«Дрова закончатся, начнем сараи разбирать»: регионы РФ столкнулись с острым дефицитом угля

-

Читайте также

Жители нескольких сибирских регионов жалуются на дефицит угля – людям нечем отапливать дома. Дошло до того, что ситуацию с углем в Алтайском крае взял под контроль глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Это произошло после того, как в СМИ появились сообщения, что в селах с наступлением холодов люди вынуждены ночевать в одном доме, чтобы не замерзнуть и прибегать к незаконной рубке деревьев на дрова. Эксперты говорят, что всему виной продажа больших объемов угля в Китай и последующий скачок цен на него – в среднем на 60 процентов, пишет «Сибирь.Реалии».

«Сожгли все дрова, весь мусор, весь хлам»

О том, что накануне зимнего сезона жители сразу нескольких поселков на юго-западе этого региона оказались без угля, СМИ Алтайского края сообщали на протяжении всей осени. Однако власти на эти сообщения не обратили должного внимания, объясняет бывший кандидат в губернаторы Алтайского края и глава Сибирского сельсовета Первомайского района Олег Бородин.

– О том, что такая ситуация может сложиться, мы говорили заранее, уже в июле-августе было понятно, что у населения зимой будут проблемы с покупкой твердого топлива, – говорит он. – И это притом, что газифицированность края не превышает 16%, в основном на селе люди у нас топятся углем и дровами.

Как только новость о тотальном дефиците угля достигла федеральных лент, в конце ноября региональные власти признали проблему, обратились в федеральный центр за помощью и объявили, что край возобновит поставки из соседнего Казахстана, чтобы преодолеть кризис. Но, судя по свидетельствам местных жителей, которые удалось собрать Сибирь.Реалии, ситуация по-прежнему оставляет желать лучшего.

– Те, кто уголь как и мы, вовремя купить не успел, теперь занимают друг у друга: кто у матери, кто у сестры, кто у соседей, – рассказывает жительница села Локоть, расположенного у самой границы с Казахстаном, Людмила. Она просит не называть ее фамилию («у нас тут и так все друг друга знают»), но в красках описывает, каково это – остаться в Сибири зимой без топлива.

– Мы топили уже чем попало, сожгли все дрова, заготовленные летом, весь мусор, весь хлам какой был, а что делать?! И это ведь еще настоящие морозы не начались. Каждое утро просыпаешься и так весь день и звонишь: в Веселоярск, Рубцовск, Горняк, по всем точкам, какие только есть, может, хоть где-то есть!

Совсем недавно, впрочем, ей удалось добыть немного угля, хоть и сделать это было не просто.

– За месяц на площадку привезли только два вагона, один для муниципалитета и один на продажу. Я случайно узнала про это, чудом, и сразу послала туда шофера. Он с часа ночи занял очередь и, простояв до девяти часов утра, все-таки купил нам немного. Что делать тем, кто не успел – не знаю, – говорит она. И констатирует: проблема не только в Локтевском районе, но и в Змеиногорске, в других местах. – Нынче угля нигде нет.

По ее словам, цены на уголь начали расти еще летом, и, хотя им тут принято запасаться заранее, первое время брать его местные жители не спешили.

– Сперва уголь был по 2 800 за тонну, потом 3 100, в сентябре был так называемый «рядовой», но позвонишь шоферам, спросишь: «ой, породы много», «ой, мелкий», а для парового отопления не каждый подходит, возьмешь плохой, деньги потратишь, но придется выкинуть. Поэтому многие ждали, когда будет хороший, но так и не дождались. Теперь с соседнего Рубцовска можно привести по 5 600, но это огромные деньги, на зиму мы берем около пяти тонн, то есть это получится больше двадцати пяти тысяч, я и муж должны весной выйти на пенсию, работы в деревне практически нет, колхоз развалился, на бирже труда дают 7 000 в месяц, но этого даже на еду недостаточно, – рассказывает Людмила и подчеркивает: таких перебоев раньше никогда не было. И это еще одна причина, почему многие ее односельчане оказались не готовы к дефициту угля на соседнем с Кузбассом Алтае.

На рост цен жалуются и в других регионах.

– Цена выросла с 4,5 тыс до 6 тыс за тонну, – рассказывает Наталья Поломошнова, жительница села Чарышское Чарышского района. – Доходы у всех тут разные, но думаю, что средняя не зарплата все-таки не выше 20 тысяч в месяц. Пенсии не превышают 12-ти. Так что сразу купить такой дорогой уголь более 2 тонн, сами понимаете, по карману не каждому.

«Виртуальная» отчетность

Информация о нехватке угля поступала из Михайловского района, Славгорода и города Камень-на-Оби, расположенного на северо-западе края, еще в начале ноября. Многим жителям пришлось брать топливо в кредит, а в ряде населенных пунктов оно стало заканчиваться не только в личных хозяйствах, но и в муниципальных котельных. Несмотря на это, еще пару недель назад власти заверяли журналистов, что «ситуация не критична».

– Мониторингом ситуации с топливом от краевого правительства занимается Минстрой. Муниципалитеты туда подают информацию о имеющихся у них на зиму запасах, но «запасы» эти зачастую являются виртуальными, то есть это уголь, на который только объявлены торги или он должен поступить, но еще не поступил в район, – уточняет Олег Бородин. – На площадках этого угля как правило нет. Я понимаю почему так делается: все друг другу врут и скрывают проблемы перед вышестоящим начальством.

В итоге оказалось, что даже муниципалитеты, ранее отчитавшиеся о 100% готовности к сезону, столкнулись с перебоями и отменой уже заключенных контрактов.

– Рост цен можно было спрогнозировать, но власти оказались к этому не готовы, – говорит Бородин. – Все дело в продаже значительных объемов угля в Китай.

Руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ Александр Лукин замечает: «Это логично, что если цена на внутреннем российском рынке оказывается ниже мировой, производитель начинает продавать его за рубеж».

– Еще совсем недавно, приезжая во многие китайские города, после начала холодного сезона, вы видели, что там нечем дышать. Уголь в Китае использует не только значительная часть промышленности, но и рядовой потребитель, именно углем там отапливатся почти все небольшие многоквартирные дома, – объясняет эксперт. – В связи с новым курсом, по экологическим соображениям, несколько лет назад руководством КНР была принята программа снижения использования угля, значительно сокращена его добыча, законсервированы многие шахты, а так как с декарбонизацией совпала пандемия коронавируса, какое-то время это работало, – говорит он. – Но как только вирус отступил, а экономика начала расти, выяснилось, что стране угля катастрофически не хватает, и это толкнуло цену на рынке резко вверх.

Преодолевать кризис пришлось за счет возобновления добычи с одной стороны и экспорта, в том числе и из России, с другой. Уже к лету по многим позициям большая часть кузбасского угля оказалась законтрактована Китаем, в итоге на шахтах и разрезах на свободную продажу его почти не осталось.

– Люди уже летом обращали внимание не только на серьезный рост цены на топливо, но и на то, что его почти нет на соответствующих базах, – продолжает Олег Бородин. – Я поднимал вопрос, что одинокие старики у нас в селах этой зимой могут просто замерзнуть, кроме того, мы очень бедный регион и с точки зрения доходов населения в сельской местности, и с точки зрения муниципальных бюджетов. Государство должно принять экстренные меры и выделить срочные субсидии на закупку угля по новым ценам в пострадавшие от дефицита регионы.

В качестве временного решения жителям районов, столкнувшихся с нехваткой угля, предлагается покупать казахстанский уголь (по состоянию на 2 декабря в списках нуждающихся в угле в Локтевском районе состояла 321 семья). Или закупаться на местном Мунайском разрезе, добывающим бурый уголь.

– Теоретически это тоже выход, считается, что он подходит для малой энергетики, – говорит по этому поводу Олег Бородин.– Но теплоотдача у него настолько низкая, что использовать его проблематично, сколько угля заложил, столько шлака и достал, то есть топить им можно, но только вот много ли им натопишь?

Между тем, правительство Алтайского края обратилось в акимат Восточно-Казахстанской области с просьбой ускорить поставки в Локтевский район, сообщает ТАСС.

«С пяти-шести утра в очереди»

Жители частного сектора в Новосибирске сообщили, что для того, чтобы купить уголь, им приходится занимать очередь с раннего утра.

– Еще в октябре все было в порядке. Но с середины ноября примерно начался такая свистопляска – невозможно приобрести уголь, – рассказывает житель Куйбышевского района Новосибирска Виктор Федосеев. – Всегда можно было купить в любой месяц, в любой сезон года. Были бы деньги. А сейчас как при коммунизме – деньги есть, а товара нет.

По его словам, жители района пытались дозвониться до «Гортопа» (ЗАО, реализующее уголь в розницу), но «нормального ответа» не получили.

– Как-то мудрено отвечают, ничего не понятно. Выходит, как будто это мы, жители, виноваты. Вроде бы слишком много покупаем, – говорит Федосеев.

В «Гортопе» по Куйбышевскому району редакции сообщили, что поставки угля идут с периодичностью в 1-5 дней, но объемы завоза сильно уменьшились, поэтому их раскупают иногда за полдня. По какой причине поставки сократились, в компании объяснить не смогли.

– С пяти-шести утра в очереди заступаем, затемно – говорит жительница Новосибирска Мария Алексеева. – Придешь после 11 часов – можешь ни с чем остаться. И впрок не наберешь, так как они стали ограничивать объемы продажи в одни руки.

По ее словам, у многих жителей «угольного» сектора есть альтернатива – включить электрические обогреватели или топить печь дровами. Но и то, и другое выходит в разы дороже.

– С дровами расход получается раза в два больше. Мне на обогрев моего дома на 60 квадратов на зимний сезон нужно четыре куба дров и три тонны угля. Если перейти на одни дрова – кубов 10 минимум потребуется. А по электроэнергии вообще раза в три выйдет дороже, если сравнить расходы на электричество и на покупку угля, – подсчитывает Алексеева.

– В нашей же области уголь добывают. От нас Колывань (Колыванский угольный разрез расположен на правобережье Оби, разрабатывает компания «Сибирский антрацит» – прим. С.Р.) в ста километрах! Откуда вдруг дефицит? – недоумевает Федосеев.

В администрации Куйбышевского района дефицит угля подтвердили, сообщив, что направили по этому поводу официальный запрос в Новосибирскую топливную корпорацию.

– Ответа пока нет. Но начальник «Гортопа» сообщал, что в выходные была поставка 14 вагонов угля. Это должно снять резкий дефицит, – считают сотрудники администрации Куйбышевского района Новосибирска.

В министерстве ЖКХ и энергетики региона рассказали, что следующая поставка на станцию Барабинск увеличится уже до 18 вагонов с углем, а спустя несколько дней – куйбышевскому «Гортопу» каждый день будут отправлять по 50-80 тонн.

Когда именно произойдет такое увеличение, и с чем связано снижение объемов, чиновники министерства уточнить не смогли.

Анонимные источники в одной из компаний, реализующих топливо, отметили, что дефицит угля в Новосибирской области и минимум еще двух регионах Сибири вызван сильным увеличением объемов экспорта сибирского угля за границу, что привело не только к внутреннему дефициту топлива, но и к отсутствию необходимого количества вагонов для его транспортировки.

«Дрова закончатся, начну сараи разбирать»

От холода в квартирах, школах и больницах жителей Омской области спасала относительно мягкая для конца осени и начала зимы погода. Среднемесячная температура в ноябре превышала климатическую норму на 1-2 градуса. Но не заметить рост цен на уголь и его «ужасное качество» люди не могли.

–Мы берем уголь у одного и того же продавца. И в этом году он просто ужасный: сколько засыпал в котел, столько вынес. Некондиционный уголь реализуют не только в нашем, но и в других районах области,– рассказывает жительница Большеречья Светлана Золотарева.

По ее словам, из-за покупки угля в этом году ей пришлось «урезать траты на питание»:

– Я вдова, воспитываю двух несовершеннолетних детей. Наш основной доход – это пенсия по потере кормильца в размере 8300 рублей. В прошлом году три тонны угля стоили девять тысяч рублей, а в этом я за них отдала четырнадцать тысяч! Так что, если вдруг и появится уголь хорошего качества, купить я его все равно не смогу. С замиранием сердца ждем с детьми морозов. Без обогревателей не обойтись, а это еще один плюс к затратам.

В поселке Северо-Любинский три недели пытается купить уголь местный житель Андрей Соловьев.

– Каждый день звоним на угольный склад в Красный Яр, но угля все нет, даже по новой цене. При покупке со склада тонна угля обойдется мне теперь в 4800 рублей, а в прошлом году она стоила 3200-3400. И еще за доставку возьмут с меня 1500 рублей, хотя от нас до Красного Яра – всего 11 километров. Возят, правда, по деревням еще и «коммерческий уголь», как они его называют, по 5600 за тонну. Но уж не знаем, с какой этот уголь планеты, коли такой на него ценник. Надо, наверное, у тех, кто сверху, спрашивать, почему такая ситуация сложилась. Наши, местные, тоже на этом играют, повышая цены на дрова. Год назад пять кубов березовых дров можно было купить за 6000 рублей и бесплатно привезти, а в этом году продают тот же объем за 7800 и за то, что доставят, возьмут с тебя еще 500-800 рублей. А зима-то вся еще впереди. Деньги, отложенные на уголь, трогать не буду. Если не получится скараулить уголь на складе, а дрова закончатся, начну сараи разбирать и ими топить, – говорит Андрей Соловьев.

Житель Муромцево Вячеслав Чугуев признается, что в поисках хорошего угля провел уже три месяца:

– С прошлого года у меня остался небольшой запас топлива, его и растягиваю. Да еще по счастливой случайности летом купил вместо 15 кубометров дров сразу тридцать, в рассрочку. Думал, на два года хватит, но вряд ли теперь получится. До сих пор с погодой везло – сиротская зима стояла. Сегодня вот первый день, как ударили морозы: 28 градусов. А угля в районе, наверное, и нет. Что нам делать? Лес трогать не моги, березу упавшую не моги, ничего брать не моги. Не знаю, как так получается: в стране богатейший запас угля! Как могло до такого дойти? Да вы обеспечьте внутренний рынок сначала, а что осталось – продайте. А то мы всем, а нам никто. Мы Сирии все лето всякую хрень слали. А что же она нам сейчас угля не пошлет? Как можно было все отдать в частные руки? Там же только деньги, только брать. И ничего, кроме этого, не интересует. Они с угольной промышленности все по максимуму выжимают. Шахтерам некуда деваться – семьи надо кормить, кредиты выплачивать. Они спускаются вниз наудачу: повезет, не повезет. И платят жизнью за этот уголь, который потом мимо нас идет. А вот если бы начальство туда спустить, в шахту, тогда бы они затряслись. Сейчас погибшим государство гасит ипотеки, кредиты. А тем, кто выжил? Они что, должны думать: лучше бы меня убило, чтоб семья хоть пожила нормально? Так получается? О выживших тоже надо думать.

Сотрудник МУП «Теплосеть-1», попросивший не называть его имени, подтверждает, что в очереди за углем жители района стоят уже несколько месяцев.

– Мы – теплоснабжающая организация. Но помимо этого мы в течение четырех лет привозили уголь на реализацию частным лицам на территории своего района. Проблемы с поставками начались в конце сентября. В октябре мы стали бить тревогу и бьем ее по сей день. В очереди на покупку угля стоит уже не одна сотня, – рассказывает работник МУПа.

«Мы оказались козлами отпущения»

Если частные подворья могут при необходимости полностью перейти на дрова, то многоквартирные дома и объекты социальной инфраструктуры целиком зависят от действий властей. В ноябре региональная прокуратура стала проверять готовность районов к отопительному сезону и подавать иски к теплоснабжающим предприятиям. Суды своими решениями обязали ответчиков обеспечить нормативный запас угля. Но сотрудник муромцевской «Теплосети-1», попросивший не называть его имя, считает эти решения фикцией.

– Ситуацию это никак не исправит. Естественно, исполнить это решение мы не сможем. А дальше за невыполнение судебного решения предприятие, видимо, оштрафуют. Привлекают к ответственности и руководителей ресурсоснабжающих организаций: Ростехнадзор составляет на них протоколы якобы за необеспечение нормативного запаса топлива. Но вы сами посудите: как директор районного предприятия может повлиять на мировые цены на уголь? На вывоз угля из страны? Рычагов воздействия на поставщиков у нас никаких. Они готовы выплатить нам все штрафы, неустойки, пенни и спокойно продавать уголь на экспорт, потому что это им выгоднее. Мы оказались козлами отпущения. Все прикрыли свои теплые места, сделав муниципальные предприятия крайними. Но не там ищут виновных, – считает сотрудник теплоснабжающей организации.

Он полагает, что избавить регионы от дефицита угля можно, если государство вмешается и временно приостановит экспорт – до тех пор, пока не будет наполнен внутренний рынок.

Житель Муромцево и депутат Законодательного собрания Омской области Владимир Лисин замечает, что в России часто «бьют по хвостам» вместо того, чтобы разбираться с причиной:

– Когда что-то не так, суд и прокуратура сразу начинают заниматься местным самоуправлением. Но почему бы им не обратить внимание на поставщиков? Должен быть такой механизм: раз мы заключили с вами договор, то вы нам, пожалуйста, поставьте то количество угля, о котором договорились. И заранее предупредите, что цены будут подняты. А у нас выбрали время – начало отопительного сезона и поставили людей в ситуацию: выживай, как хочешь. Такая вот система: ради наживы мы поднимем цену, а вы замерзайте там.

Отказ поставщиков от выполнения контрактных обязательств и жалобы на резкий скачок цен на уголь вынудили региональные власти обратиться в надзорные органы Омской области (в прокуратуру и в антимонопольное ведомство), а также в Минэнерго РФ и Минстрой РФ. С наступлением холодов проблемы с отоплением могут возникнуть в 11 муниципальных районах Омской области.

В пресс-службе омского Минэнерго сообщили агентству ТАСС, что рассматривают вопрос о выделении средств из резервного фонда региона на закупку топлива.

«С энергетикой у нас полный цирк»

Жалуются на рост цен и сложности покупкой угля и жители Камчатки. Кроме того, в последний месяц сильно ухудшилось качество топлива, подтверждает камчатский журналист Евгений Сиваев.

– Уголь есть, но купить его трудно. Во-первых, дорого (более 10 тысяч рублей за тонну), во-вторых, продают его только в одной точке. Рознице вообще перестали продавать, потому что торговцам выгоднее поставлять его за огромные деньги севернее, в поселки. А население покупает условно «тазиками» (машинами) – это мелочь для продавцов, – говорит Сиваев.

По словам местных жителей, качество угля (обычно на Камчатку везут уголь с Сахалина) ухудшилось настолько, что для частного сектора он уже не подходит.

– Такой уголь забивает дымоход, не сгорает полностью, – объясняют жители. – В общем, нет КПД.

Чтобы протопить средний по площади дом (80 квадратов), нужно на зиму примерно полторы тонны угля, подсчитывают жители Камчатки.

– Но одним углем топить не получится, надо мешать с дровами. Те вообще очень дороги – кубометр от 4 тысяч рублей, машина дров в 3-4 куба – 15-17 тысяч рублей. На один дом надо пару машин дров и полторы тоны угля, – говорит Сиваев.

На фоне общего дефицита и ухудшения качества сахалинского угля в край, по словам жителей, начали завозить уголь с Кузбасса.

– Его продают мешками, но он для местных очень дорог. Качественный, но мешок в 50 килограммов – 500 рублей! – возмущается житель камчатского села Ивашка Александр Гольняков. – С такими раскладами некоторые и на отопление электричеством переходят. 4,86 рубля за киловатт! По калориям выходит как и на угле. Правда, есть риски, что подстанции выйдут из строя, их мощности на отопление еще и жилья не рассчитаны. А то и пожары в домах начнутся.

По словам местных жителей, камчатские месторождения бурого угля «толком не используются», углем с местных разрезов только частично отапливают редкие поселки «на Северах».

– Вообще, с энергетикой у нас полный цирк: газ закончился, топим мазутом, когда рек больше чем в Японии, – резюмирует Сиваев.

По статистике Россия занимает второе после США место в мире по запасам каменного и бурого угля и шестое место – по объему добычи (441 млн. тонн в год, ее опережают Китай, Индия, США, Индонезия и Австралия).


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Газовые войны: за провал стратегии энергетического шантажа заплатят россияне

Замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач заявил, что в связи с приостановкой сертификации газопровода «Северный поток — 2»...