Санкции против РФ: как побудить Кремль к миру на Донбассе

-

Читайте также

28 апреля Международная кризисная группа опубликовала отчет, призванный продвигать в Украине мирное урегулирование войны с Россией путем переговоров. МКГ имеет хорошую репутацию благодаря своим усилиям по продвижению мирных решений для конфликтов по всему миру, поэтому ее сосредоточенность на Донбассе имеет серьезный характер и заслуживает тщательного изучения. Об этом в своей статье для Atlantic Council (перевод – НВ) пишет бывший посол США в Украине Джон Хербст.

В отчете МКГ описывают «российский консенсус», согласно которому Запад угрожает России, а каждый шаг государств, которые находятся на ее периферии, направленный на улучшение своих отношений с НАТО, ЕС или США интерпретируется как проявление западного вторжения. Поэтому революция на Майдане или бегство экс-президента Украины Виктора Януковича рассматривается по этому «российскому консенсусу» как скорее американский проект, а не действия, к которым прибегали украинцы. Поэтому в рамках «российского консенсуса» это означает, что захват Крыма и развертывание не такой уж и скрытой войны на Донбассе были действиями «оборонительными».

Это та самая картинка, которую Кремль и его организации-соратники описывают внешним обозревателям, но все же не вся. Начиная с 1991 года, политика Кремля была направлена на то, чтобы обеспечить себе сферу влияния, ограничивающую не только внешнюю политику соседей, а и внутреннюю тоже. Такой подход также является частью более широкой политики по ослаблению ключевых институтов Запада.

«Российский консенсус» на самом деле является консенсусом между российским безопасностным аппаратом — хвалеными силовиками — которые руководили Россией с тех пор, как лейтенант-полковник КГБ Путин стал президентом в 1999 году. И даже в течение президентства Бориса Ельцина в 90-х службы безопасности заправляли российской политикой в ближайшем зарубежье. С помощью такой политики Москва осуществляла влияние на своих соседей, поддерживая сепаратистские проекты меньшинств. Москва делала это в Грузии, Молдове и Азербайджане, и занимались этим задолго до разговоров о расширении НАТО. Захват Москвой Крыма и ее война на Донбассе — просто самые последние, и наиболее грубые примеры этой политики замороженных конфликтов.

Отчет МКГ отмечает недовольство Москвы архитектурой безопасности, которая появилась в Европе после холодной войны, однако не объясняет, что Москва считает неприемлемым. Тот порядок встал на двух документах, подписанных Москвой — Хельсинкском заключительном акте 1975-го и Парижской хартии 1990 года. Те документы просто утверждали, что отношения между государствами должны базироваться на принципах самоопределения, территориальной целостности, праве каждого государства определять собственную политическую и экономическую системы, по своему усмотрению выбирать себе союзников и торговых партнеров, а также неприемлемости решать международные диспуты насильственными или военными методами. Политика замороженных конфликтов Москвы пытается помешать странам по соседству пользоваться этими базовыми правами.

Несмотря на московские тезисы, прием новых членов в НАТО и ЕС обусловлен желанием этих новых суверенных государств стремиться к безопасности и процветанию, присоединяясь к этим институциям. И было бы наивным игнорировать то, что такая жесткая политика Москвы подтолкнула балтийские и другие государства стремиться к членству в НАТО.

Почему обязательно поднимать эту тему? Потому что эти факты помогут нам понять, что может сработать для того, чтобы принести мир на Донбасс — мир, соотносящийся с суверенитетом, безопасностью и территориальной целостностью всех сторон, особенно жертвы, Украины. Без соответствующего анализа невозможно предложить правильные решения.

Чтобы побудить Россию к миру на Донбассе, отчет МКГ предлагает пошаговую отмену санкций и диалог по европейской безопасности. Такое предложение впервые выдвинул немецкий министр МИД несколько лет назад. Обоснование же отчета МКГ заключается в том, что он может помочь убедить кремлевских политиков в том, что Запад готов к миру на условиях, приемлемых в рамках «российского консенсуса».

В рамках того отчета это кажется разумным риском. Но если рассматривать ситуацию более широко и взглянуть на политику замороженных конфликтов Кремля, реалии будут совсем другими. Президент Франции Саркози помогал вести переговоры о прекращении огня на войне, которую Москва вызвала в Грузии в 2008-м. И хотя в отношениях с Россией тогда возникло кратковременное напряжение, Запад не ввел против Москвы санкций или других штрафов. Меньше чем через год администрация Обамы «перезагрузила» отношения с Россией. Москва не придерживалась условий прекращения огня, и воплощая политику «закрепления границ» продолжает проталкивать внутреннюю демаркационную линию между Южной Осетией и Грузией на несколько метров внутрь Грузии ежегодно. Иными словами, мягкий ответ Запада на агрессию Кремля провалился. Держа в голове пример Грузии, Москва видела мало минусов, которыми ей может обернуться захват Крыма и развязывание войны на Донбассе.

Очевидный урок заключается в том, что уступки, по меньшей мере преждевременные, не будут способствовать миру на Востоке Украины. Москва ведет на Донбассе военные действия, чтобы заставить Киев отказаться от своих планов расширения экономического и политического сотрудничества с Западом. Весь кризис начался с того, что Москва выступила против торгового соглашения между Украиной и ЕС. Москва увязла на Донбассе из-за того, что украинцы успешно боролись, россияне не хотели, чтобы их силы воевали в Украине, западные санкции вредили российской экономике, а западное оружие — особенно ракеты Javelin — повышают перспективу роста количества жертв со стороны России.

Санкции стали критическим фактором для сдерживания эскалации Кремля. Согласно МВФ, они обходятся Москве в 1-1,5% ВВП ежегодно, и это помогает понять, почему Москва так старательно, однако безуспешно работает на то, чтобы их сняли. Кремль продолжает надеяться, что он по крайней мере сможет убедить Запад облегчить санкции. Вот почему не стоит предлагать даже постепенное их снятие. Москва не воплотила даже базового элемента Минских договоренностей, фактически и заключающегося в прекращении огня. Каждый день, с тех пор как в сентябре 2014 года были подписаны первые Минские договоренности, происходит несколько перестрелок.

Санкции должны оставаться до окончания Кремлем войны. И ничего хорошего не получится от дискуссии даже о частичном их снятии, пока не станет очевидно, что Москва хочет прекратить эту неудачную авантюру. Когда такие очевидные сигналы поступят, можно коснуться также и темы архитектуры безопасности Европы. И любая подобная дискуссия должна происходить в рамках Хельсинкского заключительного акта и Парижской хартии, признающих суверенитет и территориальную целостность всех наций на континенте.

Отчет МКГ правильно говорит, что важно вести работу с людьми, которые проживают на оккупированном Донбассе. Но она не должна вестись через так называемых лидеров ЛДНР. Они являются инструментами Москвы, не самостоятельными игроками, и среди них бывшие российские политики и военные офицеры. Придет время, и Москва решит прекратить свою агрессию на Востоке Украины. Возможно, нынешняя пандемия или резкое падение цен на нефть и газ приблизит этот день, но пока этого не произошло, уменьшение давления на Кремль будет серьезной ошибкой.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Российский бизнес заметил обрушение покупательной способности россиян

Российский малый бизнес продолжает жаловаться на отсутствие денег в кошельках у потребителей, а тем временем власти РФ отчитываются о...