«Лингвоцид»: как оккупанты в Крыму уничтожают украинский и крымскотатарский языки

-

Читайте также

Во временно оккупированном Крыму всего 214 детей изучают украинский язык в школах. Это лишь 0,1% от всех учащихся полуострова. Это при том, что, по российским же данным, в Крыму проживают 344 515 (15,68%) этнических украинцев пишут Крым.Реалии.

По российским данным, общая картина выглядит так, что в 2020-2021 учебных годах в Крыму обучалось 218 974 ребенка. На русском обучалось 212 090 учащихся, а, к примеру, на крымскотатарском — 6,7 тысячи детей, что всего около 3%. При том, что крымских татар в Крыму, согласно российской переписи населения 2014 года, 232 340 человек (10,57%).

В 2017 году подконтрольные России власти Крыма приняли так называемый «Закон о государственных языках Республики Крым». Он, кроме русского, государственным называет еще и украинский, и крымскотатарский языки. Также документ гарантирует равенство условий развития и использования этих языков.

Но на самом деле, как свидетельствуют приведенные цифры и рассказы крымчан, это далеко не так.

Этот закон лишь декларативный и предназначен для международных правозащитных организаций, считает крымская адвокат и общественная деятель Эмине Авамилева. Она говорит, что сама имела опыт с ограничением государственных языков в Крыму.

«Я обратилась с ходатайством к судье, чтобы судопроизводство, согласно конституции и кодекса об административных правонарушениях, велось на одном из государственных языков Крыма. На что у судьи были квадратные глаза, и судья сказал, что могут на заседание пригласить переводчика, но чтобы именно судопроизводство велось на одном из государственных языков — это нереально», — рассказала Эмине Авамилева.

Эмине Авамилева

Согласно переписи населения 2001 года, в Крыму было 2 413 228 жителей (из них украинцев — 576 647 (23,9%), крымских татар — 245 291 (10,1%). В 2014 году Россия провела свою перепись, и крымчан стало на 200 тысяч меньше: 2 284 769 (украинцев — 344 515 (15,68%), крымских татар — 232 340 (10,57%). При этом на полуострове на украинском в 2014 году обучалось около семи процентов учеников, а на крымскотатарском, так же как и сейчас, около трех процентов.

Количество детей, обучающихся на родном языке, совершенно не соответствует процентному соотношению населения. И такая ситуация — из-за навязывания русского языка и притеснения языков других национальностей, считает украинский языковой омбудсман Тарас Креминь.

«Образование на оккупированных территориях должно быть доступным. А в контексте того, что детсады все русскоязычные, внешкольное все русскоязычное, университеты все русскоязычные — это так называемый «лингвоцид». Поэтому мы должны понимать, что значительно большее количество соискателей образования лишены права учиться на украинском и изучать украинский. Я уже не говорю о заведениях профтехобразования, техникумах, курсах и тому подобном. Соответственно, и рабочие места, которые там есть — они гарантированно идут с требованием уровня владения русским языком. Я считаю, что все, что происходит на оккупированных территориях, — это все предмет внимания международного трибунала», — отметил уполномоченный по защите государственного языка Тарас Креминь.

Тарас Креминь

Прямого запрета на использование украинского или крымскотатарского языков в Крыму нет. Но абсолютное большинство нацменьшинств не имеет возможности учиться на родном языке.

«На сегодняшний день уже нет «Валуевского циркуляра» или «Эмского указа», которые во время Российской империи уничтожали все, что было написано на украинском языке. Но у нас идет гибридная война. Чиновники и директора школ имеют установки говорить: «А зачем вам украинский язык? Зачем вам эти проблемы и разговоры с ФСБ?» Они склоняют к тому, что, мол, в Крыму он уже не нужен», — отметил главный редактор газеты «Крымская светлица» Андрей Щекун.

Андрей Щекун

До аннексии Россией в Крыму было 49 религиозных общин Украинской православной церкви, тогда еще Киевского патриархата. Сейчас осталось четыре, и те — под угрозой исчезновения. Российские власти Крыма отнимают у верующих храмы. Митрополит Климент уже публично обращался к Генеральной ассамблее ООН и добился от Кабмина разработки проекта постановления о защите интересов верующих в Крыму. Документ уже полгода как в Верховной Раде, но на голосование его не ставят.

«Единственное место, где можно сегодня услышать украинский язык, — это Украинская православная церковь. Потому что у нас и богослужения совершаются на украинском, и общение между людьми проходит на украинском. Сейчас сохранять украинский язык в Крыму просто невозможно. Он фактически уничтожен. И сегодня уже можно говорить о том, что в Крыму состоялся «лингвоцид» по уничтожению украинского языка. И очень жаль, что об этом не говорит власть Украины», — отметил митрополит Крымской епархии Православной церкви Украины (ПЦУ) Климент.

Климент

Представительница Украинского культурного центра в Симферополе Елена Попова говорит, что на украинском начала общаться именно с 2014 года. Однако использует его исключительно в быту и в общении с друзьями. Но не в официальных учреждениях или документообороте.

«Я не настолько принципиальна, я не хочу быть постоянно в состоянии легкой вражды. Сначала говорила медленно и неграмотно, но все же понемногу начала-начала-начала и заговорила. Сейчас читаю, слушаю, люблю смотреть фильмы на украинском языке. Все, как должно быть при углубленном обучении», — отметила Елена Попова.

Елена Попова

Елена – одна из тех, кто регулярно приносит цветы к памятнику Тараса Шевченко, публично носит вышиванку и празднует День Независимости Украины.

Украинский культурный центр никем не финансируется и не поддерживается, а большинство его членов из-за притеснений выехали на материковую часть Украины, говорит она.

«Очень многие считают, что это проект ФСБ, и я, соответственно, агентка ФСБ. У нас нет ни чинства, ни плана развития или каких-либо активных действий. У нас есть программа выживания и сохранения своего духовного наполнения, своих украинских душ», — отмечает Елена Попова.

Но есть в Крыму и организация, поддерживаемая Кремлем и российскими властями Крыма — это «Украинская община Крыма». Они издают на украинском книги о подконтрольном Москве главе Крыма Сергее Аксенове и о полуострове «в составе России». Никаких притеснений не замечают.

«Ни в коем случае нельзя сказать, что украинский язык каким-то образом подавляется или его в республике нет. У нас есть поддержка правительства Республики Крым, и она максимальна», — утверждает председатель организации «Украинская община Крыма» Анастасия Гридчина.

Анастасия Гридчина

Поддержка Россией подобных украинских сообществ — это гибридная ассимиляция, убежден крымчанин Эскендер Бариев.

«Россия просто реализует свою имперскую политику, проводя русификацию народов. Это ей необходимо, чтобы создать единый, так сказать, «русский народ» с идеологией «русского мира», — отметил глава «Крымскотатарского ресурсного центра» Эскендер Бариев.

Эскендер Бариев

Вопрос притеснений украинского и крымскотатарского языков ежегодно озвучивается на Генассамблее ООН. В прошлом году об этом говорили и на Парламентской ассамблее Совета Европы. Уже в этом году уполномоченный по защите государственного языка направил соответствующее обращение и в ОБСЕ. Также в планах для жителей оккупированных территорий в этом году запустить бесплатные онлайн-курсы по изучению украинского языка.

Напомним, как сообщала группа ИС, Россия пытается сорвать саммит Крымской платформы.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

СУ-75: как российский военпром обманывает налогоплательщиков. ФОТО

Кстати, у макета российского однодвигательного супер истребителя заметил интересную закономерность - пишет в своем Телеграм-канале Злой одессит. Программное обеспечение для...