2016 год. Где-то в  мире делают сложнейшие операции, открывают лекарства от рака и ВИЧ-инфекции. Лечат. Хранят жизни. Борются за жизнь. В общем-то,  делают то, о чем давали клятву Гиппократа.

Для многих люди в белых халатах становятся ангелами, возвращающими к жизни. И даже, если жизнь человека подходит к концу, нежность, забота, терпение и уход, это то великое служение, которое несут они, медики.

Как же так получилось, что на Луганщине медики стали, пособниками убийц, замарав свои руки в черной жиже тлена?

Все началось со стояния на площадях под триколорами. Кто-то пошел послушать. Кто-то окрыленный неистово приветствовал современного Гитлера, говорящего на русском.

Медики Луганщины шли в «русский мир» только с одной целью,- получать большую зарплату.

Да, медики Росси на момент 2013 года получали порядка 13-15 000 рублей, но и Луганчане могли похвастаться зарплатой от 3500 до 7000 гривен. И это не считая взяток, конфеток, коньяков и навара от продажи биодобавок пациентам.

Деньги на Донбассе медики просто поглощали, как губка. В Свердловский горсуд на заседание пришла скромная леди-гинеколог, благодаря непрофессиональным действиям которой женщина стала бесплодной и чуть не умерла.  Золотые украшения были на ней, как на йолке Януковича: кольца на ногах, цепочки на щиколотке, на запястьях, несколько массивных цепей на шее, каждая из которых заканчивалась таким же массивным медальоном. Вся эта килограммовая мишура, по ее мнению, затмевала отсутствие диплома. Леди-гинеколог делала операции, получив напечатанный на ксероксе «диплом» о том, что она прослушала курсы УЗИ в Ростове, после окончания Свердловского медучилища.

Это портрет среднестатистического медика Луганщины. В медучилище шли учиться на медсестру, потому что уколом всегда на жизнь можно заработать.

Сессии сдавали за деньги. Это снова о среднестатистическом медике. Были и настоящие. Правда, на них меньше обращали внимание, так как они не сверкали золотом и бриллиантами.

Заплатить в роддоме. Заплатить в хирургии. Заплатить за анализы. И, главное золотое русло медиков Донбасса, силикоз. МСЕКи, фонды, профпатологи, травматологи, пульмонологи, всё, что было связано с установлением профнепригодности и профзаболевания, это была элита, далекая и недосягаемая для плебса.

Шахтер, имеющий 25 лет стажа и выплевывающий легкие с каждый вздохом, не мог получить признание профессионального заболевания и установить связь ухудшения здоровья с вредными условиями труда.

Что же им не хватало? Я не знаю. Люстрировать их никто не собирался. Как воровали, так и продолжали бы воровать, как и «продавали» пленки силикозников, так и, … Но они пошли и стали рядом с теми, кто кричал «Путин придет-порядок наведет».

Они ненавидели «укропов», убивали пленных, пытали. Пытали, если даже знали, что пленный не солдат, не укроп. А обычный предприниматель, из которого выбивают деньги, счета, имущество.

Я думаю, что медики так же испугались заявленных на Майдане ценностей граждан Украины: равенство, безопасность, ответственность.

Я занималась делами людей в черно-белых халатах с 2008 года. Это и «установление отцовства» (пишу в кавычках, так как эти экспертизы, не сертифицированные МОЗ, были попросту незаконны), и нарушение прав пациентов.

В 2008 году дела против медиков закрывали по звонку мэра города. Это я о Свердловске Луганской области. Почему? Ну, если отбросить ряд родственных отношений в белохалатной элите, то ответ мне был озвучен четко и правдиво уже в 2013 году, новым молодым прокурором Свердловска.

— Понимаете, — сказал он мне, — вы не учли, что это как секта, братство, мафия, клан, — они никогда не сдадут коллегу, а еще вы не учли, что медики и учителя всегда будут защищены от уголовных преследований властью, так как все фальсификации выборов делаются их руками.

Человека, который мне это сказал, расстреляли в 2014 году. Он отказался принимать присягу «лнр». Он был молодым прокурором, сыном влиятельного отца, которого расстреляли тогда же, и о нем вряд ли напишут хорошее.

А я учла. Запомнила. В марте-апреле 2014 года я шла в больницу, и, бродя коридорами, слушала, слушала и ужасалась тому, что слышала.

80% сотрудников Свердловского городского управления здравоохранения, начальства, врачей, медсестер были за «русским мир». Брали кредиты, чтобы не отдавать «как в Крыму», ненавидели Украину, мечтали о лучшей жизни без укропов, обговаривали распятых мальчиков и варианты убийств тех, кто был за Украину. Соседей, пациентов, знакомых. Они из- под полы продавали лекарства, подняли в пять раз цены на самое необходимое. Моральное разложение началось именно с тех, кто поддержал «русский мир», словно его яд, растекся триколорной заразой по их венам.

В Свердловской больнице лечат раненных террористов. Город в оккупации, и, думаю, что многим сотрудникам просто некуда деваться. Или нет?

Несмотря на бравады, показательные выступления «лугандонских политиков» и заверения «граждан лнр» (прошу не путать с проукраинскими жителями Луганской области) медицина «лнр» медленно и уверенно умирает. Впрочем, как и само новообразование.

«лнр», как раковая опухоль убивает Луганщину, людей, территорию, постепенно отключая все сферы жизнедеятельности.

В настоящее время на территории «лнр» значительно ухудшилась ситуация в медицинской сфере, это связано со значительным оттоком квалифицированных медицинских работников.

Медучреждения «лнр» покинуло 50% персонала. Одни просто не хотят марать руки и нести уголовную ответственность. Другие, не хотят работать за копейки, ведь зарплата медиков «лнр» составляет от 1500 до 3500 рублей. Третьи и рады бы работать, но попали под сокращение штата. Так, в Свердловске террористы сразу же закрыли инфекционную больницу, которая имела свою лабораторию, палаты, кухню и являлась, по сути, автономным медицинским учреждением.

За время существования «лнр» террористами было сокращено финансирование медицинских учреждений. Сокращены средства закупки медикаментов, запчасти, ГСМ, а также в последний осенний месяц медицинские работники были шокированы сокращением финансирования на их зарплату.

Похоже, знаменитое медведевское «денег нет, но вы держитесь», станет смыслом жизни и тех, кто так стремился к торжеству совка.

В результате «управления» «крепких хозяйственников» в Луганске работают всего 25 бригад скорой помощи, что вдвое меньше от необходимого. Про состояние станций скорой помощи в городах «лнр» и нечего говорить – оно еще более плачевно. Фактически комендатуры напрягают предпринимателей, чтобы те, кто торгует запчастями, выделяли хоть что-то на ремонт автомобилей.

Из-за сокращения финансирования со стороны «министерства здравоохранения лнр» в медицинских учреждениях и станциях скорой помощи не хватает лекарственных препаратов.

Врачи «скорых» пьяны, неопрятны, торгуют медпрепаратами и наркотиками. Участились случаи прибытия абсолютно неадекватных бригад по вызову.

Этими факторами вызвано снижение количества выездов на вызовы населения, уже опасающегося предоставление некачественной медицинской помощи. Кроме того, в результате нехватки лекарственных и наркотических препаратов в больницах Луганска отменены все плановые операции, под вопросом стоит и неотложное оперативное вмешательство.

Отсутствуют лекарства и в аптеках. Предприниматели (аптеки) возмущены тем, что руководство республики обязывает их закупать медпрепараты у приближенных к руководству республики поставщиков «Фармация» и «Лугамед» (кстати, их владельцы регулярно бывают в Украине и не внесены в базу «Миротворца», как пособники террористов). Как следствие – полки аптек пустые, а население не имеет возможности приобрести необходимые лекарства в связи с их отсутствием.

Детям не делают прививки. Родители, рискуя всем, везут прививки контрабандой из России, но их качество начало так же внушать опасения. Участились случаи смерти детей до года после вакцинации.

Зачастую прием ведет только один из пяти участковых врачей, как, например, в Свердловске.

Растут кладбища. Те, кого привозят с поля боя, умирают без медицинской помощи в больницах или становятся нетрудоспособными калеками. Врачи даже не пытаются помочь. Просто ампутируют руки, ноги, без вариантов.

В «лнр» расцвет туберкулёза, ВИЧ-инфекции, СПИДа, гепатитов, венерических заболеваний. Нет ни реактивов для выявления. В 90% «анализы» просто пишут «здоров», чтобы не нагнетать обстановку и опасаясь реакции людей в камуфляже.

В Свердловске, кроме закрытия крупной инфекционной больницы, закрыт и кожно-венерологический диспансер. Вместо него на первом этаже городской поликлиники работает кабинет кож-венеролога. Сифилитики, гонорейщики и другие лица, носители прелестных заболеваний, сидят рядом с детьми, взрослыми, пришедшими сделать флюорографию или посетившими больницу с банальным ОРВИ.

Рентген аппарат, купленный на деньги Евросоюза по программе ТАССИС, исчез. Вероятно, его продали русским или террористы «днр» забрали туда, где он больше нужен. 

Да, из братской и соседней страны «днр» лекарства вывозить нельзя, а в «лнр» их ввозить тоже нельзя. Таможенная пошлина, однако!

Никто не будет решать эти вопросы. Во-первых, это никому не интересно и не нужно. А во-вторых, руководители «лнр», это еще и пауки в банке, которые ведут кулуарные войны.

Так «и.о. министра здравоохранения лнр» Игорь Соляник продолжает сводить счеты с беглым «министром здравоохранения» Ларисой Айрапетян.

В результате чего персонал во вверенном ему министерстве заменен на неквалифицированных сотрудников без медицинского образования. Профурсетки с приятными окружностями, хлопают ресницами, путая ангину и аппендикс, но носят гордые звания зам министра и «доктора наук».

В свою очередь, недавно лишившаяся своей должности, но чудом спасшая свою жизнь, «министр зравоохранения лнр» Лариса Айрапетян, укрывает закупленные ранее медицинские и наркотические препараты, чем шантажирует главарей «лнр». Вернуть необходимые населению лекарства она готова лишь в обмен на возвращение на указанную должность «министра». Все лекарства закуплены на «русские гуманитарные деньги», выделенные на финансирование здравоохранения. И просить у РФ еще раз, нарваться на проверку и еще одно ущемление финансовых потоков.

Айрапетян в лучших традициях совка пожаловалась на «жизнь» Суркову. О миллионных пропажах лекарств и «конфликте» заговорили на высшем уровне. Поэтому до урегулирования конфликта между Айрапетян и Соляником российские кураторы приняли решение о прекращении поставок гуманитарных лекарств в оккупированные районы Луганщины…

Писала о медицине, а получился еще один анализ «свобод» жителей «лнр». Причем всех, и тех, кто звал «русский  мир», и тех, кто понимал, чем это закончиться.

Жители оккупированных территорий остаются в заложниках у террористов, (хотя, я бы просто сказала, ворья, выходцев из ПР, набивших руку на разворовывании финансовых потоков) и не имеют возможности на получение квалифицированной медицинской помощи. Смертность в «лнр» в пять раз превышает рождаемость.

Удивительно, но смерть забирает молодых. Пневмония, гепатиты, грипп, любое заболевание в «лнр» может стать смертельным. Даже банальный укол может нести опасность, так как медсестры умудряются подменивать использованные шприцы, воруя новые, и подменять лекарства. Люди, чтобы их не убили и не обманули, просто следят за манипуляциями, боясь хоть на миг отвернуться. Единственный шанс получить безопасный и нужный укол, это видеть, чем его делают, и следить, чтобы это была та ампула, которую принес больной.

Старики, привыкшие при Украине, чуть что вызывать «скорую» и бежать к врачу, выживают, так как в целях экономии, просто не делают этого.

Ситуация с медициной разная. Если в Свердловске еще могут предоставить и лекарства, и находят, благодаря прессингу на предпринимателей, и медпрепараты, и ГСМ, и запчасти. Комендатура «террористов» города, хоть как-то , но работает на город. В других же городах, ситуация еще хуже.

Да, еще один интересный, медицинский нюанс. Беременные «лнр» стремятся купить больничный лист и стать на учет, правдами и неправдами, в больницах Украины, то есть в ее не оккупированной части. Это дает гарантию получения всех положенных пособий по рождению ребенка, беременности и родам. Те же, кто имеет больничный «лнр» части родовых не получат. Свидетельства о рождении получают дважды. И в «лнр», и в Украине.

А вот у шахтеров то и дело возникают проблемы. ТОВ ДТЭК не принимает больничные листы «лнр». Да и получить тот же силикоз и выплаты по производственной травме, опять дело сложное и не выполнимое: больничные «лнр», эпикризы «лнр», не принимают в МСЕК Украины. Поэтому, судя по объявлениям в «лнр» начинается новый бизнес «решал»: привезти и оформить больничный лист из Украины, эпикризы и другие медицинские документы.

Как бы на фоне активности «решал» Украине не пришлось бы платить пенсии по инвалидности и выплаты по «трудовым» увечьям, раненным террористам.

Да, а так в «лнр» все хорошо. Не стреляют. Нет «фашистов» и «бандер». Плотницкий, вон, выступал, говорит, надо держаться, мол, все у них хорошо и, даже, замечательно. У кого « у них», не уточнил. Видимо из гуманных соображений. Намекал на воспитание силы воли у пустых желудков, мол, так скрепно сейчас.

Банальная тупость одних стала причиной банальной гибели других. Население «лнр» сокращается. Преступность растет. Нарко и алко-зависимость молодеет и так же растет. Население «лнр» быстро сокращается. Жаль, что люди в черно-белых халатах, не понимают своей вины в этом. «Русский мир», это мир орды и саранчи. Они просто убивают все живое на своем пути. Сегодня умирают те, кто не смог получить квалифицированную помощь врачей, поверил в агитацию, потерял жизненные ориентиры, а завтра будут умирать уже врачи и агитаторы. Мир совка, это мир уравнения. Между смертью и смертью. И те, кто стоял на мартовских триколорных митингах, просто еще не понимают, что так же умрут. Великий совково-рашистский уравнитель просто не заметит их в своем нелепом движении.

Олена Степова, для «Информационного сопротивления»