Украинский волонтёр побывал в эпицентре Донецкого аэропорта. ФОТО

-

Читайте также

Евгений Лата — одессит, который последние годы проживал в Великобритании, где являлся сотрудником журнала «National Geographic» (Лондон), — с началом боевых действий на Донбассе вернулся на родину и стал волонтером. Об этом сообщают Факты. Он неоднократно бывал в зоне АТО, куда доставлял нашим бойцам гуманитарные грузы. Недавно Евгений вместе с руфером Мустангом (раскрасившим в цвета украинского флага звезду на высотке в Москве и объявленным российскими следователями в международный розыск) съездили к защитникам донецкого аэропорта.

— Я экстремал в хорошем смысле слова: занимаюсь всем, что мне интересно и что сопряжено с определенной опасностью, но не бездумной, а целенаправленной — на благо страны, — говорит Евгений Лата. — На этой почве мы нашли общий язык с руфером Мустангом, и я взял его с собой в поездку в донецкий аэропорт, который защищают украинские «киборги».

«Эти развалины еще недавно были самым современным аэропортом Украины», — говорит Евгений Лата (фото из архива Евгения Латы).

Там я наметил снять очередной «военный» документальный фильм, поскольку считаю: от меня больше пользы с видеокамерой в руках, чем с автоматом. Понял это в августе, когда поехал в Пески. Поселок находится в двух километрах от Донецка и в четырех — от аэропорта. Я побывал в добровольческом батальоне «Днепр-1», который состоит из спортсменов-альпинистов донецкого отделения Федерации альпинизма и скалолазания Украины. О них я и снял первый фильм.

«С тех пор ездил в зону АТО несколько раз. Отвозил нашим бойцам переданную одесситами гуманитарную помощь. Сердечное спасибо всем, кто помог вещами и деньгами, на которые мы закупили необходимое для ребят. В том числе 13 комплектов натовских тактических аптечек доврачебной помощи. Еще три десятка таких же аптечек доставил на передовую из Киева мой коллега — волонтер «Народного тыла» Юра. Потом вместе мы учили бойцов добровольческих батальонов, базирующихся в Песках, как ими пользоваться. Помимо этого, мы привезли нашим ребятам тактические наушники, термосы, газовые баллоны и горелки, много теплых вещей и еды», — рассказывает волонтёр.

«Прибытие Мустанга в аэропорт вызвало, естественно, оживление среди бойцов, — рассказывает Евгений Лата. — «Киборги» шутили, что парень отлично спрятался от Интерпола, поскольку здесь его не найдет никакой международный розыск. Тем более что Украина категорически отказалась выдавать Мустанга, а руководитель МВД Арсен Аваков наградил его табельным оружием. К слову, за голову украинского руфера объявлено немалое вознаграждение. И если бы сепаратисты узнали, что он находится совсем рядом, в аэропорту, думаю, атаки многократно бы усилились.»

«Едва мы вышли из машины, на которой прибыли в аэропорт, как ее буквально разорвал снаряд из гранатомета, — говорит он. — Никто из людей, к счастью, не пострадал, но личных вещей и техники для съемки, а также части гуманитарной помощи бойцам мы лишились», — отмечает он.

По его словам, сейчас в аэропорт из-за большого риска отправляются только в случае крайней необходимости, например, чтобы забрать раненых. Как правило, из четырех машин назад возвращаются две.

Помимо чеченцев-«кадыровцев», на стороне так называемых ополченцев воюют российские солдаты и офицеры. Среди них много профессиональных снайперов.

— Откуда такая информация?

— Противник практически после каждого артобстрела бросает в атаку людей, прямо через взлетно-посадочную полосу, — рассказывает Евгений. — Наши их косят из пулеметов, оставляя десятки трупов… Был свидетелем, как сепаратисты связались с украинскими бойцами, чтобы дали час перемирия забрать трупы. Наши, понятно, разрешили: отказать — как-то не по-христиански. Подъехали экскаваторы, собрали тела и увезли их в лес. Потом оттуда появился дым: возможно, трупы сжигали.

— Почему наши военные так упорно борются за аэропорт?

— Это единственный на территории «ДНР» и «ЛНР» функциональный аэропорт. Взлетно-посадочная полоса в хорошем состоянии. Для того чтобы сажать и поднимать авиацию, здание не нужно. Управлять полетами можно с вышки, которая контролируется нашими бойцами. Ни в коем случае нельзя оставлять и поселок Пески, ведь это автоматически будет означать сдачу не только аэропорта, но и соседней Карловки, где находится водохранилище, которое питает весь Донецк. За Карловку, к слову, велись жестокие бои, погибло много людей. До Иловайска это была самая горячая точка на Донбассе.

Я горд, что смог взглянуть в глаза «киборгам» и пожать их мужественные руки. У многих дома — семьи, дети. Но парни не побоялись приехать в это пекло, чтобы защищать свою Родину.

Вы даже не представляете, как радовались защитники «Донецкой крепости», когда мы выгружали подарки, собранные для них школьниками гимназии № 9 и взрослыми одесситами. Бойцам очень важно осознавать, что их любят и ждут дома, что их поддерживает вся Украина.

загрузка...

Свежее

Підозра Медведчуку: стали відомі подробиці

Правоохоронці підозрюють кума російського президента Володимира Путіна голову політради "Опозиційної платформи – За життя", нардепа Віктора Медведчука у діяльності,...