Новости из зоны: Все дальше в Ад. Часть 3. Дети-игрушки войны!

-

Читайте также

У Польщі прийняли рішення по затриманому ветерану АТО: подробиці

Суд про обрання запобіжного заходу Ігорю Мазуру не відбудеться. Співробітника Секретаріату Уповноваженого ВРУ з прав людини передано...

Россия через Интерпол охотится на украинских бойцов в Польше, — Дещица

Вчера на пограничном пункте Дорогуск властями Польши был задержан один из лидеров УНА-УНСО Игорь Мазур (Тополя). Суд будет решать...

Помня о Донбассе и Крыме: Германия будет усиливать свою армию

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что из-за войны на Донбассе и незаконной аннексии Крыма вопросы обороны НАТО...

Период с февраля по май для меня сложный. Почта засыпана фото с утренников в детских садах, маршами патриотичной песни со школ, военными конкурсами, камуфлированными представлениями, которые каждую неделю проводят во всех учебных заведениях ОРДЛО.

Дети-игрушки войны!

Что удивительно, в 2014 году вся пропаганда «русского мира» была акцентирована на взрослом населении, особенно тех, кто родился в СССР, даже, если это условное «СССР», было Украинской Советской Социалистической Республикой, проще говоря, Украиной.

Были включены все маркеры, вложенные в годы СССР в головы людей. И, что самое страшное, эти маркеры отлично включались.

Люди забывали, что СССР – это не государство, а содружество свободных республик, кстати, имеющих право на самоопределение. Люди забыли о 1933-м, 1937-м, о доносах, лагерях, дефиците, очередях, о колхозной пенсии в 24 рубля, о поездках в область за продуктами, о взятках.

Люди забыли, что цивилизация не стоит на месте, и страны давно имеют не только другой политический статус, но и даже далеко шагнули в прогрессе. Люди отвергали этот самый прогресс, требуя возврата, регресса. В головах кричащих «назад в СССР» и «Путин введи» непонятным образом переплелись монархизм, коммунизм, крестик и стринги, Боже царя храни и рэп. Удивительно было слышать требования сохранить современные пенсионные законы, дающие шахтерам большие преференции в пенсионном обеспечении, и возврат в СССР или РФ, где этих законов не было.

Постсоветские маркеры, которые люди получали в свое сознание с самого  рождения, впрессовывались телевидением, школой, ВУЗами и родителями, накладывались на полученные в ходе эволюции знания, и вот уже «назад в СССР» выглядело, как возврат к монархизмо-коммунизму с украинской пенсией в гривнах, но с паспортом РФ.

Люди без раздумья и оглядки на когнитивный диссонанс шли под красными флагами коммунистов с иконками расстрелянной коммунистами царской семьей, орали «мы граждане СССР», вычеркнув ставший лишним постулат «15 республик, 15 сестер», требовали пенсий пабагатому, как на России, но по украинским законам.

С первых дней войны я, втянутая в этот нереальный треш и оксюморон, жадно перечитывала Юнга, Фрейда, Харриса. Массовое помутнение рассудка? НЛП? Осовремененное «Белое братство»? Я искала ответы в книгах по психологии.

Да, пропаганда СССР, это мощные знания и умелое использование психологии при полном уничтожении доступной психологической помощи населению. Если кто помнит, в СССР обращение к психологу было чем-то постыдным, а чаще всего психологи использовались, как средство борьбы с инакомыслием. Карательная психиатрия — это тоже инструмент порабощения, как и психологическое насилие.

Если всмотреться во все сферы организации жизнедеятельности советского общества — это психологическое насилие и установление маркеров. Флажки в сознании, показывающие место в обществе, ограничения, и страх. Страх, что за флажками, за границей СССР, за линией вымышленного комфорта жизни в СССР, там ад и разруха, голодные негры и порабощенная Анджела Дэвис.

О том, что в мире есть микроволновки, туалетная бумага,  права и свободы, а не работа без паспорта за трудодни в колхозах, в мире уютных симулякров не знали. Человеки-совки даже не знали, что и колбаса, и мороженное, и даже конфеты и торт «Птичье молоко», это не продукты ГОСТа СССР, а привезенные из США, Чехословакии, Франции и Германии технологии, рецепты, оборудование.

Ограничение в знаниях, управление знаниями, это тоже психология. СССР-мир симулякров. Четкие границы дающее определение счастья, сытости, успеха. Все, что за ними — страх!

Спросите любого крикуна «за Сталина», куда из СССР делась дочь Сталина, он не ответит. Как и не ответит на вопрос, что бы он делал, если бы его в лагеря, расстрелять, забрать и поделить, а в его квартиру-дом вселить новых хозяев жизни. Он будет возмущаться, мол, как его, да его-то за что, вот соседа есть за что, а его нет. Все «забиратели» и «делители», как правило, имеют генную память вертухая, человека, который видел насилие и получал от него удовольствие, или получал награду, квартиру, землю депортированных или расстрелянных.

Дочь Сталина сбежала из СССР, попросив убежища в США, «в мир разврата, нищеты и голодных негров». А человеку-эсэсэрщику как-то все равно было сколько людей было расстреляно, сколько сгнило в лагерях, на костях скольких миллионов его сограждан построены ГЭС, БАМ, Беломорканал. Маркеры говорили о необходимости жертвы во имя будущего. Маркеры готовили человека к жертве. Маркеры пугали врагами народа и угрозами интервенции разлагающегося Запада.

СССР — это машина по уничтожению людей. Но, никто, никто из носителей идей «назад в СССР», «за Ленина и Сталина», даже неся в руках иконку царя Николая-мученика, не задается вопросами, сколько людей переработал СССР, начиная с 1917-го года. Любая жертва и преступления советской власти оправданы и оправдываются до сих пор.

Так же в ОРДЛО. Если забирали людей из дома камуфляжнико-триколорадники, соседи шептались «значит, есть за что». Когда первый раз пришли в наш дом с криками «правосечка», соседи, люди с которыми мы дружили и общались, тут же отвернулись, шепчась «значит, есть за что».

Изнасиловали — сама виновата. Расстреляли — сами виноваты. Отжали машину — живи, как все, без машины. Потерял работу — всем плохо, почему тебе должно быть хорошо.

Насилие — как смысл жизни. Носители гена заэсэсэсерщика, это носители гена насилия. Они реально получают удовольствие от страданий. Своих. Чужих. Общих.

Так вот, все первые движения «русской весны» были положены на китов совпропаганды. То есть все митинги, все обещания светлого будущего велись исключительно для подъема людей, родившихся в СССР, или людей, которые являлись носителями советских идеологических маркеров.

Что самое страшное, эти маркеры не исчезали из информационного поля все годы независимости Украины, и осовременивались, например, к маркерам эпохи СССР добавлялись православие, скрепы, русский мир, Россия-третий Рим.

Никуда не исчезли идеалы милитаризма. Советская оккупация Афганистана и преступления СССР так и не был названы оккупацией и преступлениями.

Оглянитесь – сколько окружающих вас людей празднует 23-е февраля, считает себя советским человеком, празднует (что самое страшное, так это празднует) день ввода и день вывода советских войск в Афганистан, Чехословакию, сколько говорят о дне скорби 9-го мая, как о празднике победы, сколько из тех, кто рассуждает «расстрелять», может назвать расстрелов, проведенных в годы СССР, количество убитых, репрессированных, депортированных…

Даже пять лет войны не смогли стереть эти маркеры из граждан Украины, что уже говорить о территориях, которые все это время подпитывались пропагандой, или территориях, заселенных не этническим населением, а захватчиками, получившими дома депортированных, расстрелянных, заморенных голодом.

Когда сформировалось ОРДЛО, и были отбиты все попытки РФ организовать на территории Украины «новороссию», а сам проект «новороссии» был признан провальным даже в Кремле, пропаганда в ОРДЛО сменила направленность.

Если в 2015-м в ОРДЛО СМИ еще муссировались черные БТРы, забитые трехлитровыми банками органов, «распятые мальчики» и «тайные газовые лагеря СБУ» под Одессой и Херсоном, то 2016 — это старт новой пропаганды.

В ОРДЛО для среднестатистического «навароса» редкие газетные утки, направленные на снижение поездок в мирную часть Украины — загнивание, дефолт, безгазовый холодомор, кредиты МВФ, людоеды из НАТО и конечно же «бандеровские фошизды». И если в 2014-2015 газетные площади под пугалки занимали 80%, то сейчас это всего 25 %. Все остальное «процветание республик», полеты космонавтов Лугандона в космос, тучные стада коров и международные поставки молока, развитие дипломатических миссий Лугандона по всему миру, участие Лугандона в международных Олимпиадах, добыли и передобыли, намолотили-заколосилось, все дальше и больше, и, конечно же, только с РФ, где еще дальше и еще больше.

Вся пропаганда ушла в детсады и школы. С первых букв в Букваре дети учатся любить «республику», Россию, и ненавидеть Украину. А еще они учатся умирать во имя «русского мира», убивать во имя «русского мира». Гибель как подвиг. Война как смысл жизни. «Не забудем-повторим».

В Украине в рамках реинтеграции ОРДЛО обговаривается амнистия и прощение. В ОРДЛО как мантра на всех углах звучит «не простим-повторим».

Если наложить эти пять лет войны, это пять поколений. Если разбить по категориям, можно получить такую картину:

— первая волна попавших под пропаганду, это дети, выросшие в Украине и получившие первичное образование в Украине (детсад-школа).

Напомню, что на Донбассе было право выбора обучения. Русскоязычные и украиномовные классы. Мои дети с детсада учились в украиномовной среде, так что реинтеграция в Черкасской области прошла незаметно, они просто влились в среду ровесников, не выделяясь из нее.

Те же, кто учился в мирное время на Донбассе в русскоязычных классах, это 100% «наваросы», никто из этих детей не выбрал обучение в Украине. Вне зависимости от пропаганды, они просто стали вынужденными «гражданами» русскоязычной среды.

 Даже, если на 2014-2015 подростки и подхватили за взрослыми лозунги «русской весны», и даже попробовали свою жизнь с «документами» ОРДЛО, и даже побывали на России, те, кто на начало войны был в возрасте выпускных классов, в большей части, сравнив, выбрали Украину. То есть те дети, подростки, кто помнит мир, и пожил в ОРДЛО, даже в условиях пропаганды, могут включить критическое мышление и сделать выводы.

Среди подростков, которые могут сравнивать свою жизнь до «республики» и в реалиях комендантского часа повальной лыныэровщины, высокий процент тех, кто выбрал обучение в Украине, пусть даже и попробовав себя в жизни «республик». Даже вот сейчас те, кто на начало войны был в возрасте 5-6 класс, пожив в реалиях «русского мира», стараются покинуть зону гетто. Репетиторы украинского языка в ОРДЛО в цене.

-вторая волна, это те, кто вошел в «республиканскую» жизнь в не совсем сознательном возрасте (детсад-младшие классы).

Здесь уже единичные случаи, когда дети связывают свою жизнь с Украиной и могут фильтровать пропаганду. Все эти случаи, это исключительная заслуга семьи. То есть, это проукраинские или просто думающие люди, вынужденные остаться в оккупации, которые помогают детям ориентироваться в реалиях. Они тайно и тихо готовят детей к «побегу». Чаще всего пользуются услугами дистанционного образования и подготавливают детей к сдаче ЗНО. Большинство этих детей, за время войны ставших выпускниками, выбирают военные профессии, кадетские корпуса, службу в «народной милиции» ОРДЛО.

-третья волна, это те, кто все эти пять лет из детсада до школы знает только «республику» и русский язык.

Среди этих детей, которым в 2014-м было 2-5 лет, и которые сейчас пошли в «республиканские» школы, нет граждан Украины. Украина для них враг. Их мир, это мир войны, победы над фашистами, вечная борьба за Россию и ее идеалы.

 Импринтинг — знания и понятия, усвоенные (часто неосознанно) в самом раннем, еще дошкольном возрасте, которые оказывают сильное влияние на всю остальную жизнь человека, занимая в сознании место «непреложных аксиом».

В детсадах ОРДЛО вместе с первыми знаниями, буквами, словами,  идут Ленин, Сталин, Путин, царь Николай, монархия, православие, оружие, месть, кровь, гибель, жертва.

Здесь учат бороться с фашизмом, который обозначен желто-голубым. Ненавидеть бандеровцев, которые обозначены, как носители вышиванки, веночка и украинского языка. Здесь учат побеждать и умирать за «русский мир», православие и путина.

И когда я слышу об амнистии преподавателей и воспитателей, работающих в ОРДЛО (мирные граждане-заложники ситуации), я понимаю — война навсегда. Мы вернем территории, но не вернем людей, мы получим сильнейшую пятую колонну, уверенную в реванше и безнаказанности за содеянное. Мы оправдаем психологическое насилие и  агрессивную пропаганду.

Можно сказать, да, люди были вынуждены. Я вот, была вынуждена сменить профессию, вид деятельности и переехать. Я не смогла там. Хотя, если так размышлять, там были все предпосылки, которые могли бы дать мне право преподавать, или быть журналистом в ОРДЛО, сеять «разумное, не доброе, но вечное» в буквах и слоганах. Я не смогла. Мы всей семьей не смогли. День жизни там был равен смерти, моральное насилие над собой, ну уж нет. Мы выбрали потерю имущества и статуса, чем акт насилия над собой, то есть подстроиться под реалии оккупации.

Можно сказать, ой, они точно так же перестроятся и будут преподавать украинскую программу. Ведь при амнистии все эти люди останутся работать по специальности на своих местах. Нести «разумное, доброе». Мимикрируют? Затаят зло? Будут готовить реванш? Раскаются? Станут гражданами Украины? Патриотами? Наденут вышиванки! Вот последнее, быстрее всего!

В ОРДЛО уже выпустились с «дипломами» «вузов» учителя, не знающие украинского, и обученные советской милитари пропаганде, там даже есть профессия «пионервожатый». При амнистии они так же получат право преподавать?

Ах, эти вопросы реинтеграции. Болезненные и неудобные. Как правило, они или умалчиваются, чтобы не раздражать общество и не нагружать его проблемами, ведь большинство победу воспринимает, как «раз, и тихо, раз и как до войны, раз, и все-мир». Любая тема реинтеграции, это каскад вопросов без ответов.

А пока личка забита фото и видео с родных мест. Со школы, где учились мои дети. Где учатся дети мох соседей, мои крестники.

Дети играют в войну. Дети смеются и радуются оружию. Дети не боятся умирать. Дети верят в подвиг. Дети верят в фашистов и защиту великой страны России, в то, что за границей их «республики» зло и голод, в то, что это самый прекрасный мир, мир их несвобод.

Месячник патриотизма в ОРДЛО просто не прекращается. Здесь смешаны все даты с Второй мировой, Гражданской (здесь уже внедрены праздники донских казаков, воевавших на стороне Гитлера, белогвардейцев-казаков, монархистов, социалистов и коммунистов), Афган, «освобождение» Чехословакии…

 Директор ОШ №27 в Луганске  Ольга Михайличенко назвала школу в «свою» честь (имени Святой Ольги). Уроки начинаются с молебна за здравие святой Ольги. 70% преподавательского состава — церковные служители и экс-ополченцы без образования, а большинство школьных предметов заменяют церковные службы или милитари-мероприятия, в школе создана детская казачья бригада. Фактически средняя  школа  превратилась в духовную семинарию, где образование школьников сводится к изучению религиозных догматов под присмотром церковных служителей, а из детей формируют казачью армию, готовую убивать и жертвовать собой.

Напоминаю, школы в ОРДЛО разные. Есть школы, где остались украинские предметы и даже открыты украинские исторические или литературные кружки. Есть дети, которые стараются избежать посещения пропагандистских мероприятий. Есть дети, которые просто ведут двойную жизнь, обучаясь дистанционно в Украине и мечтая покинуть гетто. Но их мало. Те, кто растет в ОРДЛО под влиянием пропаганды, существенно отличается от детей, заставших мирную жизнь Донбасса.

Чтобы выжить и получать зарплату учителя ОРДЛО, играют по правилам ОРДЛО, то есть создают солдатиков, дети-игрушки войны!

Олена Степова, для ИС

Свежее

Дело питерского резника: коллеги сообщили жуткие подробности о профессоре-маньяке

Профессор СПБГУ Олег Соколов, которого подозревают в убийстве аспирантки Анастасии Ещенко, был известен своей эксцентричностью и тягой...

Доба в ООС: ворог використовує «великі калібри», у ЗСУ є поранені

Впродовж поточної доби збройні формування Російської Федерації 5 разів порушили режим припинення вогню. Противник обстріляв позиції наших підрозділів з протитанкового ракетного комплексу,...

Массовые протесты в Боливии: президент согласился с требованиями улицы

Требования протестующих в Боливии были услышаны. Президент  Эво Моралес согласился аннулировать официальные результаты первого тура выборов президента и провести новое голосование. Об этом...

Это может быть интересно