Новости из зоны: Время выбора, или Стокгольмский синдром «народа Донбасса»

-

Читайте также

Интенсивность нанесения огневых ударов боевиками на Донбассе остается высокой

По оперативным данным группы Информационное Сопротивление, в период с 12-го по 19-е ноября с.г. вооруженные формирования российской оккупационной группировки...

Доба в ООС: окупанти обстрілюють позиції ЗСУ після підтвердження режиму «тиші»

У середу, 20 листопада, збройні формування Російської Федерації 7 разів порушили режим припинення вогню. Противник обстрілював позиції підрозділів Об'єднаних...

Тут небезпечно: окупанти провокують загострення на Приазов’ї. ВІДЕО

На Приазов'ї стає гарячіше, розповіли журналістам бійці, які несуть службу на цій ділянці фронту. Зокрема, зазначають вони, окупанти збільшили...

Политические события в мирной части Украины немного отвлекли нас от событий в ОРДЛО, но это не значит, что наша группа не держит руку на пульсе оккупированных территорий. А там, кстати, жарковато и пригорает, ведь для всех, кто живет в ОРДЛО пришло время Х, время выбора.

В ОРДЛО живут граждане Украины, это факт, как и то, что это наши оккупированные Россией территории. Но, за время оккупации, ситуация там несколько изменилась. В моральном, ментальном, психологическом и юридическом плане.

За время пути жителей Луганской и Донецкой областей в «наваросов», «республики», «народ Донбасса», там все так сложно и перемешано, что для того, чтобы описать это, нужна отдельная статья.

Но, без этого, не будет понятен смысл описываемых мною событий.

Поэтому, коротко. В ОРДЛО есть те, кто был на 2014-й год ярым сторонником «свободы Донбасса», а вот сейчас передумал и как бы хочет «как до войны». Есть ярые «республиканцы», которые против РФ и Украины, считая, что ОРДЛО должно быть «республикой». Есть те, кто против «республики» и Украины, и считает, что «Донбасс-это Россия». Есть проукраинские, которые с 2014-го не меняли свою позицию, но это 1-3% от всех жителей ОРДЛО. Основная масса ситуативно меняет свою позицию.

За время оккупации мы потеряли там проукраински настроенных граждан из-за пропаганды, в том числе и укрСМИ (Турчинов и Порошенко продали Крым и Донбасс, ничего не делают, нужно было наступать-разбомбить, Липецкая фабрика, барыга). Те, кто имел силы, выехали. Те, кто остался там, изменили свою позицию (нет, они за Украину, но уже считают ее виновной стороной, исключая российскую сторону). Не секрет, что большинство переселенцев и тех, кто смог из ОРДЛО приехать на выборы 2019 года, голосовали против Порошенко и за Зеленского, надеясь на скорое удобное для жителей оккупации окончание войны. Не секрет и то, что жители ОРДЛО в большинстве поддерживают особый статус, как форму «мира любой ценой», и даже, если это будет во вред мирным территориям Украины. Усталость от войны и желание избавиться от этого кошмара ставят на первое место личное, вытесняя общественное, плюс обида. Поэтому часто слышу от тех, кто с аватаркой «Донбасс-Украина» — «мы устали от войны, мы хотим жить, как раньше, поэтому мы хотим быстрых и безболезненных решений по урегулированию конфликта». Безболезненных для ОРДЛО. Если это будет болезненно для Украины, это там, в оккупации, волнует лишь 1-3% населения. Так что «проукраинские» в ОРДЛО уже также разделены, как и пророссийские и прореспубликанские.

За время оккупации люди, живущие в ОРДЛО,  заняли удобную для себя позицию жертвы «нас там все бросили», обозлились на земляков переселенцев «вам хорошо-вы выехали», обозлились на государство «нас не освобождают» и оградили себя «вы должны, обязаны, нам здесь плохо, все вокруг виноваты».

Поэтому когда мы говорим о коллаборционизме, мы натыкаемся на агрессию и со стороны проукраински настроенных жителей ОРДЛО. Ведь за время оккупации люди там мимикрировали под ситуацию. Вынужденно, но мимикрировали.

Они работают в «госорганах» «республик», в бюджетной сфере, занимаются бизнесом и платят налоги. В ОРДЛО работают налоговая, администрации, милиция, суд, прокуратура, сфера медицины и образования (детсады, школы, ПТУ, колледжи и ВУЗы), соцсфера, пенсионный, фонды страхования, развито предпринимательство и сфера услуг.

Позиция «ну, кто–то же должен здесь учить, стричь, лечить, кормить» вытесняет позицию «мы платим налоги террористам», «мы помогаем террористам», «мы создаем условия для террористов».

Поэтому в ОРДЛО позиция «коллаборант», звучащая со стороны части жителей мирных частей Украины,  воспринимается оскорбительно. «Нас там бросили — мы выживаем, как можем» — это стена. Для выживания в условиях оккупации, например, чтобы работать в бюджетной или «госсфере» нужно получить «паспорт республики», подписать документы «невыездной», дать согласие на сотрудничество с «мгб» в части стучать на коллег и посетителей.

В этом году вводится обязательное условие наличия «паспорта республики» и для получателей соцвыплат в ОРДЛО. Чтобы выжить в условиях ОРДЛО в школах, нужно следовать методичкам «министерства образования республик», так что для выживания в условиях оккупации нужно рассказывать о кровавой киевской хунте, укрофашистах, и нападении Украины на Донбасс с детсада до выпуска из ВУЗа. Все без исключения сотрудники сферы образования являются пропагандистами, хотят они того ил нет.

Чтобы ездить в ОРДЛО на машине, нужна ее регистрация в ОРДЛО, то есть документы «республик». Также, чтобы выжить,  более 60% населения переоформили свою недвижимость на «республиканские» документы. А еще получают дипломы, узаконивают брак и получают свидетельства о рождении на детей.

В общем, хотим мы того или нет, но там существует некое подобие «государства» и люди им пользуются, выполняют его предписания, нормативные акты, законы требования.

Добровольно! Никого там не заставляют насильно, например, получить свидетельство о рождении ребенка или взять и переоформить свой дом или квартиру на «ордлынские документы», или платить налоги. Это все решения. Простые или не простые, но ответственные и осознанные решения жителей ОРДЛО.

Как и получить паспорт РФ по упрощенной системе, очереди в ОРДЛО за российскими паспортам огромны и добровольны. Люди платят свои деньги за оформление и «республиканского» и российского паспортов, как платят свои деньг за переоформление машин или недвижимости.

Это там называется – выжить. Это здесь называется — коллаборционизм. За это там требуют не наказывать, так как люди были лишены доступа к украинским сферам госструктурам и пользовались тем, что есть.

Все вопросы, на тему «у вас была возможность выехать и сохранить статус» вызывают агрессию – «а нам помогли, организовали эвакуацию, дали дома, компенсировали» и так далее.

Это тема бесконечна, как и война, и, думаю, требует отдельного разговора. Но, я подчеркнула вот эти факты, эти решения, чтобы подвести итоги: с первого дня оккупации мы знали, что так будет, ну, я имею в виду нашу семью и семьи наших друзей-переселенцев, и мы выехали, чтобы потом не принимать решения служить и прислуживать. В почти 50-лет. Все с нуля. Без помощи государства. Сами себе организовав эвакуацию.

Это было наше время выбора. И мы его сделали. А если бы там остались, нам бы пришлось… Получать документы ОРДЛО, учить детей в школах российской пропаганды, рыть окопы, платить налоги…

На войне всегда приходит это время. Время выбора. Время принятия решений.

Многие, оставшиеся там, особенно владельцы 2-3-х паспортов: украинского, «республиканского» и российского, успевают хапнуть у двух мамок, как ласковое теля. То есть использовать, выбить, получить. И получая «республиканский», чтобы получить пенсию тут и там, это не «выживаем», это уже мимикрия, это личное, и именно это база войны.

Получив, оформив  документы, паспорта или дипломы ОРДЛО, люди уже становятся против Украины, хотя бы потому, что боятся за это ответственности или считают, что потратив деньги на эти документы, они уже имеют право так жить (они же потратились). Признание всех документов, выданных в ОРДЛО — одно из требований особого статуса и фундамент мира посредине. Все чаще в ОРДЛО звучит — «вот если Украина, признает наши документы, стаж работы, наши госучреждения, освободит от ответственности за написанное, озвученное сказанное, проголосованное»… Список это растет с каждым днем.

Сделав выбор в пользу террористов один раз, каждый последующий выбор уже оправдан предыдущим. И я не знаю, кто сделал больше для войны, те, кто проголосовали на «референдуме» ил те, кто построили «республику» став ее базой.

Поэтому я и назвала статью – время выбора.

Каждый день с 2014-го — это время выбора. Просто там это не понимают, и выстраивают цепочки самооправдания. И это не Стокгольмский синдром. У заложников нет выбора и свободы выбора. Они не могут покинут самолет, захваченный террористами.

Из ОРДЛО выпускали, выпускают, люди едут получать и украинские документы, и учиться в украинские ВУЗы. Там есть выбор, понимаете. Все остальное – оправдание, мимикрия, уловки.

Можно сослаться на авторитарно-милитирастский режим. Можно. Поэтому, подчеркну, тема «скользкий лед». И все же действительными заложниками без выбора в ОРДЛО для меня остаются дети (несовершеннолетние), старики и люди с ограниченными физическими возможностями. Все, кто мог работать и платить, зарабатывать и перемещаться — это не заложники. Не над всеми там стоят с автоматом. Ну, уж не в школах и паспортных столах, это точно.

Синдром жертвы, который многие, и переселенцы, и жители ОРДЛО, включили в себе, как защиту от себя, он, возможно, и психологически оправдан в этой ситуации. Но, вот мы, например, постарались избавиться от этого чувства. Мы стали счастливыми на новом месте, просто кардинально  изменив себя в себе, приняв переселение, как ступень к развитию, ступень в новый мир, шанс изменить себя и свою жизнь. И мы не жертвы, мы бойцы. Это, с позиции мы и Украина. С позиции мы и Россия, да, мы жертвы российской агрессии и оккупации, я все еще надеюсь на справедливый суд над агрессором и компенсацию от агрессора.  

В ОРДЛО синдром жертвы «выживали-бросили-не сделали-заставили» — это такая стена, которая навсегда изменила людей, живущих там. Слишком много полутеней в слове «выживали», слишком много красок в слове «бросили-заставили».

Когда РФ начала выдавать жителям ОРДЛО паспорта граждан РФ, решение получить такой паспорт в ОРДЛО люди принимают  так же добровольно.

То есть- это не жертва и террорист, а свободный выбор, более того, люди платят за оформление паспортов. Как-то оплата стирает грани в слове «выживали-заставили».

Но, многие из тех, кого я знаю лично, являющиеся держателями «паспорта республики» и российского паспорта, стараются скрыть эти факты.

Как, например, мужчины призывного возраста ОРДЛО стараются скрыть факты службы в «армии» «республики» или резервисты ОРДЛО, которые каждые 6 месяцев посещают полигоны ОРДЛО, так же стараются скрыть этот факт.

Но, мы помним — время выбора.

А вот теперь о новостях из ОРДЛО.

Как мы уже писали, в ОРДЛО началась перепись населения, инициированная кураторами из Кремля.

Но, почему-то перепись выглядит, как опросник-анкетирование, большая часть вопросов, которой не оставляет жителям ОРДЛО шанса не делать выбор или скрыть свой выбор.

Перепись проводят сначала волонтеры органов статистики, но, если человека 2 раза не застают дома, а многие ОРДЛынцы стараются избежать переписи именно из-за анкетирования, к ним приходят «волонтеры» с автоматами. Людей переписывают на рабочих местах, опрашивают соседей о месте нахождения «отсутствующих», и… приходят с автоматами.

Оккупанты говорят, что перепись дело добровольное, но обязательное. Думаю, что требования по переписи спущены из Кремля по разным причинам:

-кураторы хотят знать, сколько и куда уходит их денег (оптимизация средств)

-кураторы хотят рассчитать силы по финансовому удержанию «дыр» с позиции долгосрочности проекта и его  возможного расширения

-кураторы хотят знать количество избирателей, чтобы не «промазать» с фальсификацией на будущих местных выборах в ОРДЛО, расставляя своих людей будущем референдуме по особому статусу, ведь написав «голосовали 12 миллионов», можно опасть впросак перед наблюдателями из ЕС.

И те, кто живет в ОРДЛО поняли, что час Х, он такие приходит, а в оккупации все чаще и чаще. Ведь то, что можно было 5 лет держать в тени, сегодня, после переписи, может стать достоянием общественности.

Перепись направлена не просто на простой пересчет населения на «раз, две, сто». То есть установление количества жителей ОРДЛО не основная цель переписчиков.

Переписной лист содержит 25 вопросов, которые объединены в следующие разделы: пол, дата рождения; место рождения; состояние в браке; гражданство; национальная принадлежность; образование и обучение; владение иностранными языками; источники средств к существованию; занятость и безработица; миграция, посещение Украины, РФ, стран ЕС и постсоветского пространства.

Переписные анкеты содержат гендерные различия. Для женщин следуют вопросы о числе рожденных детей и дате рождения первого ребенка.

Перепись содержит генеалогические рамки: анкетирование требует информации о всех, кто постоянно проживает по данному адресу на момент учета населения, отмечая, кем они приходятся друг другу.

Также перепись-анкетирование требует ответов на вопрос: как далеко находится работа опрашиваемого. Необходимо указать наименование города / района / области / иностранного государства, где опрашиваемый трудоустроен.

В разделе «миграция» респонденту нужно ответить на вопрос: «С какого года вы непрерывно проживаете в этом населенном пункте?», «Где вы проживали в октябре 2018?».

Так же есть вопросы о наличии паспортов, отношения к РФ, «республике» и Украине.

Анкеты номерные и имеют степень защиты. Каждая анкета отправляется в РФ.

То есть жителям ОРДЛО нужно будет писать правду. Сколько их прописано и проживает в домах (оплата ЖКХ в ОРДЛО катастрофична низка), лояльность к Украине, РФ, «республике» — ну, и кто напишет даже из проукраинских «я -за Украину», «я -против республики», «я- за РФ», — пересчет покажет сколько жителей ОРДЛО не получило «паспорта республики» (то есть появится возможность из активизировать), сколько понаехавших» (а здесь осело много жителей РФ, скрывающихся в РФ от алиментов или кредиторов), сколько еще не оформило машины, дома и землю по «республиканским» документам.

В общем, эта перепись может хоть как-то помочь и кураторам и самим коллаборционистам, выявить тех, кто не платит, не оформлен, избегает отношений с «республикой».

Если честно, то такая перепись не удобна для жителей ОРДЛО, ведь сохранятся документы, например, о «платил налоги», «служил», даже, если при реинтеграции вдруг сгорят все налоговые и военкоматы ОРДЛО, в РФ всегда будет лежать компромат, который она сможет продать-обменять-использовать.

Носить белое пальто, быть серым и держаться в тени в ОРДЛО для жителей больше не получится.

А вот для кураторов из РФ такая перепись очень даже поможет. ОРДЛыния с размахом шарит в кармане российского бюджета налогоплательщиков. При «развитой экономике» и обгоне Украины по экономическому росту там все время требуют гуманитарную помощь.

Только за последних 2 года в ОРДЛО получателей соцвыплат увеличилось в 5 раз. С начала войны в 8 раз. То есть каждый второй в ОРДЛО-получатель соцвыплат. Здесь тысячи мертвых душ, получающих и гуманитарку, и выигрывающих конкурсы, и получающих стипендии, пенсии. Любые документы умерших или выехавших- это там валюта. Многие дети-переселенцы оформлены в ОРДЛО, как студенты ВУЗов, техникумов и на них приходит стипендия. О пенсионерах, выехавших и умерших, но до сих пор «получающих» пенсии, мы уже писали, и в ОРДЛО даже возбуждали уголовные дела на чиновников на «мертводушие».

Многие города ОРДЛО не пострадали от обстрелов (тыловые города), а в них каждый год «восстанавливают» по 500 домов, «разрушенных укро-карателями». Ну, если писать о всех выгребаниях ОРДЛынцами деньжат из карманов Кремля, это еще пара статей.

А вот надежды Кремля на то, что они смогут  выявить реальный процент «республиканцев» или пророссийских, готовых голосовать и умирать за «республики» или РФ, рухнут.

Перепись покажет 100% любовь к РФ и «республикам», даже если вопросы будут взаимоисключающими «то есть выбрать что-то одно».

Народ так привык, что за ними следят (о, эта жизнь в тоталитаризме), их могут на подвал (там же все свои, так что отношения скрепные), что будут писать «люблю-обожаю» даже ненавидя, и даже проукраинские напишут «люблю-обожаю» РФ, Путина, Пушилина, Пасечника, так как…

Это и мимикрия, и страх, и синдром жертвы, и…

В общем, если вопросы о документах могут стать опасными для тех, кто не хочет себя афишировать в «республиках» лишь обязанностью сделать «республиканские» документы, то есть просто люди попадут на деньги в оформлении. То вот вопросы лояльности могут стать вариациями на тему преследования, люди вынуждены будут писать «люблю-поддерживаю».

И определить степень реальных «республиканцев-путинцев» и тех, кто мимикрировал, невозможно. Хотя, зная ситуацию там, 1-3% тех, кто ненавидит РФ даже, если и напишут об этом, погоды они не сделают.

Какой бы ни была финансовая и экономическая ситуация в ОРДЛО более 80% там против Украины. Они разочарованы в РФ (мало дала помощи, не дошла до Львова), в «республиках» (не то хотели построить), но они себя не видят в составе Украины, хотя и выступают за то, чтобы сохранить гражданство (ради выплат и документов).

Как нам уже сообщили сами переписчики-волонтеры, в переписи есть пара нюансов. Из Ростовской области прибыло более 500 волонтеров для ведения переписи, им за это хорошо платят.

Есть официальная анкета и есть вопросы бытового общения, которые располагают собеседника к себе и раскрывают его, наводящие вопросы, мелкие заметки «эти укро-фашисты» и прочие для определения реакции собеседника, так что в графе «не заполнять для официальных пометок» будет содержаться  вывод каждого волонтера по каждому опрашиваемому- врал- не врал, лоялен-не лоялен.

Российские волонтеры на глаз и слух будут определять «врагов народа» среди «братьев» и «народа Донбасса». Чудно!

Собирать анкеты будут в управления статистики «республик», но, и там прикомандированные сотрудники статистики из РФ. Анкеты они проверяют на подделку и фиксируют лично.

Особенно хочу отметить пункт установления и сбора данных о родственных связях жителей ОРДЛО. Наличие родни в Украине, США, Израиле, Германии, странах ЕС и даже Австралии, могут сделать из жителя потенциальный товар (продать родне за выкуп, та не вопрос для ордлынца), потенциального «врага народа» (шантаж, обвинение в шпионаже), потенциальную жертву для ФСБ (будут вербовать и ломать).

После такой переписи, я уверена — почувствовала на себе — жители ОРДЛО начнут звонить и любить родственников в Украине, забытых и отверженных, отштампованных из семейного круга общения с пометкой «фошизд». Приглашения в гости в мирную «л-днр» (нужны заложники на обмен и завербованные чиновники). Рассказы «как у нас хорошо». Визиты родни из ОРДЛО в гости в мирную часть Украины, особенно туда, где стратегические или военные объекты.

Нас ждет новый виток войны. И, возможно, еще не изученный и страшный.

В общем, все, кто имеет родню не в «скрепостане» будут ждать сюрпризы, даже в качестве отслеживания «импортной» помощи в гривнах и валюте. С «республикой» нужно делиться, это раз, а может, вам 100 долларов прислали для минирования «республики», это два.

Жители ОРДЛО еще так и не поняли, как могут «любить» их мозг русские «братья» и какое у них отношение к своим.

Сбор таких данных может быть опасным для тех, кто живет на украинской территории и пересекает линию разграничения. Очень много тех, кто ездит туда-сюда за пенсией, проверить дом, даже работая в Украине журналистом или чиновником.

В скором времени нас ожидают сотни историй о похищении, вербовке, захвате недвижимости, раскрытии данные жителей ОРДЛО.

А жителей ОРДЛО ожидают новые открытия. Свои на войне у каждого свои. И все, что делает РФ, она делает исключительно для себя, а не для бедных и несчастных жителей Донбасса. Жители ОРДЛО-это ресурс. Обычный ресурс войны. Хотят они того или нет, поддерживают РФ или нет. И на войне, все, кто посредине-это мишень. И белые пальто всегда на войне измазаны в кровь. И время выбора на войне начинается с первого выстрела, с первого обещания убить, с первого триколора в твоем городе.

Олена Степова, для ИС

Свежее

Зеленский теряет доверие украинцев из-за Путина, — The Wall Street Journal

Авторитетное американское издание в своем материале выдвинуло версию - почему граждане Украины, так горячо поддержавшие Владимира Зеленского на президентских...

Стало известно, когда закончится «торговое побоище» США и Китая

В следующем году может быть подписано торговое соглашение, которое положит конец "товарной войне" Китая и Соединенных Штатов Америки. С таким заявлением выступили в китайском...

Крупный российский банк призвал клиента «убивать евреев»

Сбербанк России отправил своему клиенту предложение по кредиту с паролем "Плачь, убивай евреев". В банке объяснили, что код сгенерирован автоматически, сообщает Радио Свобода. Скриншот сообщения...

Это может быть интересно