Когда-то давно, в долыныэровские времена, мы из Свердловска, Луганской области, со станции «Должанская» на поезде «Екатеринбург РФ — Симферополь Украина — Крым», который следовал через наш приграничный город, ездили на 3-5 дней погулять с детьми в Крым.

Просто так. Устали от суеты. От быта. От школы. Купили билеты и поехали. Из одной области Украины в другую. Без границ, таможен, пропусков, без страха.

Как таковое море было нам не очень интересно, мы больше любили созерцать, поэтому для путешествий мы выбирали раннюю весну или раннюю осень. Парад тюльпанов, парад хризантем в обожаемом Никитском Ботаническом саду, музеи, экскурсии по городам, ну, и, конечно же «Сказка» — зоопарк в Ялте.

Один раз, гуляя по зоопарку, а мы здесь порой проводили целый день, не просто бегая от вольера к вольеру, а читая о животных и их повадках в дикой природе, выискивая в интернете что-то полезное и интересное, дети были маленькие и мне было важно дать им знания, мораль, эмоции, показать мир, мы увидели удивительную и поразившую нас картину.

Возле огромного вольера с обезьянами было очень шумно. С одной стороны вольера сидела тихо и чинно компания обезьян (вид не помню, но крупные) –мамы с детенышами, важные самцы, с другой стороны вольера стояли… В общем, пара мужчин и одна женщина, которые выделялись на фоне окружившей их компании. Они орали, изображая крики обезьян, показывали зачем-то обезьянам свои зады, хлопая по ним руками – слава Богу, что хоть штаны не снимали- корчили рожи, пихали себе в рот бананы, отнимали друг у друга еду, показывали выпячивая гендерные места (опять же, слава Богу, не оголяя их).

В общем, это было несколько шокирующее зрелище. Но именно оно привлекло внимание компаний русо-туристов, которых здесь всегда было много, и они были узнаваемы не только по говору, но и по навешанной на них триколорной символике. Большинство людей быстро обходили эту слишком громкую компанию, выбирая для детей более тихие места общения с более тихой и цивилизованной дикой природой.

А вот собравшиеся вокруг «героев» люди громко смеялись, повторяли за активистами звуки. Снимали это на видео. Это зрелище приносило им удовольствие.

Я хотела увести детей, но они замерли и рассматривали все это.

Я все же настоятельно вывела детей из поля обезьянника в более мирную и тихую ауру лам. Вернулись мы к обезьянкам лишь после того, как там утихли крики человекоподобных. И тут моя старшая дочка — ей тогда было 12 лет — сказала, что она очень хочет оставить отзыв для директора зоопарка в книге, которую я им показывала и читала оттуда отзывы посетителей.

— Тебе так понравился зоопарк, что ты хочешь похвалить людей за заботу о животных? — спросила я ее,- или тебе что-то не понравилось и напугало?

— Да, мама, мне все здесь нравится, здесь животные выглядят очень красиво, ухожено, их можно кормить и гладить, но мне понравилось другое, их здесь не только кормят, мне понравилось, что их здесь развлекают. Ты видела актеров, которые смешили обезьянок? Ты представляешь, как животным здесь скучно. Целыми днями толпы людей ходят туда-сюда люди, смотрят на них. Это же, наверное, плохо действует на их настроение и психику. Поэтому директор и посылает актеров, чтобы они смешили обезьянок. Когда те дяди и тетя кривлялись, мне сначала стало страшно, а потом я посмотрела на обезьянок, они так внимательно их рассматривали, переговаривались между собой, потом привели детей посмотреть, что-то говорили малышам, наверное, чему-то учили, как ты нас. И я поняла, что эти люди не страшные, оно просто актеры, чтобы обезьянкам было весело, чтобы показать, … ну, не знаю, мне трудно сформулировать, но, думаю, что об этом нужно написать отзыв.

Мы тогда написали коротко «спасибо за ваш труд, внимание и любовь к вашим питомцам».

Моим читателям из Украины уже и не нужно пояснять, что я имела в виду, и что хотела сказать, а вот читателям из РФ поясню. Нет, я не хотела подчеркнуть ни принадлежность Крыма Украине-это само собой разумеющееся понятие, и, уверена, что скоро мы снова поедем из уже Черкасской области в Крымскую на экскурсии по любимым местам, теперь у нас там много друзей среди крымчан-украинцев, крымско-татарского народа. Я не хотела подчеркнуть, что кривляющиеся люди были россиянами. Я не знаю их национальность и гражданство, они были без ленточек, чтобы опознать в них русо-туристов. Из русо-туристов были зрители.

Мои дети, а им тогда было 12 и 8 лет, не могли допустить мысли, что Люди, Человек, Гражданин, может так себя вести. Вести себя так, что животные затихают и рассматривают это существо, даже не принимая его за равного себе.

Они приняли девиантное асоциальное поведение посетителей за игру актеров, так как в их мире Люди себя так не ведут.

Понимаете? Повторю. Дети восприняли девиантное поведение взрослых, как игру актеров, так как в их мире взрослые себя так не ведут. Хотя…Зачем я повторяю доя русских. Знаю же, что не поймут. То, что для нас девиантное, для них — норма. И так было всегда. В любое время, год, столетие.

Я не хочу сказать, что наше шахтерское приграничье было эталоном гражданственности или социализации. Нет. Отдыхая на природе, свердловчане оставляли за собой горы мусора и битого стекла. Убрать за собой место отдыха здесь не приучены. Скажу так, желающих убрать за собой здесь было примерно 1 к 1000.

Здесь и до войны была норма пить на улице. Наливайки, пивнушки, летние площадки, где в присутствии детей водка, пиво-норма. Но…Начинает компания шуметь и материться, а в кафе есть дети, тут же похлопают по плечу- эй, братан, заканчивай, здесь дети. Редко, кто продолжал. Скажу так — присутствие женщин здесь мужское хамство не останавливало. Здесь от женщин можно было увидеть еще большее хамство и еще больше алкоголя, поэтому вот это гендерное «здесь дамы» на Донбассе было давно стерто, а вот «здесь дети» — все еще оставалось стоппером.

И все же, все же, все же. Нормы поведения с 90-х на Донбассе очень сильно изменились. Все больше и больше Донбасс терял спесь «рабочему человеку все позволено», областные центры все больше и больше окультуривались. Тот же поезд, на котором я и мои земляки ездили в Крым, так резко разделял нас и делал узнаваемым. Купе, где все аккуратно разложено, дети играют тихо, смартфоны не орут, музыка не перекрикивает остальную музыку, нет огрызков и бумажек-это едут украинцы. Купе, тарелки вчерашнего «Доширака» перемешаны с только что запаренным, где куча бумаги, огрызков, орущие дети, вонь, люди, разговаривая, перекрикивают друг друга, никто не пользуется наушниками для просмотра видео или прослушивания музыки-это едут русские. В купе звенят ящики пустых бутылок. «Тагил. Расия» — регулярно заставляют вздрагивать и считать часы до станции.

Война сделала страшную вещь. Или полезную, пока не знаю. Она разделила нас. На Людей и Нелюдей. Она показала, что такое жить без правил, что такое жить там, где правят девиантные люди. Она показала, как важно оставаться Человеком. Даже, если на тебя смотрят животные. Как важны в обществе такие позиции, как мораль, совесть, гражданская ответственность, психологическое здоровье нации, облико морале.

Еще вчера мы не задумывались о важности в нашей жизни культуры, мовы, истории, религии, сегодня-это участки нашего фронта, на котором мы отчаянно ведем войну, очищая его от носителей девиантного мира.

Что такое русская культура? Это низкопробный тюремный шансон, выпячивание на показ животных потребностей- пожрать, переспать, это маты, это страх, кровь, это возведение в степень героизма желания убивать и грабить, это культ насилия. На России не понимают позиции свободы выбора даже в отношения мужчина и женщина. «Да жени ты его на себе»- это про любовь, если что. Сколько вы не будете рассказывать о психологическом насилии в семье и отношениях, вас не поймут.

Это же стало жизненной платформой и на Донбассе. Не сегодня. Не во время войны. Донбасс орусявливался годами, столетиями. «Бьет-значит, любит» — здесь скажет и психолог, и поп в церкви. «Стерпится-слюбится». «Врежь ей, чтобы понимала». Здесь семьи больше напоминают отношения зэка и надсмотрщика. Это норма. Это пугает. Но, это заставляет и искать завтрашние точки окультуривания Донбасса. Так сказать, видеть новые участки фронта.

Война приходит туда, где общество готово к ней. Именно поэтому Донбасс так быстро закрычал-пабагатому. Носителей девиантного поведения хватает в каждой области. Чтобы их зажечь, много не нужно. Пообещать пабагатому, забрать и поделить, всем все раздать, всех сделать равными, равняя по нижнему звену, по дну общества и морали, дать зрелищ насилия и крови. В позициях этих людей не будет будущего, только сегодняшняя колбаса.

На Донбассе война сразу же вывела на первый план всех людей, носителей девиантного поведения. Она как бы включила эту кнопку в людях, и сделала нормой то, что еще вчера было неприемлемо, нонсенс.

Посмотрите на носителей триколорадок и апологетов русского мира на митингах в Харькове, Одессе, в Киеве, и Львове, они как братья-близнецы похожи на донбасян, и на русо-туристо. Один ген? Одно воспитание.

Понятное дело, что общество не может состоять исключительно из высокоморальных индивидов. Во всех странах убивают, воруют, обманывают, пьют, бьют. Но, как важно жить в стране, где девиантных людей минимум, и правит мир порядка, морали, закона и человечности. Как же это безопасно. Как чисто на улицах. Как приветливо в обществе.

Я Каневе я с 2015-го. На Донбассе я прожила 42 года. Так вот за 3 года жизни в Каневе и в селе я услышала в миллион раз больше «дякую», «будь ласка», чем за 42 года жизни на Донбассе. Мне улыбаются незнакомые люди, мужчины пропускают вперед, в автобусах уступают место. Здесь, это больше норма. Девиантное поведение здесь не исключение, нет, его носителей здесь просто меньше, в разы меньше, ЧЕМ НА Донбассе, и в миллионы раз меньше, чем на России. Здесь нет летних площадок -наливаек в центре жилых кварталов или в городе. Донецким, тем, кто построил там себе пабагатому, но выехал из построенного пожить к хунте, здесь неудобно, не приживаются. Их слишком заметно везде.

В «АТБ» две семьи делают выбор товаров, орут через прилавки, дети бегают по залу, толкают посетителей, едят, воруют конфеты и сырки с полок, мамы улыбаются «какие смышленые». Люди шарахаются. Устав от ора в маленькой очереди к кассе, тихо выдыхаю в затылок – «о, донецкие, как не узнать, хотя, нет, скорее пригород, Енакиево, Горловка». Впереди стоящие каменеют и затихают.

Даже на пляже местную компанию с пивом трудно отличить от компании без пива. Все тихо, без «лава садилась», «ГЭС на себе держал», «агрономы круче механиков». Здесь не орут на ребенка «закрой рот, дебил». Видела только пару раз, да и то русскоговорящих.

Русские говорят о нас — братья. То есть-похожи. Посмотрите на себя. Да, есть схожесть вот русских с опочлением бамбаса и «наротом бамбаса», не спорю, есть схожесть апологетов кремлевского сектантства с завсегдатаями психиатрических клиник. Мы не братья, мы даже не одного вида. Мы Люди. Вам до них еще нужно доэволюционировать.

Вот если собрать всех вместе вот этих носителей триколорадных ленточек, то даже представитель дикой фауны будут рассматривать этот феномен девиантного поведения, показывая своим детенышам- смотри, лучше быть воспитанной обезьянкой, чем русским быдлом.

В Умани мамаша из экскурсионной группы выводит мальчика чуть в сторону, под дерево, чтобы он пописал. Рядом туалет. Но, нет. На экскурсии «великие» из Питера. Вот это самое удивительное. Тут же хунта, до зубов вооруженная монтажной пеной и приспособлениями для экстренного распятия младенцев, ан, нет, русо-туристов много в Каневе, в Умани, в Киеве. Но, об этом не в этой истории.

Все больше и больше слышу от переселенцев- «мы не сможем вернуться на Донбасс, так как уже не сможем без «дякую» та «будь ласка», без улыбок, без поданной мужской руки, помогающей незнакомке выйти из транспорта.

Украина все больше и больше становится Европой. Россиян это пугает. Они навешали на европейскую жизнь странных ярлыков, ни разу не посетив Европу, только потому, что они ее бояться. Они там чужие. Со своим «тагилом», быдлячеством. Они это понимают. Им страшно. Поэтому, чтобы доказать, что им «имперцам» там, в «гей-европах, засранных и грязных» нечего делать, не из-за того, что их русская величественная нищета не позволяет путешествовать, а вот из-за «высоты» русской культуры над «загнивающим миром», они рассказывают друг другу сказки, о грязи, голоде, пугают друг друга геями, часто скрывая за гомофобством банальную тягу к биполярному.

Донбасс же устал от быдлячества. Вчерашние «герои-опочленцы» сегодня в глазах тех, кто увидел все грани войны, находясь в оккупации –пьянь, наркомань и рвань. Именно поэтому в ОРДЛО люди не занимаются волонтерством, и не помогают своей «армии».

Жители ОРДЛО в соцсетях все больше и больше позволяют себе правды- «в ополчение что специально собирают весь неадекват, на блокпостах бухие, вонючие, наглые, на рынке идет такой с автоматом, распихивает всех, хотя людей же мало, иди где хочешь, и жена за ним «Вася, в@би ей, ана миня талкнула».

«На работе боюсь рот раскрыть. Выжгла себя изнутри. Приезжаю в Украину, ловлю себя на мысли «вы ругаете власть, и говорите о диктатуре, вы хоть знаете, что такое диктатура, вы жили в стране, где боишься соседа и сотрудника, куму и брата, чтобы не донесли».

«Сосед и до войны пил, с работы пару раз выгоняли, сейчас вообще с катушек улетел. Все живем, как на ядерной бомбе. Его штырит, кто его знает, от чего, он орет «бандеры наступают», стреляет с балкона. Вызвали полицию, а они, «а что мы сделаем, он воевал, мы не имеем права его сажать».

«Детей вечером — а вечер у нас наступает в три часа дня, кто не знает- на улицу страшно выпустить. Не стесняясь, приходят дяди и предлагают такое, что сын плакал неделю, еле разговорили, хотели к психологу, да где его взять, адекватного, пошли к одному, а он-идите в церковь, кайтесь, ваш ребенок сам этого хотел».

80% раскрытых преступлений в ОРДЛО совершены представителями местного опочления, то есть, служащими «народной милиции» ОРДЛО.

95% раскрытых преступлений сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних, как мальчиков, так и девочек, совершены либо гражданами РФ, прибывшими воевать в рядах опочления, либо опочленцами-местными жителями, воюющими в незаконных военных террористических формированиях, либо апологетами русского мира, поддерживающими российскую оккупацию Донбасса.

Вырезают заводы Донбасса на металл местные жители, спившиеся и ставшие наркоманами. Воруют у «народа Донбасса» гуманитарку представители «народа Донбасса». Хамит, обвешивает, продает гнилье, снимает порчу «народу Донбасса» «народ Донбасса».

Девиантных людей стало больше, они стали основой общества. Почему? В чем причины?

Это сложное расследование. Напомню, что вот эти строки не следует читать, как «все там». Я еще раз подчеркну, большинство тем мне предлагают вынести на обсуждение именно живущие в оккупации украинцы. Те, кто не предал. Те, кто все еще ведет борьбу не только за возврат территорий, а и за возврат людей, осознавая, что хотим ли мы или нет, но мы живем в мире, наполненном разными людьми, не совершенными, не идеальными, с разным мировоззрением, разной политической предпочтительностью, разными моральным стопперами и табу, и даже без них.

Темой, побудившей меня написать это размышление, стало еще одно важное событие, показавшее миру, что есть «нарот бамбаса» и кто стоит за «защите» донбасянско-русского мира.

Представители «народной милиции» ОРДЛО уже не могут скрыть факты массового алкоголизма в рядах «защитников», их принадлежность к уголовным преступлениям, их девиантность.

Да, пока еще звучит «мы не этого хотели», но следом уже и «как так получилось, что быдло стало нами управлять, что быдла стало больше, и оно изменило нашу жизнь».

Долгое время пропаганда русского мира в ОРДЛО держалась на «наши мальчики сажают розы, а злые укры по ним стреляют». Это вам здесь мог рассказать каждый второй. С эмоциями, с кулаками. «Ополчение наши герои», это «вы нас убиваете». За пять лет жизни рядом с «героями» ОРДЛО получило встряску. «Герои» опочления оказались ворьем, мародерами, пьянью и наркоманью, как и русские «освободители».

Как скрыть от себя лично тот факт, что ты живешь в охраняемой и защищенной «республике» без бандер, но каждый день грабят-убивают-насилуют-хамят тебе свои же, такие как ты «нароты бамбаса», «наварасы» в триколорадках? Ты молчишь, а этот вопрос все равно в тебе сидит, — это тоже из размышлений жителей ОРДЛО,-от тех, кто пишет мне «вот нас обманули, мы разочаровались, давайте нас скорее освобождайте, нас же здесь убивают бандиты, а вам все равно».

Когда-то пророссийская пропаганда старательно давала жителям ОРДЛО «афганскую» картинку- мол, Украине кранты и каюк, так как в Украине много мобилизованных. Они вернутся с фронта и устроят такое, такое…. Это была фишка. Ждать, что Украину уничтожат «правосеки-нацики», которые «привыкли убивать мирный народ Донбасса». За пять лет, эти «новости» тихо сошли с пропагандистских рельс.

Грабят и убивают в городах ОРДЛО, в «республиках», на дорогах, в городах, в селах «народ Донбасса» мобилизованные «народы Донбасса», так называемые опочленцы. Понятное дело. Есть здесь и ихтамнеты и добровольцы-россияне. Их вина –это отдельная тема. Не стоит преступления местных жителей прикрывать преступлениями оккупанта.

А наши злые и кровожадные нацики открывают кафе, пишут книги, идут служить в Нацполицию, работать в министерства, преподавать в школах, возвращаются к работе, к мирной жизни, к семьям. Вместе с обществом и любимыми решают вопросы посттравмата и социализации. И общество только мужает и обретает гражданственность, осознавая, что они для всех нас сделали. В городах криминал-это криминал мирных граждан. В сводках ОРДЛО «педофилом оказался экс-опочленец», «сожительницу убил представитель народной милиции»…

Девиантные люди, захватившие власть над обществом, вводят в норму свои девиантные порядки. Но…Как получилось, что, казалось бы моральное меньшинство на Донбассе — а по статистике Европы девиантных людей в социуме должно быть в разы меньше- смогло стать большинством. Это вопрос для жителей ОРДЛО.

Для россиян…Нет, для них вопросов не будет. Это страна с преобладанием людей девиантного поведения. Здесь давно ложь является государственной доктриной, цинизм- государственной политикой, а асоциальность-нормой в обществе. Говорить с ними о морали, общечеловеческих нормах…У меня кот понимает, где его лоток, а где миска. Граждане РФ-нет.

Я много пишу об облико морале «народа Донбасса» лишь потому, что обликом орале «русских братьев», мы, слава Богу, увидели. Что делать, кроме, как вычеркнуть эту страну из поля своей жизни, культуры, экономики, чтобы избежать девиантного влияния, иного я не вижу. Стена! Экономическая. Ментальная. Культурная. Моральная. Политическая.

А вот на Донбасс нужно смотреть. Рассматривать. Чтобы видеть все его трещинки. Чтобы выработать позицию деоккупации сознания без которой деоккупация территорий мирным путем не возможна. Донбасс-наше зеркало. Понимаете? Мы должны смотреть в него и думать о том, как сделать Украину лучше. Как не допустить к власти Торговую марку «Простой народ» с доктриной- пабагатому, всех расстрелять, у всех забрать и поделить, мир любой ценой.

И если кто-то хочет «мир любой ценой, обнять и простить», -не говорите об этом тем, кто каждый день живет под прицелом «мирных обманутых пропагандой граждан Донбасса, которые воюют не против Украины, а против захватившей ее хунты и бандер».

Примеры, кого «простить и обнимать», я вам буду приводить каждый день.

Боец «народной милиции лнр», как представитель «народа Донбасса» и «республики» четко, уверенно, позиционно, и бескомпромиссно высказал свою позицию представителям миссии ОБСЕ, которые 24 декабря 2018 года, находились с наблюдательной миссией в районе поселка Хорошее.

Встретив представителей миссии на блокпосту боец «опочления» «нанароссии», представитель «народа Донбасса» и «республики» в целом Ковальчук Владислав Викторович, 1975 г.р., вступил с представителями ОБСЕ в жесткую полемику.

Как всегда, как принято или как положено опочлению бамбаса, защитник и представитель «нарота бамбаса» был в состоянии крайнего ахтунга, то есть в угаре алкогольного опьянения.
Ковальчука с применением обсценной лексики (не буду подсказывать русским неучам что это, пусть гуглят), которая больше известна как язык «народов Донбасса», «наварасов» и «истинно русских православных» обвинил представителей миссии в слепоте, глухоте и работе на гей-Европу, пиндосов и других массонов.
Для усиления дипломатического эффекта Ковалев плюнул в сотрудника ОБСЕ, показал ему фак, знак рукой, обозначающий на языке «народов Донбассса» слово уй, после чего повредил флагшток с символикой СММ ОБСЕ и оторвал дворник заднего стекла автомобиля.

Олена Степова, для «ИС»