Новости из зоны: Актуальные вопросы жизни в оккупации

-

Читайте также

Знаете, вот мы, дети цивилизации, не задумываемся над тем, что такое жизнь, социум, такие обычные и банальные вещи, как работа государства, почты, банка, телефона. Оно есть, и мы привыкли этим пользоваться. Магазин, например, ну, вот как его может не быть, когда вон их сколько. Банкомат. Банк. Почта. Работа. Трамвай. Метро. Вывоз мусора. Работа коммунальных служб. Больница… Тысячи банальностей нашей жизни, не так ли? Мы так привыкли к тому, что это рядом, что если обычного гражданина попросить представить жизнь без всего этого, он, скорее всего рассмеется и примет вас за сумасшедшего, остановив поток вашей фантазии банальным — а куда это все денется.

И если вы ему скажете, что это исчезнет, если в его дом придет война, он так же вам не поверит. Доказано Донбассом.

Знаете, ведь в 2014-м, когда критическое большинство жителей Луганской и Донецкой областей, мечтали жить «как на России», «как в СССР», «не кормить Киев» и быть самостоятельными, я с ними разговаривала на эту тему и задавала вопрос, как они будут жить без документов, без банков, без магазинов, без почты, без государственной валюты.

Все смеялись. А куда оно денется,- это был основной контр-вопрос-аргумент.

Ну, как же, вот, вы же против всего украинского, а это значит, против украинского правосудия, закона, валюты, конституционных прав, банков, госструктур,- пыталась я задать тон логического мышления оппонентов,- а если вы станете частью РФ (здесь многие хотели, как в Крыму), то у вас будет российское законодательство, правосудие, валюта, банки, госструктуры…

Это хорошо, оживлялись земляки, будем жить, как в России.

Но, тогда у вас не будет закона о престижности шахтерского труда, льготной пенсии, бесплатного бытового угля, льгот, которые прописаны исключительно в украинском законодательстве.

И куда оно денется, укоризненно смотрели на меня земляки, Украина ж должна и обязана.

Но, парировала я, Украина должна и обязана своим гражданам, а вы станете гражданами РФ, то есть у Украины по отношению к вам долги и обязательства закончатся, а у Российской Федерации начнутся.

С моими доводами не соглашались. Все хотели жить как в России, но, чтобы остались льготы Украины.

Когда критическое большинство моих земляков проголосовало на «референдуме» (да, я понимаю, что все это фикция, распечатанные на принтерах «бюллетени» никто не считал, но реальная поддержка «самостоятельности Донбасса» была в пределах 80%, вне зависимости от ходил-не ходил), я снова задала те же вопросы, но уже с позиции жизни в «самостоятельной республики». Ответ был неизменным,- а куда все денется.

Украинские банки и банкоматы, почта, международные переводы, украинская пенсия, украинские и импортные товары, как и многое другое исчезли почти сразу же, даже до прихода русских братьев и перехода «восстания против киевской хунты» в «республику». Их начали громить сами представитель «республик», «народного ополчения», то есть, народ. Народ, резко получивший от РФ оружие, сбивался в банды, называл себя «народным ополчением», «народной милицией» и почему-то ехал грабить «МЕТРО», «Эпицентр», магазины, банки, банкоматы.

«Республика» не утихомирила «республиканцев». Народ, получив моральную индульгенцию на разграбление своего края, почувствовал безнаказанность и кровь, ринулся набивать карманы, чаще всего, за счет своих же соседей, земляков. Ведь, если один привозил домой фуру окорочков, отобранный у перевозчика или предпринимателя-оптовика или же банкомат, привязанный к БТРу, то у второго не было работы продавать эти самые окорочка, и денег, на пенсию и покупку, этих самых окорочков.

Самое интересное и страшное на этой войне для меня именно жители Донбасса, люди, которые стали тяговой силой войны.

Оккупант и насилие, оккупант и беззаконие, оккупант и мародерство-это, согласитесь, оправдано и понятно. Оккупант для этого и оккупирует территорию, чтобы грабить и довлеть, а вот почему те, кто строил «республику», местные жители, стали палачами своих городов и друг друга.

Страна строится для граждан. Для жителей этой страны. Для народа. А значит, ее строит сам народ, граждане, жители этой страны. И стоят они страну для себя лично, для своих детей и внуков, а не для кого-то чужого. То есть они должны сделать все, чтобы росли плодоносящие сады, текли чистейшие реки, работали процветающие предприятия, росли доходы и работали на благо граждан.

Так почему же «республики» стали платформой для казнокрадов и разграбления, насилия и убийства, мародерства и деградации? Ведь «республики» строили их граждане для себя.

А может это и есть «по подобию своему»? То есть «республики» построены так, какими их и видели граждане изначально, такими, какие там живут граждане, чиновники, работяги, учителя, врачи, шахтеры?

Фермеры ОРДЛО потеряли 40% посевных площадей. Они или заминированы, или заняты под полигоны. Нарушены экономические связи и фермера Луганщины и Донетчины остались без финподдержки из госбюджета Украины, что привело к исчезновению семенного фонда, снижению качества зерна и урожаев.

За гуманитарную помощь из РФ фермеры ОРДЛО отдают 30% зерна, то есть платят и это помимо налогов в «бюджет республик».

Работают фермера ОРДЛО на технике времен СССР и независимости Украины, купленной до 2013-го года, новой техники, а тем более. Современной они не могут позволить себе купить. Как не могут позволить себе гербициды, пестициды и удобрения. Системы полива-орошения здесь были срезаны на металлолом бравым «народным ополчением» еще в 2014-м году. Засушливый климат Донбасса. Вырастить здесь что-то без полива, практически не возможно.

Шахты Донбасса. Угольная отрасль потеряла 80% производства. Большинство шахт закрыто. Те, кто вчера кричал «мы кормильцы Украины» теперь ненавидят Украину за то, что нет госфинансирования из бюджета Украины. «Республиканцы» открыто признают, что шахты не рентабельны и выживали исключительно за счет поддержки из государственного бюджета Украины. Уголь «республики» продают исключительно в РФ по низкой цене, зачастую российские потребители не рассчитываются с угольной компанией (в ОРДЛО это компания-монополист «Внешторгсервис», принадлежащая Курченко). За 5 лет на шахты ОРДЛО не поставлено ни одного комплекта нового оборудования, шахты не модернизируются, растет травматизм и гибель горняков на шахтах. 80% шахт уже затоплено.

Даже те шахтеры, кто «навоевался» в опочлении и устал, разочаровался и хотел бы вернуться к мирной жизни, в ОРДЛО не могут найти себе работы, шахты разграблены их товарищами или даже ими самими.

В ОРДЛО закрыты сельские ФАПы (нет финансирования), сельские больницы, сокращена сеть профильных клиник: закрыты туберкулезные диспансеры (в ОРЛО такая больница только в Луганске, в ОРДО-только в Донецке), кожно-венерологические диспансеры (профильные врачи ведут прием в обычных больницах, в порядке живой очереди), лаборатории ВИЧ-инфекций, инфекционные больницы.

Врачи оказывали сумасшедшую поддержку «русскому миру», открыто призывали не оказывать медицинскую помощь «укропам», и сдавали патриотов или украинских военных, попавших в больницы, и оказались совершенно не нужными «русскому миру».

В этом году без студентов-медиков осталось Свердловское медицинское училище. Желающих получить «деплом» «республики» и работать на зарплату 3500 рублей, здесь нет. «Скорая» может приехать, а может быть и нет. У нее могут быть лекарства, а может быть и нет. Врачи могут быть пьяными, а может быть и нет.

Затухает сфера ЖКХ. Воды идет по дням, люди сидят без воды месяцами. Вода в ОРДЛО условно техническая.

Дороги разрушены траками. Поля и обочины заминированы.

Жизнь в ОРДЛО давно рулетка. Вот, например, житель ОРДЛО, на торпеде машины иконка с царем Николаем, фото путина, триколор, колорадка, все атрибуты «свой». Может еще и надпись «на Берлин» или «на Киев». Его подрезает танк, БТР или такой же лихач опочленец с иконкой, портретом и триколорадкой. И здесь прав тот, у кого есть «крыша» повыше, а если «крыши» нет и один из участников ДТП обычный мирный житель, он и виноват.

Знаете, в ОРДЛО погибло или пострадало больше тех, кто не хотел замечать войну или даже помогал ей. То есть был активным или пассивным «путинвведистом». Свои здесь у каждого свои. Когда закончились чужие и враги народа, свои начали убивать и грабить своих. Это закон гетто. Закон закрытых территорий. Когда вокруг одни убийцы, убийство перестает быть нонсенсом, это становится банальностью.

Кстати, ведь закон, суд, милиция, это ведь тоже банальность, да? А если это служаки «республики», то есть охраняют «республику», гетто, чтобы народ не разбегался?

В ОРДЛО действуют «законы» ОРДЛО, смертная казнь, доносы, пытки, подвалы… Это там уже банальность, обыденность. Реальность.

Если преступление совершает участник «народной милиции лднр» или ихтамнето-бурято-псковянин, его не накажут в ОРДЛО. А вот если на мирного обывателя напишут донос, или его задержат за нарушение комендантского часа, из него могут выбить любое признание. Выбить показания и расстрелять!

И, тем не менее, гетто живет. И даже не хочет назад в Украину. Да, многие уезжают на заработки, многие семьи разорваны, но возвращаются, если выживают. Да, на заработках в России погибло или пропало без вести жителей ОРДЛО больше, чем в военных действиях.

Рост криминала — это банальная реакция общества на войну и деградацию, на оружие и беззаконие.  Но, большая часть криминала совершается «гражданами республик» в отношении «граждан республик». Почему?

Доносы на «граждан республик» пишут «граждане республик». В подвалах «граждан республик» убивают «граждане республик».

Война — это банальные вопросы морали. Но банальные ли?

Сегодня я, как обычно, дополню свой рассказ скринами из соцсетей ОРДЛО.

Все чаще слова, это просто мишура. Пропаганда «счастливой и безопасной жизни в республиках» навязчиво просачивается во все сферы жизни мирных частей Украины под видом «там жить можно, особый статус примирит».

Особый статус хотят дать в рамках административных территорий всей Луганской и Донецкой областей, после демилитаризации этой территории, то есть выведении наших войск.

Особый статус даст возможность амнистировать (не привлекать к ответственности) всех жителей ОРДЛО независимо от совершенных преступлений, а так же соединить части МВД Украины Луганской и Донецкой областей с частями «народной милиции республик» для совместного наведения порядка и патрулирования.

Судьи ОРДЛО после особого статуса получат равные права с судьями Украины. Линия разграничения будет проходить по территории административных границ Луганской и Донецкой областей.

О выведении русских войск в демилитаризации нет ни слова, ведь ихтамнет. Украина приняла эту сторону и ввела новые нарративы- «инцидент», «конфликт».  Украино-российская граница со стороны ОРДЛО (ОС) останется под совместным патрулированием частей МВД «автономии» и «пограничных войск» «автономии».

В ОС-«автономии» будут действовать свои законы и подписано соглашение, например, об экстрадиции граждан Украины, признанных преступниками «судами» «ос» по «законам» «ос». То есть любой ВСУшник, АТОшник, патриот, журналист, блогер, может по «закону» «ос» быть признан «врагом народа Донбасса» и Украина должна будет его арестовать и выдать в «ос».

Все документы, выданные ОРДЛО с печатями «л-днр», будут признаны Украиной, например, такие, как стаж работы, дипломы, документы на недвижимость, стаж обучения и службы в милиции-армии.

Но что будет происходить потом? С теми, кто останется в оккупации, проукраинскими, патриотами, территориями, предприятиями? Коснется ли их тлен ОРДЛО? Готовы ли люди жить в гетто? Как оно, жить в гетто?

На эти вопросы лучше меня расскажут короткие истории в скринах из соцсетей ОРДЛО.

 Знаю и уважаю своих мудрых читателей, которые найдут здесь много ответов на свои вопросы, и найдут много тем для своих вопросов, чтобы поставить их тем, кто до сих пор беспечно говорит «а куда это все денется», «хуже не будет», «какая разница»…

Война, она не проходит просто по стране, территории или земле. Она проходит по каждому дому, квартире, селу, городу, судьбе, человеке, хотите вы того или нет, ваша это война или нет.

На войне вы чаще всего пешка. Если вы поставили себя вне войны, вы жертва, заложник, но войны, да и та же пешка. Это вами будут жертвовать, и прикрываться в любом случае. Как и тем, кто был согласен на войну, мир любой ценой. Ведь все имеет свою цену. И тот, кто готов ее заплатить, вряд ли будет платить чем-то своим, скорее всего, он заплатит чем-то вашим или лично вами.

Общество реагирует на войну мгновенным падением морали и деградацией. Экономика — остановкой производства. Земля… Экология… Война пожирает все. И вопросы нужно задавать до того, как …

И выводы делать до того, как…

Я не хочу, чтобы мы так и остались страной не выученных уроков.

Олена Степова, для ИС

Свежее

У Литві демонтують найбільший меморіал радянським військам

Муніципалітет Вільнюса розпочав роботи з демонтажу радянських скульптур на Антакальніському цвинтарі. Роботи можуть тривати близько трьох тижнів. Про це...