Под богато украшенными люстрами и величественными живописными панно советских времен, воспевающими трудовые победы, висит небольшое электронное табло с расписанием поездов. И содержание этого табло является свидетельством недостаточных инвестиций, устаревшей инфраструктуры и годами не выполняемых обещаний, пишет Генри Фой для Financial Times (перевод — inosmi.ru).

Ежедневно из столицы в город республиканского значения Казань отправляются не более восьми поездов, преодолевающих путь длиной в 750 километров примерно за 12 часов. Для решения этой проблемы президент РФ Путин пообещал построить высокоскоростную железную дорогу стоимостью 1,7 триллиона рублей, что позволит сократить время в пути до трех с половиной часов. Это значимая инициатива в рамках грандиозной программы национальных проектов российского лидера, которые, по словам Кремля, позволят оживить неэффективную экономику страны.

Но стоящие на перроне люди с чемоданами в руках слышали все это и раньше: Владимир Путин впервые пообещал построить скоростную железную дорогу шесть лет назад, и усталые путешественники до сих пор ждут, когда начнутся работы.

Многие опасаются, что подобная история с амбициозными, но невыполненными обещаниями сведет на нет обещанную Кремлем пятилетнюю «манну небесную» в виде инвестиционной пятилетки, которая была объявлена исцелением от экономических бед России — медленного роста, низкой производительности труда, сокращения реальных доходов и значительной зависимости от экспорта нефти, газа и других природных ресурсов.

Но из-за несогласованности в осуществлении этих проектов (касающихся разных сфер — от демографии и инфраструктуры до чистой воды и обеспечения школ музыкальными инструментами) возникают препятствия. Об этом рассказали в интервью «Файнэншл Таймс» люди, участвующие в их реализации. По их словам, это происходит в результате борьбы за финансирование и из-за путаницы в вопросе о том, как частные компании должны вносить свой вклад. Министры, руководящие реализацией этих проектов, «совершенно наивны в отношении [их] реализации и относятся ко всему этому очень просто», сказал один из участников обсуждения вопросов финансирования. «Они не имеют никакого реального понятия о связанных с проектами цифрах и о том, что они должны получить в результате. Они как дети спрашивают друг у друга: «Хорошо, значит, есть все эти деньги. Как мы можем их потратить?»».

Курировать реализацию своих инициатив Путин официально поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву. Ранее в этом месяце Дмитрий Медведев признал «отставание на федеральном уровне» и раскритиковал регионы, «где нарушаются сроки выполнения работы».

На карту поставлено многое. С 2014 года, когда после аннексии Крыма в отношении Москвы впервые были введены международные санкции, российская экономика выросла всего на 2%. Доходы российских рабочих снижаются на протяжении пяти из последних шести лет, и при этом им на пять лет повышают пенсионный возраст и увеличивают НДС. На этом мрачном фоне доверие к Путину упало до исторического минимума, а летом вспыхнули протесты в Москве.

Владимир Путин называет эти проекты «решающим прорывом» в экономике, а чиновники также считают их решением таких проблем, как снижение производительности труда в России, сокращение притока иностранных инвестиций и снижение показателей уровня жизни. «Те национальные проекты правительства России, которые смогут увеличить человеческий капитал и повысить производительность, могли бы повысить темпы роста, — сказал в интервью «Файнэншл Таймс» Апурва Санги (Apurva Sanghi), ведущий экономист по России из Всемирного банка. — Но их эффективность сводится к трем параметрам: во-первых, насколько успешно они будут реализованы, особенно на региональном уровне. Во-вторых, насколько «новыми» они являются — не будет ли это лишь нечто старое, облаченное в новую форму? Наконец, могут ли в процессе их реализации быть использованы частные капиталы?».

Объем и масштабы нацпроектов чрезвычайно велики. Эти проекты охватывают более десятка общих областей и включают в себя различные цели, начиная от конкретных задач, таких как увеличение к концу 2024 года объемов неэнергетического и несырьевого экспорта почти в два раза до 240 миллиардов долларов, и заканчивая гораздо менее конкретными задачами, такими как «сохранение лесов».

Средства на их реализацию есть. Проводившаяся на протяжении нескольких лет жесткая экономическая политика и решение сбалансировать государственные расходы означает, что по состоянию на середину этого года резервы России выросли с 2015 года на 45% до 518 миллиардов долларов. Но реализация национальных проектов уже отстает от графика. По данным Счетной палаты Российской Федерации, высшего органа, осуществляющего контроль над расходованием государственных средств, в первом полугодии текущего года на реализацию национальных проектов было потрачено только 32% от обещанных средств. По данным палаты, в первом полугодии было израсходовано лишь 12% средств, выделенных на реализацию проекта по строительству безопасных и качественных дорог, а на модернизацию и расширение основной инфраструктуры было выделено лишь 24%. «Они начали слишком рано, без соответствующей подготовки», — сказал в интервью «Файнэншл Таймс» топ-менеджер, работающий над одним из проектов.

Ситуация осложняется тем, что примерно 30% средств, выделяемых на осуществление шестилетнего плана должны поступать от частных компаний, но, как сказали в интервью «Файнэншл Таймс» представители руководства, связь или координация между министерствами и частными компаниями практически отсутствует.

В августе прошлого года впервые был поднят вопрос об участии компаний в финансировании нацпроектов в виде нового налога на сырьевые компании, которые, по словам экономического советника Владимира Путина, получили «сверхдоходы» от высоких цен на сырьевые товары. От этой идеи пришлось отказаться из-за негативной реакции со стороны руководителей компаний, которые затем в качестве компромисса согласились участвовать в финансировании национальных проектов.

Аналитики также предупредили, что даже если проекты и дадут обещанные Кремлем результаты, их будет недостаточно для обеспечения устойчивого долгосрочного роста без проведения дальнейших реформ по снижению роли государства в бизнесе и привлечению инвестиций.

По словам Кристофера Гранвилля (Christopher Granville), управляющего директора аналитической консалтинговой компании «Ти Эс Лобард» (TS Lombard), инициатива «все равно будет лишь необходимым, а не достаточным условием для обеспечения более высокого потенциала устойчивого роста».