Повелители чумы: преступные бактериологические опыты россиян в Крыму

-

Читайте также

Наводнения в Крыму, с усиленными бесхозяйственностью оккупантов последствиями, обострили риски распространения на полуострове эпидемий. И вопрос здесь даже не в новых вспышках коронавируса COVID-19 и в «обычных» кишечных болезнях, обусловленных уничтожением оккупантами систем канализации. Ведь Крым является местом распространения и даже происхождения таких общеопасных болезней как холера, чума и лихорадка Крым-Конго. Поэтому и неудивительно, что именно в Симферополе много лет функционировало такой специфическое государственное учреждение Министерства здравоохранения Украины как «Украинская противочумная станция», расположенная на улице Промышленной, 42, говорится в материале на сайте Ассоциации реинтеграции Крыма.

Но стоит указать, что в советские времена работа таких заведений носила двойственный характер. Ведь, как общеизвестно, формально поддерживая запрет изготовления, хранения, испытания бактериологического оружия, СССР вел на практике совсем другую политику. И даже ратификация в 1975 году Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении мало повлияла на соответствующую печальную практику. В то же время независимая Украина, далекая от планов развязыванию агрессивной войны и тем более от применения бактериологического оружия использовала противочумной станции исключительно по их прямому назначению, для противодействия возможным вспышкам крайне опасных природных инфекций. Примечательно, что финансирование такой работы, в том числе в рамках проведения научных исследований осуществлялось в частности через Украинский научно-технологический центр, образованный согласно Соглашению между Украиной, Канадой, США и Швецией от 25 октября 1993 года и протоколу к ​​нему 1997 года.

В последующем к этому Соглашению присоединились Европейский Союз, а также Азербайджан, Грузия, Молдова и Узбекистан. Именно в рамках работы Центра, например, в 2011 году Европейский Союз выделил Украине четыре миллиона евро по договорам 9800 – 9804 по направлению «Биологическая сохранность и биологическая безопасность Украинской противочумной станции в Симферополе» на улучшение биологической безопасности, созданию новой лаборатории и закупке для нее оборудования. Аудит расходования Центром указанных средств был проведен рижским офисом международной аудиторской компании KPMG прямо накануне оккупации Крыма, и он подтвердил, что средства были потрачены на надлежащие задачи. Примечательно, что адекватная реальным вызовам работа Украины на противочумной станции Симферополя была искажена российской пропагандой, ставшей распространять фейки о якобы «американской биолаборатории в Симферополе» в «помещениях прежде работавшей противочумной станции» куда якобы «везут вирусы со всей Европы» с особым акцентом на то, этот опасный объект якобы находится в «центре города».

Конечно истинная цель этой истерии была иной и объяснимой, ведь в здание на Промышленной, 42 попали не мифические «европейские вирусы», а европейские и американские ученые, которые путем анализа сохраненного советского наследия легко, как специалисты, могли понять, чем на самом деле этот объект занимался до 1991 года. Примечательно, что это хорошо понимал и многолетний глава станции профессор Александр Хайтович, который одновременно принимал активное участие в соответствующих исследованиях. Но российская пропаганда об «американской лаборатории» опровергается очень простым печальным фактом – оккупацией Крыма. Ведь если в Украинской противочумной станции действительно до 2014 года якобы происходило «что-то опасное» то никто не мешал агрессору за последние семь лет заявить об этом вслух, поскольку объект был захвачен агрессором без каких-либо повреждений, со всем оборудованием и документацией.

И профессор Хайтович из Крыма никуда не уехал, но при этом, вместо проведения над ним показательного процесса, как над «украинским Менгеле», оккупанты отвели ему роль главы «Крымского регионального отделения Всероссийского научно-практического общества микробиологов и паразитологов». Российская «администрация» не только терпит его профессорство в подконтрольной РФ «Медицинской академии им. С.И. Георгиевского» но и «наградила» в 2016 году господина Александра за «подготовку квалифицированных врачебных кадров и специалистов, многолетний добросовестный труд» «медалью Республики Крым» «За доблестный труд». Впрочем, компенсировали ли эти «награды» и статус «заместителя председателя правления» «Землячества сибиряков в Крыму» профессору Хайтовичу возможность в дальнейшем взаимодействовать с лучшими европейскими эпидемиологами и заниматься соответствующим научным поиском – лучше спросить у него самого. Потому что от работы самого объекта на Промышленной, 42 господин Хайтович в 2014 году был окупантами полностью отстранен, а сама Украинская противочумная станция была захватчиками якобы «ликвидирована», «распоряжением Совета министров от 29 сентября 2014 № 998-р».

Конечно «ликвидация» станции лишь означала ее «возвращение» агрессором к тем задачам, которые были у подобных объектов до 1991 года. Там, где востребован не только профессионализм таких лиц, как Хайтович, но и определенные, мягко говоря, специфические особенности нравственности исследователей. Поскольку конечно же далеко не каждый ученый согласится на выполнение соответствующих задач. Это в частности подтверждается и биографией нового «директора» «противочумной станции Республики Крым» Сергея Николаевича Тихонова, ранее много лет проработавшего на не очень публичных «научно-исследовательских должностях» в Саратовском и Волгоградском противочумных институтах. Добавим, чисто для упрощения понимания читателями ситуации, что отец Сергея, профессор Николай Тихонов, в советские времена определенный период возглавлял этот самый Волгоградский институт «Микроб» и при этом в открытых источниках трудновато найти научные публикации «по профилю работы», как отца так и сына. Конечно, же это не исключает их публикаций в «закрытых» советских и российских изданиях. Итак, имеем классическую династию российских «людей в шинелях», теперь явно «плодотворно работающих» в Крыму над теми самыми «неотложными вопросами», что так беспокоят государство-агрессора и о которых явно не напишешь в европейском научном издании.

Нельзя говорить, что Украина вообще не реагировала на такую ​​печальную ситуацию, ведь на Восьмой обзорной конференции по вышеуказанной Конвенции о запрещении бактериологического оружия в ноябре 2016 года на Женеве представитель МИД Сергей Шутенко заявил об угрозах биологической безопасности из-за захвата во время российской агрессии в том числе и Украинской противочумной станции. Но в последующем публичные заявления Украиной не делались, и в экспертной среде должное внимание событиям на нынешней симферопольской «противочумной станции», к сожалению, не уделялось.

Поэтому мы решили несколько исправить эту ситуацию, руководствуясь исключительно сведениями из открытых источников. Поэтому даже удалось обойтись без «анкетирования» таких ключевых публтичных сотрудников подконтрольного агрессору учреждения как Александра Ситникова, Ирина Коваленко, Надежда Пидченко, Лилия Зинич, Ольга Полуэктова, Дилявер Абибулаев и прочие. В то же время можно добавить, что сайт «противочумной станции Республики Крым», которой успешно функционировал еще в 2020 году, сейчас «временно приостановлен» и ранее размещал прежде всего новости о привлечении специалистов «станции» к борьбе с коронавирусом.

В то же время такая работа для сотрудников учреждения конечно же не является основной и не соответствует даже публичному измерению их деятельности, что в частности следует из научных публикаций вышеуказанных эпидемиологов (определенная их часть, хотя и естественно не основная, находится в открытом доступе). Поэтому на самом деле трудно поверить, что оккупанты «забивают антиковидные гвозди микроскопом», и теперь мы получили доказательства что такого на самом деле и не происходит. И это не спутниковые снимки, как это бывает в фильмах соответствующего жанра, симферопольского здания на Промышленной, 42 с совсем новой, кстати, зеленой крышей. Ведь конечно же оккупанты никуда из Симферополя «противочумную станцию» не перенесли и с 2015 стали вкладывать мощный ресурс в развитие ее инфраструктуры, о чем говорят сведения о «государственных закупках» «противочумной станции» последних лет, которые мы очень внимательно проанализировали.

В первую очередь мы отобрали те расходы, которые касаются именно поставок специальной техники, реагентов и оборудования для работы учреждения, и оставили «за скобками» канцтовары или же, например, новую служебную машину для господина Тихонова. В 2018 году таких прямых расходов «на развитие» учреждения мы насчитали общей суммой на 9 258,2 тысяч рублей, в 2019 году – на 13 735 тысяч рублей, в 2020 году – уже на 36 139 тысяч рублей, а за первое полугодие 2021 «станция» потратила на эти цели уже 19 706,4 тысяч рублей.

Объяснить этот рост расходов именно вспышкой коронавируса не получится, ведь во-первых увеличение закупок «станцией» наблюдалось в 2019 году еще до инцидента в китайском Ухане. И во-вторых специальные закупки, которые прямо касаются COVID-19 составляют незначительную часть расходов, это лишь 120 тысяч рублей, выделенных в декабре 2019 года на наборы реагентов для полимеразной цепной реакции и 240 тысяч рублей в 2020 году на наборы реагентов для выявления корона вируса SARS-CoV-2 (то есть 0,33 % от общих профильных годовых закупок объекта). Стоит добавить, что хотя часть закупок «станцией» была проведена у традиционных поставщиков медицинского оборудования на полуострове, таких как ООО «Компания Юг Сервис-Биоклуб», основанная задолго до 2014 года Андреем Герасименко, прочне заказы поставлялись специфическими компаниями, в частности такими, сведений о которых нет в реестрах.

Но может быть в Крыму в 2018-2019 годах ухудшилась противоэпидемическая обстановка? Очень вряд ли, потому что в открытых источниках никакой информации об этом нет, а в обнародованном в 2019 году Ставропольским противочумным институтом Аналитическом обзоре предоставлены довольно умеренные сведения о ситуации и рисках, в том числе и на оккупированном полуострове. Оккупанты тогда даже хвастались, что якобы количество случаев тяжелых инфекционных болезней и их обнаруженных переносчиков несколько снизилась, якобы из-за «активной борьбы в регионе с клещами и принятых профилактических мер».

Согласно этому отчету, в 2019 году по Крыму не было ни одного случая лихорадки Крым-Конго (на юге РФ за тот же год выявлено 134 случаев, из них 4 летальных), и только 10 случаев лихорадки Западного Нила (на юге РФ в тот же время зафиксировано 310 случаев). Примечательно, кстати, что в 2019 году в Крыму было обнаружено лишь три случая клещевого энцефалита, но все они были «завозными», когда больные были укушены клещами в регионах РФ, и болезнь проявилась уже во время их пребывания на полуострове. И более того в естественной среде Крыма носителей энцефалита симферопольская «противочумная станция» не выявила, хотя на юге РФ в 2019 году такие факты фиксировались. Другие, менее опасные для человека инфекции, передающиеся клещами, такие как марсельская лихорадка и боррелиоз на полуострове, конечно же, фиксировались и в 2019 году, но в привычном для региона уровне, что признавалось в отчете.

Поэтому никаких объективных предпосылок для увеличения в разы закупок оборудования и реагентов для симферопольской противочумной «станции» в 2019 и 2020 годах не существовало. Но одновременно из открытых сведений о закупках следует, что учреждение не просто является режимным (ежегодно на «охрану станции» «Росгвардией» выделяется более трех миллионов рублей) и пользуется закупленными «системами обеспечения безопасности», но и в 2019 году на «станции» установили новые крепкие ворота и в 2020 году закупили колючую проволоку. Это еще можно было бы объяснить общей потребностью охраны такого рода объектов, и заявленным агрессором маниакальным «противодействием экстремизму» на полуострове, если бы не неприметные расходования средств данной «противочумной станции» на «услуги специальной почтовой связи». Ведь это означает, в рамках реалий оккупантов, наличие режимно-секретного отдела и соответствующих переписок фельдсвязью. Что свойственно больше военной части, а не медицинскому учреждению, хоть и специализированному.

Но наиболее интересными стали закупки «противочумной станцией» у крымских предпринимателей … пастеризованного молока в промышленных объемах. Если считать его более или менее постоянную в 2017-2021 годах оптовую стоимость для Крыма в 65 рублей за литр, то в 2018 году «противочумной станцией» было закуплено две тысячи литров (на 132,8 тысячи рублей), в 2019 году – уже 2,4 тысячи литров (на 156,8 тысячи рублей), а в 2020 году – уже 4,1 тысячи литров (на 266,8 тысячи рублей). Трудно утверждать точно – выдают ли его сотрудникам «за вредность», а следовательно количество персонала «станции» теперь увеличилось вдвое, либо молоко используется в исследованиях учреждения как сырье (а тогда разработки «станции» теперь стали значительно интенсивнее).

И этот рост потребления молока точно никак не связан ни с коронавирусом (для борьбы с вирусами такое сырье явно не подходит) ни с крымскими клещами (которых, напомним, пока что больше в разы не стало). Ну и конечно же во время всех этих закупок новые вызовы в виде вспышек инфекционных болезней, вызванных крымскими наводнениями июня 2021 года, никто еще предположить не мог.

Что ж, остается наповнить читателям, что, согласно требованиям Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, государства-участники обязались никогда, ни при каких обстоятельствах не разрабатывать, не производить, не накапливать, не покупать любым другим образом и не сохранять микробиологические или другие биологические агенты или токсины, каково бы ни было их происхождение либо метод производства, таких видов и в таких количествах, которые не имеют предназначения для профилактических, защитных или других мирных целей.

Что должна делать власть Украины при этих печальных обстоятельствах? Как минимум стоит снова поднять вопрос контролируемой агрессором Украинской противочумной станции на соответствующих международных площадках. Указанная Конвенция 1972 года предусматривает право Украины подать жалобу в Совет Безопасности ООН на действия РФ и потребовать проведения соответствующего расследования ООН. Конечно же, необходимо предоставлять информацию о ситуации с «противочумной станцией» мониторинговым миссиям ООН и ОБСЕ в Украине, а также требовать от Международного комитета Красного Креста прекратить нынешнее игнорирование нарушений международного гуманитарного права в Крыму.

Дополнительно Украина должна поднять вышеуказанные вопросы на Девятой обзорной конференции по вышеуказанной Конвенции, запланированной на этот год, а также и на Встрече государств-участников Конвенции, которая состоится 22-25 ноября 2021 года и на совещании экспертов по подготовке отчетов, который продлится с 30 августа по 8 сентября 2021 года. Также Украина наконец поставить этот вопрос на обсуждение с участниками соглашения об Украинском научно-технологическом центре, то есть с Канадой, США и ЕС, с привлечением к дискуссии, например, Грузии и Молдовы.

Конечно же позиция Украины на международных площадках могла бы быть усилена соответствующими расследованиями правоохранительных органов касательно указанных выше фигурантов, и которых пока, к сожалению, не наблюдается. Ведь никто не отменял ответственность по статьям 321-2, 325 и 326 Уголовного кодекса Украины о нарушении установленного порядка доклинического изучения, клинических испытаний и государственной регистрации лекарственных средств; о нарушении санитарных правил и норм по предотвращению инфекционных болезней и массовых отравлений и о нарушении правил обращения с микробиологическими или другими биологическими агентами либо токсинами. В то же время интересно – будет ли вообще упомянута соответствующая проблематика на мероприятиях «Крымской платформы».


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

“Потоку” обозначили берега: почему «Газпрому» радоваться рано

Канцлер Германии Ангела Меркель в ходе визита в США достигла компромисса с американским президентом Джо Байденом по вопросу газопроводе...