Поселок Пески враг все активнее сравнивает с землей

-

Читайте также

До войны элитный поселок Пески считался островком стабильности и благополучия. Здесь проживало более 2000 жителей, а еще примерно столько же людей приезжало сюда отдохнуть в летний сезон. Но сейчас от былой привлекательности поселка не осталось и следа. Война полностью изменила облик этого некогда респектабельного населенного пункта. Престижные двух- и трехэтажные шикарные особняки и коттеджи почти полностью разрушены. Инфраструктура – дороги, мосты, путепроводы — превращена в груды разбитого бетона и изуродованных металлоконструкций. В Песках осталось с десяток жителей. Все они — пожилые люди, не имеющие родственников, поэтому уезжать оттуда категорически отказываются, да и некуда…

– Сегодня Пески для нас – стратегически важный рубеж обороны, – говорит командир подразделения майор Дмитрий. – Можно сказать, что наши позиции здесь – это форпост обороны Донецкого направления. Совсем близко – пригород оккупированного Донецка. На левом фланге мы держим под контролем район Спартака, на правом – Горняка, по центру упираемся во взлетную полосу донецкого аэропорта. Кроме того, защищаем автотрассу международного сообщения Знаменка – Луганск. Для оккупантов она очень важна тем, что соединяет Украину с Российской Федерацией и проходит через оккупированную территорию Донецкой и Луганской областей. Благодаря тому, что мы заблокировали на ней движение по участку Ясиноватая – Пески, боевикам трудно осуществлять передислокацию живой силы, техники и вооружения из Ясиноватой в Донецк и обратно. По причине нашего присутствия здесь, российские наемники лишены возможности закрепиться в районе донецкого аэропорта и оборудовать там постоянные позиции.

Вместе с нашими военнослужащими мы доезжаем на машине до крайнего блокпоста, где пересаживаемся на БТР – дальнейший путь очень опасен. На броне – пулеметчик младший сержант Андрей. Сопровождая нас, он внимательно следит за местностью и даже прислушивается к звукам.

– Да, в данный момент не обстреливают, но в любой момент обстановка может кардинально измениться, поэтому нужно всегда быть готовыми вовремя отреагировать на нештатную ситуацию, – объясняет сержант.

Мы приближаемся к разрушенному участку дороги. Асфальт на ней раскурочен взрывами мин и снарядов. Места, где разорвались мины, напоминают солнечный круг с «лучами-трещинами».

Справа и слева от нас густая лесополоса, а впереди – достаточно открытый участок, поэтому мы стараемся проскочить опасное место на максимальной скорости. По сложной траектории, непрерывно меняя направление движения, наконец, въезжаем в поселок.

– Улицы здесь уже давно пристреляны противником, поэтому одним и тем же маршрутом мы сюда не ездим, а, так сказать, постоянно маневрируем, – комментирует свои действия за рулем уже не слишком молодой водитель БТР солдат Иван.

Непосредственно на позицию мы отправляемся пешком. Проходим мимо разрушенных домов, заброшенных огородов, поваленных столбов. Даже трудно представить себе, сколько смертоносного железа упало на этот поселок с 2014 года. А по характеру разрушений и пробоин в стенах и крышах домов можно изучать калибры примененных здесь боеприпасов и видов вооружения.

– Эти огромные воронки – следы от 152-мм осколочно-фугасных снарядов, выпущенных по нам два месяца назад, – рассказывает старший лейтенант Максим. – А вот эти воронки от снарядов из «Градов» – результат недавнего вражеского обстрела. Как проинформировала наша воздушная разведка, огонь велся из жилого сектора Донецка. В целом это их традиционная тактика – использовать мирное население в качестве живого щита. Враг хорошо осознает, что мы по мирным жителям огонь не ведем, и отвечать не будем.

Правда, регулярные обстрелы 125-мм снарядами из вражеского танка Т-72, ​​который занял позицию на вершине террикона, расположенного напротив Песков, наши военные без ответа не оставили. После очередного такого выезда танка на «свободную охоту», наши разведчики запустили туда беспилотник, и по определенным с его помощью координатам был нанесен огневой удар, после которого половина террикона вместе с танком ушли под землю. А когда оккупанты отправили на помощь поврежденной машине еще один экипаж, его постигла та же участь. Проверив таким образом оборону защитников Песков на прочность, враг обстрелы прекратил.

Впрочем, как заверил нас оператор ПТРК «Фагот» сержант Вадим, все опасные для прорыва танков участки наши воины хорошо знают, и приготовили на этот случай боевикам достойный «прием».

На одном из наблюдательных постов мы познакомились с пулеметчиком старшим сержантом Петром. Его штатное оружие – не традиционные РПК или ДШК, а настоящая легенда гражданской и Второй мировой войн пулемет «Максим». На наш вопрос, насколько надежно и эффективно это оружие в бою, Петр ответил, что «Максим» хорошо зарекомендовал себя в боевой обстановке, и по некоторым показателям даже превосходит более современные пулеметы. Например, в отличие от «дашки», благодаря водяному охлаждению ствола он не перегревается, поэтому может дольше стрелять, а также имеет высокую точность даже на расстоянии 2600 метров.

В условиях жестких обстрелов, личный состав, который защищает Пески, уделяет значительное внимание инженерному обустройству позиций. В этом мы убедились лично, наблюдая за тем, как свободные от дежурства военнослужащие углубляли окопы и удлиняли ходы сообщений, носили мешки с песком и бревна, забивали скобы, укрепляли старые и сооружали новые блиндажи, наблюдательные посты и огневые точки.

– Сейчас в основном ведутся позиционные бои, – говорит командир роты старший лейтенант Сергей. – Противник давно изучил и пристрелял местность, поэтому гарантией безопасности личного состава являются надежные индивидуальные и коллективные укрытия, которые мы стараемся максимально укреплять.

Солдаты занимаются также бытовыми проблемами. Есть на позиции свои мастера строительного дела. К примеру, старший солдат Михаил до начала войны работал в частной строительной компании, строил камины и печи. На фронте он тоже сумел проявить свои высокие профессиональные качества. Скажем, в одном из подвалов частного дома для личного состава оборудовал баню. Сам выложил печь из подручных материалов, вывел на крышу дымоход, обшил стены досками, установил полки, а из котла соорудил каменку. В общем, позаботился о своих побратимах, которые теперь могут помыться в надлежащих условиях. С водой тоже проблем не возникает, ведь рядом Карловское водохранилище, откуда в специальных баках и привозят воду.

Главное, что бросается в глаза, когда находишься на позициях защитников поселка Пески, – это отлаженная система управления, слаженность действий и дружеская атмосфера. Здесь все подчинено основной цели – приближению победы над врагом.

Александр Киндсфатер, «Народна армія»

загрузка...

Свежее

В оккупированном Крыму участились ДТП с участием автомобилей скорой помощи: подробности

Во временно оккупированном Российской Федерацией Крыму на объездной Симферополя в районе поворота на Строгановку спецавтомобиль скорой помощи столкнулся с...