Прокуратура Тираны, столицы Албании, заявила, что руководство оппозиционной, правоцентристской и антиевропейской Демократической партии, включая ее лидера Лульзима Башу, получило из России порядка $650 тыс. во время выборов в Народное собрание 2017 г. В связи с тем что средства, потраченные в США и Шотландии, не были задекларированы, прокуратура допросила Башу и еще трех политиков. Заявление прокуратуры последовало после массовых февральских протестов, в ходе которых были и столкновения под парламентом, и применение правоохранителями слезоточивого газа. Демократическая партия Албании (ДПА) заявляет, что правительство Эди Рамы, сформированное Социалистической партией, погрязло в коррупции. Премьер и его соратники винят в том же правоцентристов, отмечает обозреватель Владислоав Гирман в своем материале на сайте «Деловая столица».

Однако их противостояние возникло не на ровном месте. Партии являются крупнейшими в стране и дерутся за власть уже несколько десятков лет, сменяя друг друга. Сейчас на политическом ринге встретились уже Баша и Рама — оба мэры Тираны в прошлом. Только социалист несколько успешнее был на этом поприще, поскольку за труды по облагораживанию албанской столицы его даже удостоили звания World Mayor 2004 (Лучший мэр мира-2004).

На выборах 2017 г. Баша намеревался вновь заполучить бразды правления, для чего обратился (или ему подсказали) за помощью к американским лоббистам. В частности, ДПА заплатила $150 тыс. компании Barnes&Thornburg, а социалисты наняли Ballard Partners и платили $20 тыс. экс-демократу Роберту Векслеру за услуги лоббистов. Но все самое «вкусное» во взаимоотношениях между албанскими политиками, в частности Башой и американскими лоббистами, пришлось на контракт ДПА с республиканцем, родившемся в Канаде ортодоксальным иудеем Николасом Музиным, которого The New York Times назвала одним из самых влиятельных переговорщиков (дельцов) в Вашингтоне. В 2016-м Музин работал на конкурента Дональда Трампа — Теда Круза, но затем переметнулся к победителю. В частности, в рамках переходной команды помогал создавать новую администрацию, но ее состав в итоге не вошел, устремившись в мир лоббизма. Судя по его странице в Twitter, он продолжает поддерживать контакты с видными республиканцами, а также нахваливает зятя Трампа — Джареда Кушнера.

Сотрудничество Музина и ДПА во всех подробностях расписано в опубликованном еще 6 марта 2018 г. расследовании, проведенном при участии журналистки РБК Анны Левинской, издания Mother Jones. Итак, ДПА обязалось заплатить по $25 тыс. 22 числа в марте, апреле и мае 2017 г. за лоббирование интересов албанской партии в Вашингтоне. С этой целью Музин 31 марта зарегистрировался в Минюсте в качестве иностранного агента. Это показывает, что Музин был несколько осмотрительнее своего коллеги Пола Манафорта.

Итак, Ник Музин за озвученные, к слову, не такие уж большие для американского лоббиста деньги организовал для Лульзима Баши ряд мероприятий. Во-первых, в конце 2017 г. в Вашингтоне лидер ДПА встретился с сенаторами-республиканцами Эдом Ройсом, Майклом МакКолом и Питом Сешнсом (тем самым, который жаловался, что посол США в Украине Мари Йованович с презрением относится к администрации Трампа), а также пообщался с бывшим членом Палаты представителей Дейной Рорабейкером, известным своими пророссийскими взглядами. Во-вторых, Баша присутствовал на ужине Национального комитета Республиканской партии, на котором тогда выступил Трамп. В-третьих, Музин свел Башу с бывшим советником Трампа Стивом Бэнноном, результатом чего стало интервью албанского политика тогда еще подконтрольному Бэннону Breitbart News, в котором Баша назвал себя сторонником Трампа и заявил, что его визави Эди Рама — угроза для демократии в Албании и за ним стоит враг всех правых (как в США, так и в Европе) Джордж Сорос.

Кстати, Рама действительно несколько лет назад работал в совете Фонда Сороса, помогавшего с демократическими реформами в Албании. Так что для Баши в его вашингтонском вояже это было козырем. К тому же Рама, считающийся одним из самых проевропейских политиков Балкан и жестко критикующий Москву, был не в восторге от Трампа, считая того угрозой и для США, и для отношений между Вашингтоном и Тираной. Естественно на его фоне Баша, который копирует лозунг и риторику президента США, выглядел в глазах республиканцев в разы привлекательнее социалиста Рамы. Плюс лидер ДПА, как и многие другие европейские лидеры, энергично играет в национальный популизм и евроскептицизм. Это, заметим, уже маркер для всех европейских политиков, которые в той или иной мере сотрудничают с Россией. Но не в пользу американского истеблишмента говорит то, что они контактировали с Башой, хотя тот провел скандальную встречу с послом РФ в Тиране на фоне дипломатического скандала между Албанией и Россией. Он начался с того, что Москва обвинила Раму в сговоре с НАТО и ЕС с целью навязать проалбанское правительство соседней Македонии, а также в том, что тот якобы пытается расширить влияние на Черногорию, Сербию и Грецию.

Что до Лульзима Баши, то после первой поездки в Штаты в марте он вернулся на родину, договорился с Рамой о проведении парламентских выборов и за полторы недели до голосования (25 июня 2017) вновь умчался в Вашингтон в поисках дополнительной политической поддержки. Музин смог провести албанского клиента на мероприятие по сбору средств для губернатора Скотта Уокера в Милуоки, где тогда выступал Трамп. В $20 тыс. обошлось VIP-место и фото с президентом США. Снимок улыбающихся Баши и Трампа пошел потом гулять по Албании, хотя от поражения на выборах ДПА не спас. Однако, как видим, Лульзим Баша продолжил раскачивать лодку уже без Музина, для которого та поездка в Милуоки была последним заданием, поскольку лоббист был нанят Катаром примерно в то же время, т. е. в период блокады этого государства соседями под эгидой Саудовской Аравии. Тогда Катар нанял сразу несколько лоббистских групп, среди которых была компания Музина Stonington Strategies. Ей Доха ежемесячно платила $300 тыс. за защиту ее интересов в Штатах в пику лоббистам саудитов и ОАЭ. Кстати, работа Музина с Катаром тоже не прошла спокойно — в июне 2018 года лоббист прекратил сотрудничество с Эмиратом после того, как известный сборщик средств республиканцев и союзник Трампа Эллиот Бройди подал в суд на Stonington Strategies, обвиняя ее в оказании помощи Катару во взломе его электронной почты, чье содержимое потом сливалось в медиа.

Но вернемся все же к Нику Музину и албанскому оппозиционеру, ведь благодаря расследованию Mother Jones стало известно, что их сотрудничество изначально было представлено несколько неверно. Очень занятно, что через две недели после того, как спецпрокурор Роберт Мюллер обвинил Манафорта и Рика Гейтса, что те не зарегистрировались как иностранные агенты украинской Партии регионов, работавший уже на Катар Музин решил 14 ноября 2017 г. внести изменения в касающиеся его работы с ДПА документы, отправленные в Минюст почти восемь месяцев назад. Оказалось, лоббист не сообщил всех подробностей об услугах, им оказанных албанской партии. Да и цена вопроса резко изменилась. Очень резко. Если сперва Музин получал жалкие $75 тыс. за три месяца, то в обновленной документации он признается, что за три месяца работы на албанцев получил $675 тыс., включая платежи в $25 тыс. 27 марта (видимо аванс) и $500 тыс. 9 июня, т. е. за несколько дней до фото с Трампом. И это не все, поскольку, как установили журналисты, те самые полмиллиона Музин получил от зарегистрированной в Эдинбурге компании Biniatta Trade. Лоббист привел неподписанный контракт между Biniatta Trade и его компанией Stonington Strategies от 20 марта 2017 года, согласно которому должен был получить в качестве компенсации за деятельность в интересах ДПА три платежа по $150 тыс. и те самые $500 тыс. — за организацию серии мероприятий в Вашингтоне.

С шотландской компанией тоже не все просто. Biniatta Trade зарегистрирована в Эдинбурге по адресу, используемому еще 727 другими компаниями. На сайте ранее компания называла себя «мировым лидером в области агропромышленности, поставок текстиля и искусственного меха, специализирующегося на высококачественных текстильных изделиях для спортивной одежды». Клиентская база — больше 300 компаний по всему миру, хотя некоторые, к примеру небольшая бруклинская фирма Nightwood, и слыхом не слыхивала, что является клиентом Biniatta Trade.

Британский номер телефона, указанный на его сайте, не работает. Но такой же номер, между прочим, указан на сайте знакомств с женщинами из Украины 2Love.Club. Журналист Mother Jones естественно позвонил по указанному на сайте украинскому номеру, и поднявший трубку мужчина на русском языке сказал, что это номер телефона частного лица, а не службы знакомств. Это не единственная ниточка в Украину. Издание нашло в каталоге сайтов WHOIS веб-ресурс Biniatta Trade. Выяснилось, что он зарегистрирован одесситом Алексеем Никитиным, в чьем имейле содержится название еще одной компании, но теперь из Дубая — Global Delta Trade. Сайты обеих практически идентичны, и обе компании имеют схожий список клиентов и описание деятельности. Та же ситуация и с сайтами шотландских компаний Blackshire United, Contoform LP и West Berton Impex LP.

Biniatta Trade также упоминалась в шотландской прессе как компания, которая «не соблюдает [законы] о борьбе с отмыванием денег, в соответствии с которыми она имела право до августа прошлого года раскрыть своих владельцев или ежедневно платить штраф в размере 500 фунтов стерлингов». В расследовании журналисты выяснили, кто является владельцем этой эдинбургской компании. Она создана двумя офшорами на Белизе Asverro Corp. и Liminez Commerce. О их деятельности ничего неизвестно. Офшоры, в свою очередь, связаны с британскими KF Global Management и Babyonica. Первая контролируется гражданином РФ Константином Ферулевым, чей офис в Москве находится на седьмом этаже бизнес-центра, на котором, как выяснилось, никаких офисов нет. Babyonica (производитель детской косметики) — больше 75% этой компании владеет еще один россиянин — Евгений Шереметьев. Однако в декабре 2017 г. Babyonica подала запрос о ликвидации, и 2 января регистратор компаний сообщил, что фирма должна быть ликвидирована 2 марта.

Когда журналисты позвонили в лондонское представительство Babyonica, некий «Фрэнк» с русским акцентом заявил, что никаких Шереметьевых у них нет, посоветовав писать на электронный ящик с популярным среди киберпреступников доменом .su (бывший домен СССР). Правда, кое-какая информация о Шереметьеве все же имеется: он является акционером двух российских фирм, занимающихся франчайзингом Subway, а также у себя в Instagram Шереметьев постил фото продукции Babyonica и писал, что может подсобить с деловыми сделками с американцами. На этом все.

Сама Biniatta Trade после публикации расследования исчезла из поля зрения. Сейчас ее сайт встречает посетителей заверением, что расследование клеветническое, а компания не связана с Россией, Албанией, США и не заключила какие-либо соглашения с лоббистами, политическими консультантами, аналитическими центрами или аналогичными организациями. И, дескать, погоня журналистов за сенсациями нанесла ущерб компании и ее клиентам, а потому Biniatta Trade прекращает активную деятельность на неопределенный срок. И вот уже год получает юридическую помощь, чтобы получить компенсацию от Mother Jones за ее публикацию.

А что же Николас Музин? Его представитель уверяет, что лоббист считал Biniatta Trade частной компанией сторонников Демократической партии Албании, но отказывается рассказать, как же началось их знакомство. Вероятно, все эти подробности всплывут по мере расследования расходов ДПА прокуратурой Тираны, а впоследствии, чем черт не шутит, и в США — кем-то вроде Роберта Мюллера. Да, Музин учел опыт Манафорта, и его ситуация отличается (он ушел из штаба Трампа сам, а не подгоняемый скандалом), но результат, в принципе, один и тот же — россияне умело используют американских лоббистов в своих целях. В случае с Музиным — для раскачки Балканского полуострова руками американским республиканцами.