Жизнь украинских политзаключенных в российской тюрьме

-

Читайте также

Українські військові знищили диверсанта РФ на Донбасі: опубліковано відео

На Донбасі військовослужбовці Збройних Сил України ліквідували диверсанта Російської Федерації. Про це повідомляє інформаційне агентство Міністерства оборони України Армія-Inform. "У ніч...

Сильное землетрясение в Турции: в Сети опубликованы страшные фото последствий

Турецкие власти сообщают об увеличении количества жертв землетрясения с эпицентром в городе Хой в Иране. По последним данным, на...

В Сети появились подробности о новой сверхдальнобойной пушке США. ФОТО

В Интернете появилось первое открытое изображение одного из самых оригинальных современных американских оружейных проектов - разрабатываемой под эгидой армии...

Тринадцатого июля в России прошло заседание апелляционного суда по делу украинского журналиста Романа Сущенко – суд продлил срок ареста Сущенко еще на три месяца, то есть до 30 сентября. В этот же день украинскому режиссеру и политзаключенному Олегу Сенцову исполняется 41 год. Это уже третий день рождения, который Сенцов проводит в заключении – в России его признали террористом и приговорили к 20 годам лишения свободы. «Народная правда» вспоминает, что происходит с украинскими политзаключенными в России и Крыму.

Процесс возвращения и обмена почти заглох

 За три года конфликта с Россией, власть соседней страны задержала несколько сотен украинцев на территории РФ и аннексированного Крыма. Вернулись в Украину пока только трое – Надежда Савченко была отпущена в мае прошлого года, за несколько месяцев до этого в России отпустили Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева.

Афанасьев проходил по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко, которых обвиняли в терроризме и экстремизме на территории Крыма во время событий весны 2014 года. В Кремле утверждали, что ряд подозреваемых – в том числе, Афанасьев, Кольченко и Сенцов – действовали по указанию «Правого сектора», который в России считается запрещенной организацией. Якобы участники должны были совершить ряд террористических актов в Симферополе и Севастополе уже после аннексии. Афанасьев пошел на сделку со следствием, но позже, на суде, отказался от своих слов – он заявил, что его пытали российские силовики. О пытках рассказывали и другие подозреваемые.

Возвращение Афанасьева и Солошенко, которого обвиняли в шпионаже, а после и помилование Надежды Савченко, обвиняемой в убийстве российских журналистов в зоне АТО, казалось, открыло возможности для обмена украинских политзаключенных на тех, кто мог бы быть интересен Кремлю. Но так не случилось. Сейчас процесс возвращения и обмена почти заглох. «Думаю, что в освобождении Саши (Кольченко, — НП) не заинтересованы ни Путин, ни Порошенко», — говорит корреспонденту «НП» адвокат Кольченко Светлана Сидоркина. Заключенные пытаются адаптироваться к жизни и стараются следить за происходящим в Украине. «У Саши хорошо все. У него колония нормальная, жесткача нет. Книжки читает, учится собирается, ещё одну специальность освоить. Одну специальность уже получил — столяр краснодеревщик. Настроение хорошее, духом не падает, скучает только очень, ждёт писем. Информация идёт только из телека», — рассказывает о буднях Кольченко его адвокат.

Правозащитница Мария Томак, координатор кампании #LetMyPeopleGo, которая занимается делами украинских политзаключенных, рассказывает, что все находятся в разных условиях – у кого хуже колония, у кого лучше, но пыток нет, хотя жалоб на содержание хватает.

Особое беспокойство вызывает Станислав Клых – его, как и активиста «Правого сектора» Николая Карпюка, арестовали в 2014 году в России, обвинив в убийствах в Чечне российских военнослужащих, совместно с организацией УНА-УНСО, которая в России тоже запрещена. По легенде следствия, и Клых, и Карпюк воевали за чеченцев в 1994–1995 годах. То, что Клых в это время учился в университете, следствие не приняло во внимание. Клых был осужден на 20 лет заключения, во время процесса из-за применяемых к нему пыток, он получил психические расстройства. Осужденные просили Минюст разрешить им отбывать наказание в Украине, но эта просьба была отвергнута. Сейчас, по словам Томак, состояние Клыха стабилизировалось, он чувствует себя лучше. «Последние посещения показали, что с ним все более или менее нормально», — говорит она.

Аресты журналистов

Украинских политзключенных можно разделить на две категории – это те, кто удерживается на территории России и те, кто заключен на территории Крыма. Часть из них – 44 человека по словам Томак – отбывают наказание в колонии. Остальные дела пока в процессе.

13 июля прошло заседание апелляционного суда по делу украинского журналиста Романа Сущенко – суд продлил срок ареста Сущенко еще на три месяца, то есть до 30 сентября. Сущенко содержится в московском СИЗО «Лефортово». В России журналиста обвиняют в шпионаже, сам же он говорит, что в Москву приезжал к родственникам. Защищает Сущенко бывший адвокат Надежды Савченко Марк Фейгин.

Еще один украинский журналист – Николай Семена – удерживается в Крыму. С 2014 года он писал тексты для «Крым.Реалии». В России утверждают, что журналист написал текст «Блокада – необходимый первый шаг по освобождению Крыма» и возбудили дело: якобы Семена этим текстом призывал к нарушению территориальной целостности России.

«Крымские диверсанты» и «дело мусульман»

Процессы в Крыму касаются двух категорий граждан – это украинцы с материковой территории и крымские татары. Первых называют «крымскими диверсантами».

В августе прошлого года на админгранице с аннексированным Крымом возникли столкновения, в результате которых погибли российские военнослужащие. Киев заявил, что перестрелка была между российскими пограничниками. Но, по версии российской стороны, в Крым пытались проникнуть «украинские диверсанты». Были показаны и задержанные – участник АТО Евгений Панов из Запорожской области и ялтинский прораб Андрей Захтей. Как стало известно недавно, он пошел на сделку со следствием. В Федеральной службе безопасности (ФСБ) России заявили, что у задержанных была изъята взрывчатка, а сами они готовили теракты для «срыва туристического сезона». Панов жаловался на пытки со стороны ФСБ.

В период с январь по апрель 2015 года в Крыму активно задерживали крымских татар – тогда еще прокурор аннексированного полуострова Наталья Поклонская называла их «террористами». Все задержанные незаконно обвиняются в том, что якобы были участниками группировки «Хизб-ут-Тахрир-аль-Ислами», в России он признана террористической и запрещена с 2003 года, в Украине организация действует в правовом поле.

В мае та «Верховный суд» аннексированного Крыма продлил фигурантам третьего (бахчисарайского) сфальсифицированного дела крымских мусульман Энверу Мамутову, Ремзи Меметову, Зеври Абсеитову и Рустему Абильтарову срок пребывания в СИЗО еще на два месяца, а всего на время до 14 месяцев с момента задержания, — до 11 июля.

В сентябре прошлого года, в Ростове, в рамках ложного дела «крымских мусульман» севастополец Руслан Зейтуллаев, которого российские власти называют организатором ячейки «Хизб ут-Тахрир» был незаконно приговорен к семи годам колонии общего режима, Ферат Сайфуллаев, Рустем Ваитов и Нури Примов получили по пять лет исправительной колонии также общего режима. Нынешнее сфальсифицированное дело – уже третье.

Пассивность СБУ

По словам Томак, сейчас каких-то подвижек, которые привели бы к возвращению украинцев, пока нет. «Постоянно утверждается, что вопросы решаются, но мы об этом ничего не знаем», — добавляет правозащитница.

Об этом же говорит и российский правозащитник Илья Новиков, который также защищает украинцев в России. «Во всех спецслужбах мира есть такая профессия – переговорщик с террористами. В Украине за эту тему отвечают, как минимум четыре ведомства, но именно СБУ отвечает за потенциальные субъекты обмена – за людей, которых можно обменять. Со стороны СБУ я вижу полную пассивность на эту тему. Они должны были бы об этой теме начать говорить», — рассказал «НП» Новиков.

В феврале этого года вице-спикер парламента Ирина Геращенко рассказала, что ряд украинских заключенных, у которых есть приговоры, могут экстрадировать в Украину. Но с того момента больше никакой информации об этом не было.

По мнению Новикова, сейчас возможен новый виток процесса благодаря задержанию российского военнослужащего Виктора Агеева. Ранее таким толчком стало задержание российских ГРУшников Александра Александрова и Евгения Ерофеева – их, собственно, и обменяли на Надежду Савченко. «Это (задержание Агеева, — НП) обсуждается в России. Фамилия Агеева вброшена в российскую повестку, и после этого российский МИД заявил, что да, будем искать пути. Проблема с Агеевым в том, что до сих пор все обмены происходили путем осужденного на осужденного через помилование. Это значит, что человек, который еще не получил приговор, может стать объектом помилования в исключительном случае. Такое бывало, но я не знаю, насколько такое возможно с Агеевым», — говорит Новиков. По его мысли, тему россиян, которые находятся в Украине, необходимо максимально вбрасывать в российское информпространство. «Так можно было бы заинтересовать путинскую аудиторию», — заключает Новиков.

Юлиана Скибицкая «Народная правда»

Свежее

В Сети появились подробности о новой сверхдальнобойной пушке США. ФОТО

В Интернете появилось первое открытое изображение одного из самых оригинальных современных американских оружейных проектов - разрабатываемой под эгидой армии...

В оккупированном Крыму размечтались о том, как им поможет китайский коронавирус: подробности

Туристический поток в оккупированный Крым из-за ограничений поездок в Китай на фоне коронавируса может вырасти на 10-15% после переориентации рейсов российских авиакомпаний на юг...

«Перспективный» Ил-112В не летает уже год

В октябре прошлого года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о том, что заводские летные испытания перспективного военно-транспортного самолета Ил-112В планируется завершить в мае...

Это может быть интересно