чкаловского района. В советское время это, по мнению взрослых, должно было профориентировать старшеклассников. Мы съездили на Ювелирный завод, Камвольный комбинат и… на Керамический завод. Мои одноклассники оживленно обсуждали заготовки для унитазов, вертели в руках кружки и керамическую плитку. Мне вспомнились все те рассказы про сибирскую язву и умерших на Керамике. И, как выяснилось, не только мне. Взрослые в конце экскурсии не очень громко заговорили на эту тему. Больше всего пострадали работники одного из цехов Керамического завода, среди них были умершие. Сколько — я точно не помню, но тогда эта цифра меня поразила.
На мой вопрос: «Что ты помнишь про ту давнюю историю с сибирской язвой?» — моя мама ответила: «На Вторчермете мыли дома, а на выездах из Свердловска на постах ГАИ из-за карантина не пропускали машины. Пришлось ехать в деревню Коптяки, что на Исетском озере, через поселок Шувакиш». А еще в 40-й больнице было целое отделение с пострадавшими. И говорили, что более высокая смертность была среди мужчин».

32-летняя Раиса Смирнова, мать троих детей, почувствовала себя плохо 9 апреля — скорая увезла ее прямо с работы в отделе снабжения Керамического завода. Женщина очнулась через неделю в 40-й больнице, там отвели целый корпус под «язвенников», как называл больных медперсонал. В конце апреля ее выписали. Какой диагноз стоял в больничном листе, не помнит. В больнице ее навестили люди в штатском и взяли расписку о неразглашении. Раиса Смирнова: «Люди все это время продолжали умирать. Некоторые прямо на рабочем месте падали. В трубном цехе чуть не всех мужиков выкосило. Так страшно было на завод ходить, что в декабре уволилась. Да и на Никаноровке (частный сектор к югу от 19-го городка) — одни за другими похороны с закрытыми гробами. И все считали, что эта зараза к нам из лаборатории военной пришла».

Скорая увезла 39-летнего Бориса Семеновича Сову: «Меня положили в коридоре за ширмой, и никого ко мне не пускали. Так я провел ночь, а утром оказался в 40-й больнице. В корпусе находились заразившиеся сибирской язвой. Еду нам подавали только через отдельную форточку, так же брали анализы. Потом приехала какая-то комиссия из Москвы, и мы подписали бумаги, что ничего никому не будем рассказывать. Когда я получил историю болезни, то очень удивился. Она была очень тонкая, а в графе «диагноз» стояла пневмония.

Воспоминания дочери Клавдии Спириной:

«Она (мама, — прим. Н.Р.) жила на Ферганской, недалеко от 19-го военного городка, где в начале апреля произошел взрыв. После ОРЗ у мамы началась ангина, а еще через несколько дней она попала в 24-ю горбольницу с отеком гортани. Помню, как приехала к ней в больницу в субботу, и мама мне пожаловалась, что ей сильно давит уши. Еще через два дня ее перевели в 40-ю. 30 апреля мамы не стало. Хоронили ее в закрытом оцинкованном гробу. Нам даже отказывались показывать ее труп. Но одна знакомая из больницы на свой страх и риск все же дала нам попрощаться с мамочкой, показав ее тело перед похоронами. В свидетельстве, выданном врачами, причиной смерти назвали сепсис».

13 апреля в свердловских газетах появились заметки о случаях проявления сибирской язвы в городе. Газеты призывали быть бдительными при потреблении мяса, не покупать его на рынках, у сомнительных поставщиков и т.п. Партии завозимого из пригородов мяса, которого и так не было в избытке, перехватывались милицией и уничтожались посредством сжигания. Под раздачу на всякий случай попали и бродячие собаки, истреблением которых также с большим энтузиазмом занялась милиция.

Медики боролись с эпидемией: пытались лечить и вылечили некоторых заболевших, проводили вакцинацию жителей Чкаловского района, вели разъяснительные беседы о болезни и ее источниках.

Количество заболевших и вылеченных в различных источниках колеблется от десятков до нескольких тысяч человек. Наиболее правдоподобными представляются данные, согласно которым заразилось около 100 и скончалось около 70 свердловчан. Ближе к концу апреля нервозность населения пошла на убыль. Моя мама окончательно успокоилась, когда я с друзьями отправился в майские праздники в турпоход на Южный Урал.

Последняя смерть была зафиксирована 12 июня. Врачи худо-бедно справились с эпидемией, оказавшейся крупнейшей в мире биологической катастрофой». (конец цитаты).

В СССР, естественно не сообщалось об этой трагедии в официальных источниках. Для мировой общественности приготовили версию  – «народ сам виноват, ел что попало» (не видите аналогии с версиями появления коронавируса, а они есть).

Официальная версия — употребление в пищу зараженного мяса животных — была подтверждена в статье «Эпидемиологический анализ заболеваний сибирской язвой в Свердловске» авторитетных специалистов: главного эпидемиолога РСФСР И.С. Безденежных и главного инфекциониста В.Н. Никифорова. Статья поступила в редакцию журнала МЭИ 28 августа 1979 года и была опубликована в №5 за следующий год.

На научной конференции в США, которая прошла в  апреле 1988 года, главный инфекционист РСФСР В.Н. Никифоров подтвердил данную версию о «глупом народе, который кушал что попало» и назвал число погибших (64 человека), число заболевших (96), из которых у 79 была кишечная, а у 17 — кожная форма. Общее заключение: «Эпидемия, длившаяся с 4 апреля по 18 мая 1979 года, началась с заражения домашнего скота, люди заразились кишечной формой в результате употребления в пищу мяса, проданного в нарушение санитарных правил. Заболеванию предшествовала вспышка сибирской язвы среди сельскохозяйственных животных в индивидуальных хозяйствах прилегающих сельских районов. Заражение животных произошло, вероятно, через корма. В марте-апреле заметно увеличился убой скота в индивидуальных хозяйствах, и мясо продавалось на окраинах города в частном порядке… Из мяса, взятого на исследование в двух семьях, где имелись больные, был выделен возбудитель сибирской язвы. В обоих случаях мясо было куплено у частных лиц на неорганизованных рынках. Штаммы возбудителя, выделенные из мяса, не имели отличий от штаммов, выделенных от больных людей. Это доказывает, что инфицированное мясо послужило причиной заражения данных больных».

Ну, а простой народ может продолжать верить в то, что глупые китайцы съели летучую мышь, и тем самым спровоцировали пандемию коронавируса в мире.

На этом, в принципе все. А вот как прокололись создатели и как хотели использовать коронавирус в примирении Украины с ОРДЛО, я расскажу в следующей части. Люблю основательность в фактах и подходе подачи материала.

Времени у нас на карантине много, поэтому буду готовить свои читателям горячее карантинное чтиво.

Олена Степова, для ИС

загрузка...

Свежее

Росія не «третій Рим»: архиєпископ ПЦУ розкритикував спроби Москви переписувати історію

Росія від давніх часів коригувала власну історію на догоду сучасній політичній потребі - розповів речник ПЦУ архиєпископ Євстратій Зоря. Про...