В психологической помощи нуждаются и ветераны АТО, и те, кто ждал их дома

-

Читайте также

Одним военнослужащим удается быстро адаптироваться к мирной жизни, а другие длительное время продолжают «воевать» .

…К Елене подошла воспитательница ее сына в детском садике и показала плотно зарисованный черной краской лист.

— Ваш Саша нарисовал очень красивую картину с домиком, мамой и папой, а потом закрасил ее… говоря: «Все сгорело!..»

Елена опустила глаза. Почти год они с сыном терпели постоянные ссоры, срывы, раздражительность и отчужденность мужа, вернувшегося с войны. И как она не пыталась помочь, расспрашивая его, что с ним произошло, почему он «не такой», каким был раньше, как не просила пойти к психологу, любимый все больше злился и отдалялся от нее.

Сейчас в сети Интернет можно увидеть немало публикаций вроде «жена бросила мужа — участника АТО», «участник АТО нуждается в помощи» и тому подобное. И хотя отдельной статистики разводов именно семей атошников в Украине нет, психологи обращаются к мировому опыту (например, в США разводятся примерно 70% семей ветеранов, у которых был диагностирован ПТСР) и отмечают, что есть все основания считать, что в послевоенный период мало семей способны найти общий язык.

Поэтому специалисты все чаще начинают говорить, что в психологической помощи нуждаются не только те, кто вернулся с фронта, но и те, кто ждал их дома, потому что именно они оказываются буферной зоной между обществом и бойцом.

— Война изменяет всех членов семьи. В каждой семье, как и в человеческом организме, обычно роли поделены, а функции определены. И когда вдруг одного члена семейства, а это чаще всего его глава, забирают на войну, другие берут на себя его функции. Когда боец возвращается — его место уже «занято», и восстановить все можно, только если стать таким, как до войны. Нередко это превращается в настоящую драму и войну… уже дома, — отмечает начальник управления психологического обеспечения Главного управления морально-психологического обеспечения ВС Украины полковник Сергей Грилюк.

Психолог центра терапии травмы «Возвращение» Екатерина Проноза рассказывает о так называемом факторе ожидания. Человеческая психика устроена так, что когда человек находится в опасности, то, как правило, ожидает, что ситуация изменится к лучшему.

— Жена обычно надеется: муж приедет, сделает ремонт в квартире, огород перекопает… А мужчина думает: приеду, жена меня накормит, я отдохну, встречусь с друзьями. Они оба имеют вполне нормальные желания. Это не означает, что у ветерана семья не в приоритете, просто ему в первую очередь нужен физический отдых. Но отдохнуть надо и жене, которая устала в одиночку «тянуть воз», — говорит психолог.

Да и как прийти к пониманию, когда надежды супругов диаметрально противоположны? Для того, чтобы они увидели друг друга «новыми», необходимо время. Лучше всего, когда супруги имеет привычку постоянно общаться и рассказывать обо всех своих заботах и переживаниях, уверяет семья из Львова — Олег и Ольга Воробьевы, основатели центра семейных тренингов по психологической реабилитации «Счастливы вместе». Они не только сохранили семью после возвращения мужа с войны, но и даже укрепили свои отношения.

Олег пошел на войну во время четвертой волны мобилизации. Восемь долгих месяцев он писал ей письма, она несколько раз приезжала на Восток, и самое главное — они ежедневно разговаривали по телефону и рассказывали о малейших событиях своих будней. Еще перед отъездом договорились ни при каких обстоятельствах ничего не скрывать друг от друга.

— Общение — это способ постепенно подготовить семью к возможным изменениям в их поведении и восприятии, — говорит Ольга Воробьева. — Также семья должна обязательно узнать все о ПТСР, его симптомы, признаки и как действовать, если они появились.

Как отметила Екатерина Проноза, именно из-за отсутствия информации те семьи, которым в 2014-2015 годах выпало первыми встречать бойцов с войны, не были готовы к проблемам, поэтому многие из них до сих пор не могут оправиться. Сейчас уже есть много методических рекомендаций для семей бойцов АТО, действуют специализированные центры психологической реабилитации. Объединяются и сами жены ветеранов, чтобы поддержать друг друга, поделиться опытом.

P. S. Елена показала мужу рисунок сына, и они всей семьей обратились за помощью к психологу. Теперь Саша рисует только цветными красками.

 

Что должна знать семья, к которой возвращается боец

• Нужно дать бойцу время освоиться, перестроиться с военного состояния на мирное.

• Не стоит навязчиво расспрашивать, что с ним произошло.

• Обсудите совместно семьей, какие изменения в ней произошли. Не надо «пилить» мужа тем, что пока его не было, семья была здесь одна. Наоборот, поблагодарите: «Благодаря твоей службе мы живы, целы и могли делать все необходимое для нас».

• Не показывайте, что сейчас отлично можете со всем справиться без него, объясните, что вы стремились исполнять его дела так, как это делал он, но лучше все равно не получилось.

• Семья не должна загружать ветерана бытом, но ему необходимо выполнять посильные обязанности.

• Если не можете справиться с проблемами самостоятельно, обращайтесь к психологам. Если человек не хочет идти к психологу — просто сходите в церковь.

• Дети также должны получить обязательную психологическую поддержку. Восприятие возвращения «другого» папы у них отличается в зависимости от возраста. Маленькие дети могут забывать родителей, большие — воспринимать то, что отец ушел на войну, как нелюбовь к себе. Поэтому будьте готовы все им объяснить.

• Вооружитесь любовью и терпением — это главное оружие против любых невзгод.

 

Ольга Мосендз, “Народна армія” 

загрузка...

Свежее

Взрывы в Чехии: за день до теракта работникам склада дали отгул

За день до теракта во Врбетице, 15 октября 2014 года, рабочие склада получили неожиданное указание взять отгул. В этот...