«Мы не люди, мы – скот»: с чем приходится сталкиваться желающим попасть в Крым

-

Читайте также

Патрули боевиков вновь обнаружены в пределах районов разведения сил — ОБСЕ

Боевики вновь нарушили договоренности и зашли в районы разведения сил в районе населенных пунктов Золотое и Петровское. Об этом...

Силовики заблокували центр Мінська, на в’їздах в місто стоять військові. ФОТО і ВІДЕО

В основний день голосування на виборах президента Білорусі, на в'їзді до Мінська зафіксували військову техніку, пише «НВ». Як повідомляє білоруська...

В Пентагоне сообщили, сколько военных останется в Афганистане после сокращения контингента

США планируют до конца ноября сократить присутствие военного контингента в Афганистане до 5 тыс человек, заявил глава Пентагона Марк...

Пандемия коронавируса усложнила процесс пересечения административной границы между Крымом и Херсонской областью. К примеру, попытка пересечь админграницу и заехать на полуостров с территории материковой Украины занимает сейчас более восьми часов, причем львиную долю этого времени желающие попасть на временно оккупированную Россией территорию проводят на открытом солнце без доступа к питьевой воде, отмечает корреспондент Крым.Реалии Давид Аксельрод, который решился и провел подобный эксперимент.

«Говорят, с утра людей меньше, будем надеяться, что получится побыстрее пройти, не 5-6 часов, как писали в Фейсбуке», – говорит молодая девушка своей попутчице по пути к украинскому КПВВ «Каланчак».

В микроавтобусе, который довез меня до админграницы, ехали всего семь человек. Такой пассажиропоток во время пандемии уже стал привычным, рассказывал по пути от Херсона до КПВВ Михаил – водитель одной из транспортных компаний, которая осуществляет перевозки в аннексированный Крым из нескольких областных центров материковой Украины.

«Сейчас рейсы вновь стали регулярными – по одному в день, а до 3 июля ездили как придется», – добавил водитель.

За 50 метров до здания украинского КПВВ группу людей, пересекающих админграницу, встречает первый украинский пограничник. Он лишь просит предъявить ему паспорт и показывает, в какое из зданий нужно идти для прохождения контроля.

В помещении очереди почти нет, работает одно окно. Пограничник спрашивает: «Откуда, куда?» После этого тебе возвращают пластиковую ID-карту вместе с красным ламинированным талоном, который нужно вернуть на выходе из КПВВ. Таможенный контроль на админгранице отсутствует, поэтому после паспортного люди сразу направляются в сторону российского пункта пропуска «Армянск».

«Вы зря потратите время»
Российский и украинский КПП находятся на расстоянии 750 метров друг от друга. На подходе к российскому пункту пропуска молодой пограничник встречает меня вопросом: «Гражданин РФ? Можно ваш паспорт?»

С такими же словами он обратился еще к нескольким людям, собрал у всех паспорта и ушел к небольшому металлическому помещению, где стоит стационарный телефон. Через небольшое окошко видно, как он берет каждый паспорт, надиктовывает в трубку какие-то данные и по каждому ждет ответа. Через полчаса первые пять человек, включая меня, получают свои паспорта обратно.

«У вас все в порядке, сейчас покажете содержимое чемоданов и можете проходить», – говорит он мне.

К другому парню – гражданину Украины с материковой пропиской – возник ряд дополнительных вопросов.

«У вас какие при себе документы еще есть? Копия российского паспорта мамы есть?» – спрашивает российский пограничник.

Молодой человек отрицательно машет головой.

«Ну, значит, вас не пропустят. Вы, впрочем, можете пройти, я не имею права вам препятствовать, я могу только предупредить, что вы зря потратите время», – говорит пограничник.

Молодой человек не обращает внимания на предупреждение и принимает решение попытать счастья непосредственно на паспортном контроле.

Пересечение административной границы между Крымом и Херсонщиной гражданами Украины с регистрацией на материке в настоящий момент возможно лишь по узкому перечню причин, преимущественно, гуманитарного характера. Парень, который позже представился мне Андреем, сказал, что едет к маме, которая получила российское гражданство в Крыму, но копии ее паспорта у него с собой нет. Есть украинский паспорт и свидетельство о рождении, которые доказывают их с матерью родство, но этого, как сказали российские пограничники, недостаточно.

Между тем местом, где у нас забирали паспорта и проверяли ручную кладь, и паспортным контролем – еще около 70 метров. Дорога проходит по узкому, зарешеченному с обеих сторон коридорчику.

Проходя по нему, я вновь услышал, как две девушки – те, которых я обогнал у украинского КПВВ, с надеждой говорили друг другу о том, что, возможно, сегодня удастся преодолеть админграницу поскорее и, если повезет, попасть на самоизоляцию, а не в обсерватор.

«Всех – в обсерватор»
У маленького капитального здания, где обычно расположены пункты паспортного и таможенного контроля, а теперь еще и Роспотребнадзора, к 8:30 уже стоит большая, но дезорганизованная очередь. На попытку поинтересоваться, кто крайний, сидящая прямо на асфальте в длинном белом платье девушка отвечает, что этого тут уже никто не знает, поскольку за последние два часа ни один человек в здание так и не попал.

Девушку зовут Сабина. Она – студентка одного из киевских ВУЗов. На российском КПП она оказалась в полпервого ночи и с того момента так и не смогла добраться до паспортного контроля. По ее словам, около 6:30 сотрудница Роспотребнадзора вышла из здания, и больше туда никого не запускали.

«Говорят, что у них пересменка. Сколько еще ждать, не говорят, отвечают: уже совсем скоро», – добавляет она.

Это импровизированное место для ожидания представляет собой небольшой квадрат с пластиковой крышей, теми же зелеными решетками и двумя лавочками, часть из которых неизменно оказывается на солнце. К 9 утра, когда новая утренняя смена заступает на работу, температура воздуха приближается к 30 градусам.

К 9:30 первых людей начинают приглашать в здание, очередь перестает быть сумбурной, но лишь на несколько минут.

«Сегодня, сказали, всех – в обсерватор», – говорит вышедший из здания мужчина средних лет. На мои уточняющие вопросы он объясняет, что в евпаторийских обсерваторах, по словам сотрудницы Роспотребнадзора, освободились 90 мест и их якобы надо заполнить. С этого момента и до самого вечера очередь будет разделена на две части: с одной стороны те, кто согласен ехать в обсерватор, с другой – те, кто готов ждать, пока там закончатся места, чтобы попасть на самоизоляцию.

В настоящий момент в Крыму сохраняется обязательная изоляция в условиях обсерватора для граждан, прибывающих из-за рубежа или с территории материковой Украины. Раньше норма об изоляции распространялась на всех лиц, прибывающих на полуостров. В июне эти меры были ослаблены, однако российский глава Крыма Сергей Аксенов на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» отдельно отметил, что на прибывающих из-за границы эти ослабления не распространяются.

На самоизоляцию по месту жительства чаще отправляются севастопольцы и те крымчане, для которых в момент пересечения админграницы не хватило мест в существующих обсерваторах.

Тем временем очередь начала двигаться, хоть и очень медленно. Многих людей, которые в течение нескольких часов ожидали на улице, разворачивают и отправляют обратно: их причина для въезда не соответствует перечню, принятому российскими властями, или же, как в случае Андрея, от них требуют предъявить те документы, которых у пересекающих админграницу людей при себе нет.

Некоторые люди, выходя из здания КПП обратно в зону ожидания, не могут сдержать слез.

Екатерина пыталась проехать на территорию Крыма вместе с мужем, у которого там живет пожилая мать. Ее не пропустили, несмотря на несколько попыток добиться от российских пограничников взаимопонимания.

«Роспотребнадзору нужно забить места в обсерваторе, я согласна ехать в обсерватор, пожалуйста, забирайте меня, нет же, нужно все испортить», – говорит она, неспешно надевая рюкзак и уходя обратно – в сторону материковой Украины. Там ее тоже будет ждать двухнедельная изоляция, но уже в домашних условиях.

Время от времени сотрудница Роспотребнадзора выходит из здания и отводит нескольких людей вглубь пограничного пункта. Там, на специально огороженной территории, едва просматриваемой со стороны здания паспортного контроля, они еще час-полтора будут ожидать автобус, который отвезет их в обсерватор.

Без доступа к воде
К полудню у многих ожидающих закончилась привезенная с собой вода. Доступа к воде на КПП нет, а температура воздуха уже перевалила за 35 градусов. Некоторые люди то и дело пытаются попросить воду у пограничников, но они лаконично отрезают: «У нас воды нет».

Родственники или друзья тех, кто пересекает админграницу, несколько раз безуспешно пытаются передать пару бутылок минералки со стороны Крыма на КПП, но пограничники отказываются передавать пакет и предлагают попросить об этом сотрудников Роспотребнадзора, но как именно это сделать, они не говорят.

Звоню на «горячую линию» ведомства, пытаюсь попросить как-то прокомментировать сложившуюся ситуацию.

«Единственное, что я могу вам предложить, – это оставить жалобу в письменном либо устном виде», – ответила мне сотрудница ведомства по телефону. По ее информации, российские пункты пропуска на админгранице работают в штатном режиме, и ничего экстраординарного там не происходит. На мою реплику о том, что я сам сейчас пытаюсь пройти пограничный контроль, она вновь предлагает пожаловаться.

В приемной подконтрольного Москве главы Крыма Сергея Аксенова ответили, что повлиять на ситуацию они не в состоянии, и предложили перезвонить в Роспотребнадзор. То же самое говорят и российские пограничники, к которым людям время от времени удается обратиться.

«Мы тут не люди, мы – скот. Всем плевать, что воды нет, что жара невыносимая. Моя подруга из Москвы приехала и уже давно в море купается. А я, которая родилась и выросла в Крыму, уже битый час не могу попасть домой. И еще две недели в обсерваторе сидеть», – сокрушалась пожилая женщина, которая, как и Сабина, прибыла на российский КПП около полуночи, но так и не попала внутрь.

Не без везения
Похожая ситуация обстоит и на другом российском пункте пропуска «Джанкой» (соответствует украинскому КПВВ «Чонгар»). 4-го июля житель Алушты Михаил Ельский (имя изменено по просьбе нашего собеседника) пересекал админграницу и, по его словам, простоял в режиме ожидания на российском КПП с 8:00 до 14:00.

Ситуация аналогичная, рассказывает Михаил: люди оказываются в пиковую жару фактически на солнце, а навесы, установленные в зонах ожидания паспортного контроля, никак не спасают от летних крымских температур. Доступ к пресной воде на «Чонгаре» тоже затруднен: есть кран с водой в туалете, но пить ее оттуда никто из пересекающих административную границу людей не решился.

Впрочем, некоторым везет больше. Крымчанка Елизавета Петрова, пересекавшая админграницу через КПП «Джанкой» в первых числах июля, рассказала мне, что прошла российский пункт пропуска за 40 минут. На время ожидания автобуса ее вместе с несколькими другими людьми определили в помещение с кондиционером и мягкими стульями. Матерям с грудными детьми даже были готовы предоставить возможность покормить младенцев, но те отказались.

«Да, я читаю в соцсетях, что на границе происходит что-то аномальное. Сама долго думала, ехать или нет. Но рискнула и мне, по всей видимости, сильно повезло», – констатирует Елизавета.

«Неизвестно, сколько это продлится»
Ближе к 14:30 очередь редеет. Те, кто не намерен ехать в обсерватор, рассредоточиваются по периметру территории для ожидания паспортного контроля. Сабина по-прежнему отказывается ехать в обсерватор, постоянно звонит кому-то и уговаривает ожидающих ее людей ехать домой, потому что она «выйдет еще нескоро».

«Лучше еще 5 часов тут, чем потом 14 дней в обсерваторе», – объясняет свою логику она.

Внутри здания КПП работает кондиционер. Очередь к стойке Роспотребнадзора из шести человек умещается в узком проходе между стеной и перилами, отделяющими вход в здание от кабинок паспортного контроля. Сотрудница Роспотребнадзора заполняет бланки предписаний об обсервации вручную. Каждое предписание – в двух экземплярах, на одного человека уходит около 15 минут. Пограничник работает значительно быстрее. Практически каждому человеку он на камеру зачитывает предписание о различных ограничениях на пересечение админграницы.

Я жду своей очереди еще около часа, а потом прохожу на паспортный контроль. Российский пограничник говорит, что мне никакого предписания не выпишут, так как ограничений на въезд и выезд у меня еще нет. Он сканирует мои документы, заполняет что-то в компьютере и говорит стандартное: «Счастливого пути». Далее – таможня.

– Вы в Европе были, я слышал? Там, как я понимаю, полегче уже с этой пандемией? – спрашивает таможенник, просматривая на сканере мои чемоданы и рюкзак. «Значительно легче», – отвечаю я.

– А у нас еще не известно, сколько это все продлится.

Напомним, ранее группа ИС сообщала, что житель российского города Тула объяснил, почему после аннексии полуострова перестал ездить в Крым.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

У представництві президента назвали підстави для перетину адмінмежі з Кримом

Представництво Президента України в АР Крим працює з метою допомоги громадянам у питанні перетину адмінмежі, говориться у розповсюдженому прес-релізі....

К масштабным учениям армий Турции и Азербайджана привлекли спецназ

Подразделения специального назначения также были привлечены на первый этап азербайджано-турецких совместных широкомасштабных тактических учений с боевой стрельбой, пишет «Анадолу» со ссылкой на сообщение Министерства...

В Пентагоне пояснили перегруппировку войск США в Европе

Соединенные Штаты затеяли передислокацию своего военного контингента в Европе ради сдерживания России. Об этом завил министр обороны США Марк Эспер в интервью телеканалу Fox...