Каждый раз, когда появляется повод обсудить авианосный флот ВМФ РФ, которого, по сути, нет, я акцентирую внимание не только на том, что на сегодняшний день в России нет верфи, на которой можно было построить авианосец водоизмещением 70 тыс тонн и более. Россияне просто не определились до сих пор, какой им собственно нужен авианосец.
 
И лишним тому доказательством стала презентация на Международном военно-морском салоне-2019 некоего перспективного авианосца «Ламантина», водоизмещением, внимание, от 80 до 90 тыс тонн, что приравнивает его к классу суперавианосцев. И, разумеется, ещё более несбыточным, нежели не единожды упоминавшийся всуе авианосец проекта 23000Э “Шторм”, который, к слову сказать, хотели перевести в класс средних и даже малых авианосцев.
 
Собственно, буквально месяц назад, в статье «Перспективный российский авианосец обновил сроки своей “несбыточности” я писал, что “Шторм”, при наиболее благоприятных экономических и политических факторах, увидит свет не раньше 2035 года. К этому времени в строю ВМС США будет уже 5 новейших авианосцев серии Gerald R. Ford. Но даже не об этом речь.
 
В России, заболев несбыточной мечтой об авианосце, плодят данные проекты создавая целую эскадру из разнообразных авианесущих кораблей, технических заданий, вариантов исполнения одного и того же объекта в разных формах и для разных назначений. В итоге, получается не единая концепция, к воплощению которой следует поступательно и уверенно идти. Получается набор эскизов и громких названий, запоминающихся обывателю по нарицательному “не имеющий аналогов в мире”, но в реальности “не имеющийся в составе флота”.
 
Хотя в какой-то мере смысл в этих действиях есть. Ведь создавая некий информационный фон столь “масштабной” работы с “массой наработок”, от глаз среднестатистического ура-патриота скрывают главное – невозможность России, типа как великой морской державы, строить авианосцы.  

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко