Новый раунд санкций США, заложенный в «Закон о защите безопасности Америки от агрессии Кремля», грозит обернуться серьезным ударом для российской нефтяной отрасли, за счет которой страна более полувека зарабатывает иностранную валюту, чтобы импортировать с Запада технологии, товары и потребительский стиль жизни, пишет в своей статье  сайт finanz.ru.

По мере того, как старые, еще советские месторождения истощаются, а новых крупных залежей с легкой и дешевой в добыче нефтью обнаружить не удается, российские нефтяники становятся критически зависимыми от зарубежных поставщиков оборудования, таких Schlumberger или Halliburton.

Уже сейчас около 60% всей добываемой в России нефти, или 6,6 млн баррелей в день, — это либо трудноизвлекаемые запасы, либо старые месторождения, где обводненность превышает 80%, подсчитали аналитики Vygon Consulting.

«Для их разработки требуется бурение сложных скважин, — говорит директор по госрегулированию ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова. — Часто привлекаются иностранные подрядчики, используются зарубежные технологии и программное обеспечение».

Все это может быть перекрыто санкциями по закону DASKA, который в середине февраля внесли в сенат демократ Боб Менендес и республиканец Линдси Грэм.

Согласно документу, который накануне опубликовал Конгресс, под технологические ограничения против российской нефтяной отрасли могут попасть все проекты по добыче, а не только шельфовые и сланцевые, как в действующей редакции санкций.

Российские нефтяники не смогут ни купить, ни арендовать, ни получить иным способом товары, услуги, технологии и финансирование на сумму свыше 1 млн долларов.

Это ставит под угрозу как их способность поддерживать добычу на старых месторождениях, так и возможности разрабатывать Восточную Сибирь, Арктику и шельф, за счет которых чиновники рассчитывают поддерживать нефтяной поток, позволяющий России оставаться крупным экспортером «черного золота».

Под риском санкций находится от 45% до 50% всей нефти, которую Россия могла бы добывать к 2030-35 гг, оценивает Козлова из Vygon Consulting.

Именно столько — около половины добычи — Россия сейчас направляет на экспорт (5,2 млн баррелей в сутки из 11,3 на декабрь).

Иными словами, через 10-15 лет санкции могут обрушить нефтяной поток до уровней, которого хватит лишь на то, чтобы обеспечивать топливом внутренние потребности, а река нефтедолларов, питающая бюджет, пересохнет практически до дна.

Ситуация близка к критической точке, и это признается на уровне правительства. Если ничего не предпринимать, с 2022 года нефтедобыча в России начнет стремительно падать, а к 2035 году сократится почти вдвое — с 553 до 310 млн тонн в год, заявил в сентябре глава Минэнерго РФ Александр Новак.

Ранее группа ИС сообщала, что новые санкции против России — в лучших традициях “Венесуэльского сценария”.