9 мая Верховный суд Черногории, рассматривавший дело о попытке государственного переворота в этой стране, вынес приговор в отношении 14 человек, в том числе двух граждан РФ, которых связывают с российской военной разведкой, а также двух лидеров черногорской пророссийской оппозиции.

Теперь подозрение в том, что россияне готовили смену власти в этой балканской стране, доказано судом. Подтверждено также, что целью «мятежников» была остановка процесса евроатлантической интеграции Черногории, пишет в своей статье для «Европейской правды» Наталья Ищенко.

Как указано в приговоре, злоумышленники создали преступную организацию и действовали в международном масштабе – на территории России, Сербии и Черногории – для свержения конституционного строя Черногории насильственным путем с целью предотвращения вступления страны в НАТО.

План переворота

Переворот в Подгорице, столице страны, должен был произойти в день парламентских выборов 16 октября 2016 года – выборов, которые должны были также окончательно открыть этому государству двери в Североатлантический альянс.

Теперь, когда суд раскрыл детали плана мятежников и подтвердил обвинения в их адрес, стоит изучить, как планировали действовать россияне и их сообщники.

Сценарий операции по насильственной смене власти предусматривал:

    Проведение в правительственном квартале Подгорицы акции протеста из-за несогласия с результатами выборов (на которых, по всем прогнозам, должна была победить правящая партия под руководством тогдашнего премьер-министра Черногории Мило Джукановича).

    Одновременно должны были быть обезврежены члены черногорского антитеррористического подразделения, после чего мятежники переоделись бы в их форму.

    Эти псевдосиловики должны были прибыть на митинг и устроить провокационную стрельбу, чтобы создать впечатление, что часть правоохранителей перешла на сторону манифестантов.

    Далее происходит захват органов власти, в частности парламента.

    Одновременно планировалось совершить покушение на жизнь Джукановича – его должен был ликвидировать снайпер.

Одним из главных организаторов путча был лидер сербской радикальной националистической организации «Сербские волки» Александр (Саша) Синджелич. Он к тому времени уже успел «засветиться» и в ходе российской аннексии Крыма, и на Донбассе, был горячим сторонником «русского мира». Но после ареста Синджелич согласился сотрудничать с черногорским следствием и превратился из ключевого подозреваемого в главного свидетеля обвинения.

Именно благодаря показаниям и помощи Синджелича правоохранителям удалось узнать о деталях плана и уже осуществленных действиях путчистов.

Главными действующими лицами подготовки переворота были, как установило следствие:

— россияне, которых связывают с Главным разведывательным управления Генерального штаба Российской Федерации;

— граждане Сербии, преимущественно те, которые связаны либо с радикальными организациями, либо с сербскими силовыми структурами;

— лидеры черногорской пророссийской оппозиции – блока «Демократический фронт».

В приговоре также говорится о 50 неустановленных сообщниках, которые должны были прибыть с территории Сербии в Подгорицу для участия в захвате власти.

Кто готовил переворот?

В обвинительном заключении утверждается, что преступную группу организовали двое россиян, которые ставили целью свержение власти и провозглашение победы «Демократического фронта» на выборах, чтобы помешать Черногории присоединиться к НАТО.

9 мая суд признал виновными всех, кого специальная прокуратура Черногории считала причастными к организации переворота.

Два лидера оппозиционного блока «Демократический фронт», Андрия Мандич и Милан Кнежевич, получили по пять лет заключения. Водителю Мандича дали полтора года.

Признаны виновными и девять граждан Сербии, принимавших участие в подготовке к насильственной смене власти в Черногории. Бывшего руководителя сербской жандармерии Братислава Дикича приговорили к восьми годам заключения. Другие сербы получили от семи лет тюрьмы до одного года условно.

Но не всех заговорщиков удалось привести в суд.

В частности, три года заключения – это приговор суда для сербской гражданки Бранки Милич, которая с ноября прошлого года скрывается от черногорского правосудия в посольстве Сербии в Подгорице.

Но самое серьезное наказание получили российские граждане. Оба – по процедуре заочного осуждения.

Эдуарда Шишмакова (который участвовал в операции под фамилией Широков) и Владимира Попова (настоящая фамилия которого, по данным Bellingcat, Моисеев) приговорили к 15 и 12 годам тюрьмы за терроризм и создание преступной организации. Оба они сейчас находятся в России, которая отказывается выдавать своих граждан иностранному суду.

Кто же эти россияне, которые, по заключению суда, стояли за этой операцией?

Международная расследовательская группа Bellingcat и российское издание The Insider утверждали, что россиянин Владимир Попов – на самом деле Владимир Моисеев, и он служит в российской военной разведке.

Между 2006 и 2009 годами он прошел подготовку в военной части в Москве, где расположен, по данным журналистов, полк спецназа ГРУ. Известно также, что в 2015 году Моисеев/Попов жил в московском районе Черемушки в соседнем доме с «сотрудником ГРУ под прикрытием» Александром Мишкиным, с недавних пор известным всему миру как «Петров – друг Боширова», фанат «солсберецких шпилей» и участник покушения на Сергея Скрипача в Великобритании.

А в 2014 году «Попова» подозревали в попытке организовать беспорядки в молдавской Гагаузии.

Эдуард Шишмаков, он же Широков, по данным журналистов-расследователей, учился в Военно-дипломатической академии Министерства обороны РФ, которая специализируется на подготовке военных дипломатов и сотрудников военной разведки. В 2014 году Шишмаков был военным атташе в Польше, но вернулся в Россию после скандала с вербовкой польского офицера.

В 2016 году он получил новый загранпаспорт на новую фамилию – Широков, но со старой фотографией (!), и именно с этим паспортом отправился на Балканы, где «снова провалил операцию», констатируют журналисты.

Что говорят из России?

Россияне направили в Черногорию письменные показания, которые суд обнародовал.

Оба ожидаемо не признают своей вины. Широков/Шишмаков при этом признал, что знаком с Александром Синджеличем, но встречался с ним только дважды: «Сашу Синджелича знаю с весны 2015 года, тогда мы встретились впервые в Москве, во время визита в музей Великой Отечественной войны». По его словам, поводом для знакомства стала интересная униформа серба – это была форма движения четников.

В годы Второй мировой войны название «четники» носила югославская монархистская партизанская организация. С 1990-х годов четниками стали называться сербские националисты, в частности те, кто воевал в балканских войнах, в том числе против хорватов и боснийцев, поддерживая идею восстановления «Великой Сербии».

Широков также признал, что посетил Сербию во второй половине октября 2016 года, но говорит, что ехал не из-за запланированного переворота, а «для написания статьи об участии Дунайской флотилии в событиях Первой мировой войны и сбора информации о местах, где похоронены русские солдаты». По его словам, на встрече с Синджеличем в Белграде он обсуждал «только вопросы о движении сербских четников и возможности для организации встреч с их руководителями».

В свою очередь Владимир Попов/Моисеев заявил, что был в Сербии в октябре 2016 года по приглашению издательского дома (!).

Очевидно, зная, что следствие располагает доказательствами его контактов с другими подозреваемыми, он изложил версию, как это произошло. По его словам, «находясь в Белграде в одном из центральных парков», он буквально случайно «стал свидетелем встречи Эдуарда Широкова с незнакомым человеком» (это и был Синджелич).

Вот и вся суть оправданий представителей РФ, которые буквально не нуждаются в комментариях.

Из других осужденных самым ярким персонажем является сербский генерал Братислав Дикич. С 1989 года он работал в МВД Сербии, причем десять лет – в специальном отделе полиции по борьбе с терроризмом. Имеет степень доктора философии в узком научном направлении «кризисное управление». В 2011 году был назначен на должность руководителя жандармерии Сербии. Впоследствии это подразделение полиции утвердило новый текст присяги, почти полностью сосредоточенный на важности защиты сербского Косова.

Дикич был уволен с государственной службы в декабре 2015 года после обвинений в причастности к организованной преступности и вышел на пенсию.

Отставного сербского генерала задержали в Черногории и обвинили в причастности к организации переворота одним из первых – в октябре 2016-го. Во время судебного разбирательства Дикич отказывался признать свою вину и утверждал, что в Черногорию приехал в монастырь Острог (Сербской православной церкви) из-за проблем со здоровьем.

Вспомним и лидеров оппозиционного «Демократического фронта» Андрию Мандича и Милана Кнежевича, которых суд признал причастными к подготовке госпереворота. Оба они – последовательные проводники интересов России на Балканах.

Вот как в свое время описывало идеологию черногорского «Демфронта» российское издание «Взгляд»:

«Демократический фронт» выступает против вступления Черногории в НАТО, за отмену санкций, которые Подгорица ввела против Москвы, за отзыв дипломатического признания независимости Косова и за сохранение традиционного уклада жизни, включающего в том числе исторически братские связи между Черногорией и Россией.

В начале года Мандич и Кнежевич встречались с Владимиром Путиным в Белграде, а до того постоянно посещали с визитами РФ и выступали в российских пропагандистских СМИ.

Понятно, что оппозиционеры категорически не согласны с приговором и называют дело «сфабрикованным», а решение суда – «политически мотивированным».

В Подгорице ожидали, что «Демфронт» устроит акции протеста во время вынесения приговора. Поэтому судье и прокурору была предоставлена ​​полицейская охрана, а здание суда во время заседания было окружено спецназовцами. Но черногорская оппозиция отметилась только карнавальной акции с сожжением чучела, символизировавшего главного спецпрокурора, за день до финального судебного заседания.

Интересна реакция (точнее, отсутствие реакции!) официальной Москвы на этот приговор.

Ранее в России называли обвинения о причастности РФ к попытке госпереворота «голословными», но после вынесения приговора, а также через сутки после этого, в Москве до сих пор не обнародовали заявление по этому поводу. Причем, судя по некоторой паузе в действиях черногорской пророссийской оппозиции, неформальные «указания» из Москвы тоже задерживаются.

Российские СМИ ограничились короткими информационными сообщениями.

Все за Черногорию

Кто не стал выжидать – так это столицы Запада.

«Решение суда в Черногории, которым двое офицеров российского ГРУ были признаны виновными в попытке терроризма, является явной победой верховенства права, которое отвергло наглую попытку России подорвать суверенитет независимой европейской нации», – говорится в официальном заявлении Госдепа США, обнародованном в день вынесения приговора. «Соединенные Штаты продолжат поддерживать Черногорию в ее усилиях… необходимых для присоединения к Евросоюзу», – подчеркивается в заявлении.

Министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант назвал действия российских разведчиков, заочно осужденных за попытку переворота в Черногории, очередным примером того, как Кремль пытается подрывать европейскую демократию, и добавил, что РФ – великая держава, но она должна идти лучшим путем.

«Любое внешнее вмешательство с целью подрыва наших демократий абсолютно неприемлемо. Каждая нация имеет суверенное право выбирать свои политические и оборонные механизмы», – отметила пресс-секретарь НАТО Оана Лунгеску в интервью черногорским СМИ.

И в завершение стоит напомнить, что через полгода после неудачной попытки переворота, 5 июня 2017 года, Черногория все же вступила в Североатлантический альянс. И хотя Москва и после этого постоянно продолжает свою «антинатовскую» активность на Балканах, кажется, теперь даже в Кремле уже начали понимать, что в такой, казалось бы, традиционно пророссийской, маленькой и слабой Черногории у России нет иного выбора, кроме как признать свое поражение.