Сегодня социальная история. Вернее, чтобы избежать традиционного «вы все врете» или «так не бывает» от наших диванных пацифистов, я делаю акцент на скрины. Поэтому такая себе фото-история получилась.

В них, в скринах, в принципе, все, что нужно. Фото «бравой женщины-ополченки-повстанки, жительницы Донбасса, ушедшей на фронт, защищать Донбасс от укро-фашистской хунты Порошенко».

Сейчас, в рамках требований от новой власти и во избежание языка вражды, нужно писать именно так.

Еще полгода назад, мы бы правдиво, грубо и враждебно, назвали ее террористкой. Коллаборационист, в данном случае, не подходит, это тот, кто работает на оккупанта, а эта с оружием в руках, понятное дело — террорист. А сейчас нужно избегать языка вражды в отношении «народа Донбасса», поэтому, вот, извините, но как можем, так и соблюдаем «рекомендации».

Поэтому, ставка не та текст, а на скрины.

«Героиня» из «народа Донбасса» просит собрать ей материальную помощь на инвалидное кресло, так как в бою с «фошиздами Порошенко» потеряла ноги и стала человеком с ограниченными возможностями.

На банковскую карту «банка лнр» переводы сделать невозможно, поэтому муж «героини» ездит и лично встречается с дарителями-волонтерами, просто благодарными жителями ОРДЛО, которые помогают «защитнице».

Их, правда, маловато на фоне многомиллионного ОРДЛО. Все больше неблагодарных, которые сетуют на ухудшение жизни в «угольном раю» и посылают «Танчу» к… В общем, в разные стороны и направления.

Возможно такое недоверие у защищаемых вызвала просьба «героини»-«защитницы».

Как мы знаем, Донбасс, он же против «киевской хунты», которая повела Украину в «гей-европу», ну, и против самой «гей-европы», а тут «защитник» и носитель скреп с необычной просьбой.

Необычность просьбы защитницы русского мира в том, что коляску «героиня-повстанка» хочет не российского и не «республиканского» производства, что очень странно для скрепного человека, отдавшего здоровье за скрепы русского мира, а фашистскую, то есть немецкого производства.

Даже как-то не поверилось в начале. Ну, согласитесь, не может быть такого оксюморона у «защитников» и носителей скреп, чтобы доллары брать в руки или кушать импортное, или, не дай Бог, ездить на иномарках производства «омериканцов», которые захватывают Россию-матушку.

Первое, что вызвало недоверие к этой истории, так это то, как  может «герой» «гражданской войны» побираться в «маленькой угольной швейцарии лнр», которая по экономическому развитию обогнала даже ту же Германию.

Второе, как может «герой» «гражданской войны», который бросил все, чтобы бороться против «гей-европы», «фашистов», защищать скрепы православия и русского мира, просить именно изделие врага, недостойной «гей-европы», возможно собранное руками «гей-европейцев», а что еще хуже «фошиздов Германии». Согласитесь, не логично.

Третье, еще больше посеявшее недоверие к гражданке «Танче», в миру Татьяне Семенюк (Скопенко) это то, что весь мир знает — Россия и Путин своих не бросают. «Защитникам наваросии» и «русского мира», конечно же, Путин и богатая Россия должны были дать все: машину, квартиру, коляску, место на кладбище или даже в Мавзолее, миллион, пенсию и все остальные пабагатому, включая льготы и освобождение от уплаты коммунальных услуг.

А тут «подайте Христа ради». С чего бы? Уж не диверсия ли? Уж не продалась ли Танча укропам или хуже всего омериконцам?

Нет! Успокойтесь! Танча верна своему русскому миру и тому маразму, который у них, у русскомировцев в голове.

А вы к ним присмотритесь повнимательнее, ведь среднестатистический защитник русского мира и скреп, который «деды ваивали» и «на Берлин», он же с айфоном, на подержанной или новой иномарке, пишет в ФБ, пользуясь Интернетом. В быту и для комфорта он предпочитает импортные лекарства, продукты и импортную бытовую технику.

Так что вот эти «на Берлиновцы» на «бмв» или «фольксах» порядком уже поднадоели, как и скрепоносцы, едущие в Израиль на лечение, как и простой русский народ с айфонами и микроволновками.

Поэтому выводы из истории Танчи делайте сами. Я не буду писать ее биографию, это через полгодика будут делать новые писатели новой истории новой «народной автономии Донбасса». Я лишь поставлю пару вопросов и напомню исторические факты.

Итак, война, это плюс к уничтоженным, загрязненным и заминированным территориям еще и масса травмированных, покалеченных людей, как среди воевавших, так и среди мирного населения.

То есть ОРДЛО — это еще и высокий процент людей, получивших увечья на фронте, и считающихся инвалидами, людьми с ограниченными возможностями.

Социальной защиты и реабилитации для таких людей в ОРДЛО нет. Им выделяют минимальную пенсию 2700 рублей, гуманитарный паек (уже отменили), и костыли-коляски производства «республик» или РФ. Все!

Они, безного-безрукие, остаются запертыми в своем мирке. Никому они не нужны. Забытые. Озлобленные.

Иногда за них вспоминают для пиара на какой-нибудь «день победы», «референдума», «республики», «взятия метро».

В ОРДЛО из России пришла не только война, но и цинизм, и даже бизнес на инвалидах. По РФ снуют «волонтеры» с описями болезней, ранений и собирают деньги на «героев». «Герои» этих денег не видят, легкие подачки.

Основной задачей российских «волонтеров» является сбор данных об инвалидах войны — ополченцах, которые они продают в «мануфактуры» РФ, которые занимаются формированием и управлением бизнеса попрошаек.

Одиноких или брошенных родными опочленцев из ОРДЛО продают в такие конторы. Под предлогом приехать на «реабилитацию» в РФ безногие-безрукие едут и пропадают там без вести. Часто едут зарабатывать на вокзалах РФ сознательно — это единственный выход.

Когда ОРДЛО вернется под юрисдикцию Украины (Донбасс же Украина, мы никогда в этом не сомневаемся), в наш социум, бюджет и социальные институции ворвется «племя молодых и ограниченных» в возможностях опочленцев-повстанцев ОРДЛО, которые будут, как граждане Украины, претендовать на пенсии по инвалидности, реабилитацию, лечение и отдых, любовь, уважение и заботу.

Вы готовы к этому? Мы готовы к этому? Просчитали варианты реабилитации в санаториях АТОшников вместе с «повстанцами»? Затраты на УБДшников из ОРДЛО? Затраты на пенсии «герояим-защитникам»? На покупку немецких инвалидных колясок «народу Донбасса», на отечественном они не ездят…

Нет! Так считайте, считайте. Диванных реинтеграторов с «миром где-то посредине» у нас ого-го сколько.

А еще это же и избиратели наши, как-то так. Гражданство РФ эти люди вряд ли получат, и вряд ли их туда переселят.

Так, вопросы реинтеграции закончились. Кстати, вот из таких вопросов-ответов и должна состоять карта войны. Чтобы знать все ее трещинки сейчас и возможные последствия решений после.

А теперь перейдем к историческим параллелям.

Россия-война-инвалиды. Русские своих не бросают. И все вот это победительное, горделивое.

Вторая мировая дала СССР новый подвид населения, людей с инвалидностью, которые впоследствии стали известны, как «сталинские самовары». Как же жили в СССР инвалиды-герои (черт с ним, пусть привычное русской скрепе ВОВ)? А так же, как и «герои-опочленцы» и русские добровольцы- «освободители» Донбасса, Грузии, Чечни, Сирии…

 «По данным Военно-медицинского музея в Санкт-Петербурге, в ходе Великой Отечественной войны ранения получили 46 миллионов 250 тысяч советских граждан. Из этого числа около 10 миллионов вернулись с фронта с различными формами инвалидности. Из этого числа — 775 тысяч с ранениями в область головы, 155 тысяч с одним глазом, 54 тысячи ослепших, 3 миллиона одноруких, 1,1 млн без обеих рук…

Советские органы стали следить за военными инвалидами еще в ходе Великой Отечественной войны. В течение 1943–1944 годов НКГБ СССР направило местным органам госбезопасности несколько директив, требовавших «профилактировать» инвалидов войны, — чтобы вернувшиеся с фронта калеки не вели антисоветской пропаганды.

Причин же для недовольства советской властью было более чем достаточно. Инвалиды Отечественной войны первой и второй группы — т.е. люди, полностью утратившие трудоспособность — получали пенсию в размере 300 рублей в месяц (для рядового, сержантского и старшинского состава), что составляло примерно половину оклада неквалифицированного рабочего. В деревнях же вернувшиеся с фронта калеки не получали почти ничего — в те времена государство было уверено, что содержание инвалидов, вернувшихся с фронта без ног или без рук, является делом исключительно их родственников. Был даже издан специальный закон, категорически запрещавший принимать в учреждения социального обеспечения инвалидов I и II группы, имевших родителей или родственников.

Вместо этого власти предлагали инвалидам самим зарабатывать на жизнь — дескать, в социалистическом обществе должны работать даже безрукие.

В 1948 году с нищими «орденоносцами» советские власти решили бороться. Был принят указ «О выселении в отдаленные районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни».

Расчет Сталина был прост: поскольку большинство населения в СССР было сельским, то и большинство инвалидов-войны, побиравшихся на вокзалах Москвы, были вчерашними колхозниками, от которых отказались родственники, не желавшие тащить на себе обузу — безногого инвалида. И если на деревенскую родню не действовали советские призывы, то должен был подействовать страх оказаться в ссылке из-за нищенствующего родственника.

Воспитательные меры подействовали: в 1948 году нищие инвалиды действительно ненадолго исчезли с улиц советских городов. Но постепенно все вернулось на круги своя. И в 1951 году Сталин постановил радикально решить проблему, поручив всех инвалидов войны, пойманных за попрошайничеством, «добровольно-принудительно» расселить по интернатам закрытого типа.

В июле 1951 года было принято сразу два указа Совмина СССР и Президиума Верховного Совета СССР — «О борьбе с нищенством и антиобщественными паразитическими элементами».

Согласно официальной статистике МВД СССР, во втором полугодии 1951 года в крупных промышленных городах за нищенство было задержано 107 766 человек. Из них инвалиды войны и труда составляли свыше 70%. Уже в следующем году министр МВД отрапортовал о задержании 156 817 человек, занимавшихся нищенством, в 1953 году за «паразитический образ жизни» было задержано 182 342 человека.

Всех задержанных инвалидов войны было приказано расселить в специальных домах-интернатах, которые создавались при каждом областном центре. При этом, разумеется, дома инвалидов войны располагались в отдаленных, скрытых от глаз людских местах, чаще всего в заброшенных монастырях — Соловецком, Кирилло-Белозерском, Александро-Свирском, Горицком Воскресенском, в Нило-Сорской пустыни… Например, инвалидов из Москвы свозили в закрытый Климовский Покровский монастырь и в Ногинск — бывший Богородск, где палаты для безногих фронтовиков были установлены в бывшем лагере для немецких военнопленных «Оранки-74», бывшем Оранском мужском монастыре».

Путинские самовары… Думаю, что пора вводить и такой термин.

Выводы делать не буду. История Танчи настолько кристальна и прекрасна, настолько раскрывает грани войны, морали, чести, скреп и социальных трещин, что добавить к ней нечего.

Может закончить социальную историю по-новомодному? Думай.Те! Ведь налог на восстановление Донбасса, даже в случае дробления и федерализации страны, исходя из того, как сейчас активно двигается эта политическая тема,  и его возвращения в качестве «автономии» , — платить будет не предприятие-банкрот «квартал» разбитых иллюзий, а мы с вами.

Олена Степова, для ИС