Подполковник ВСУ: «Воевать будем до тех пор, пока не вернем все украинские земли»

-

Читайте также

Офіс Генпрокурора опублікував дані про втрати ЗСУ на Донбасі за два роки

В Офісі Генерального прокурора України надали дані про втрати Збройних Сил України на Донбасі впродовж 2019-2020 років. Так, через...

Став «пожизненным правителем», Путин начнет наступление на Украину, Беларусь и страны Балтии — мнение

Пытаясь изменить российскую конституцию, Путин ставит целью получить народное одобрение на "мандат пожизненного правителя". Следующим шагом после этого, уверен...

Краща за Євросоюз: посол ЄС назвав переваги України

Посол Європейского Союзу в Україні Матті Маасікас повідомив, чим Україна краща за Євросоюз. Перевагами України є її земля і...

Александр Вдовиченко прошёл путь от инженера ремонтной роты до командира батальона, стал кавалером ордена Богдана Хмельницкого III и II степеней.

«Приезжаешь в Умань и слышишь, как экскурсовод объясняет шумным туристам, что улица названа в честь Андрея Кызыла, который героически погиб в Авдеевке… Заходишь на позицию «Орёл», а там ребята, даже не знавшие Андрюху лично, отвечают в эфире на его позывной… И вроде бы очень трогательно, когда твои подчинённые, твои друзья становятся настоящими легендами, героями… Но на самом деле гораздо круче было бы и дальше просто пить с ними растворимый кофе в сыром подвале на «промке»…»

Рассказывая о подчинённых, отдавших жизнь, отбивая у врага нашу землю, обычно весёлый и позитивный подполковник Александр Вдовиченко отводит взгляд. В такие моменты физически чувствуешь всю боль офицера и невыплаканные слёзы…

Он воюет с апреля 2014 года, прошёл путь от инженера ремонтной роты до командира батальона, является кавалером ордена Богдана Хмельницкого III и II степеней, награждён Грамотой Верховной Рады Украины, многочисленными наградами Министерства обороны Украины и Генерального штаба… Но самым большим своим достижением считает именно коллектив, о котором может рассказывать часами, поименно помнит каждого воина, о себе же в основном скромно молчит. И командиру есть кем гордиться: в батальоне, которым он руководил три года, два Героя Украины, пятеро удостоены ордена «Народный Герой Украины», а более сотни – орденами и медалями.

Мы давно договаривались о встрече или хотя бы о телефонном разговоре, и всё никак не складывалось. И вдруг сообщение: «Я в Киеве, на реабилитации». «Как? Что случилось?» – обеспокоилась я. Оказалось, что офицер так в шутку называет нынешнюю службу в Президентском полку, которая для вчерашнего боевого командира действительно необычна . Все эти «позвольте зайти», «разрешите обратиться», идеально чистая форма так отличаются от боевой жизни: побед, потерь, отбитых у врага терриконов и команды единомышленников, с которой можно и горы свернуть.

«Начнём со стандартного: почему решил стать военнослужащим?» – шутя спрашивает подполковник. «А почему бы и нет», – поддерживаю собеседника, ожидая банальные, заученные вещи. Но мужчина отвечает искренне и серьёзно.

– Покойная мать мечтала, чтобы я защищал Украину. Я не мог её подвести. Просто не мог и всё. Поэтому проблема с выбором профессии даже не возникала. Кстати, я с первой попытки в военный вуз не поступил. Но я из тех людей, которые, если уже что-то решили, то любой ценой добьются своего. Поэтому ко второй попытке готовился очень тщательно. Окончил Харьковский институт танковых войск по специальности «инженер-механик». Но кто бы тогда мог подумать, как кардинально изменится та монотонная, размеренная служба. Ещё в 2013 году, когда начались беспорядки, захват воинских частей, мы понимали: покоя не будет. А в апреле 2014-го я уже уехал в Запорожскую область, где охранял опорники, сопровождал колонны с войсками. Чуть позже мы вышли на Донетчину.

Боевое крещение Александр Вдовиченко получил 11 июля у Зеленополья. Тогда мужчина впервые осознал, что у врага нет ничего святого – наших военных накрыли с «Градов» с территории России. А ещё чётко понял: воевать будет до тех пор, пока украинцы не вернут свои территории.

– Это была ужасная реальность, на тот момент мы ещё такого не видели, не были обучены. Оторванные конечности, кровь, грязь, сгоревшая техника… Словно картинки со «Сталкера». Погибших и раненых вывозили под прицельным огнём врага, дорога была нашпигована фугасами. Делали всё, что могли, чтобы люди остались живы. Запомнилось, как едем вдоль границы, там цветут подсолнухи, летит пыльца, светит солнце – такая красота вокруг, просто идиллия… Одновременно понимаем, что едем по своей земле, а эти подсолнухи скорее станут маскировкой для военной техники, из них не соберут семян.

Когда офицеру предложили возглавить батальон, он не колебался, хотя и чувствовал огромную ответственность. Батальон формировался из контрактников, совершенно новых людей из разных уголков Украины, привлекался к обучению с американцами, канадцами, участвовал в международных учениях Rapid Trident… И подобная профессиональная подготовка дала результат.

– Ребята просто на глазах становились быстрее, искуснее. Я сразу видел, кто – лидер, а кто – чуть послабее. Однако первые бои изменили моё мнение. Казалось бы, вовсе неприметный скромняга, а начинается бой – и ему нет равных. Война делает две вещи: либо ломает человека, либо закаляет, делает сильнее. Все мои подчинённые пошли другим путём. Первые наши победы были вблизи Новотроицкого. Там мы отбили атаку диверсантов и взяли под защиту около 50 гектаров земли. Сняли флаг «данецкай республики» и над позицией, которую потом назвали «Эверест», взвилось сине-жёлтое знамя. Благодаря занятой на «Эвересте» высоте было значительно легче отслеживать перемещения врага. ДРГ противника мы вычисляли даже ночью. Это были очень важные победы. На первом отбитом у террористов терриконе я увидел в глазах бойцов такую радость, такое желание и дальше побеждать, что понял – вот она, команда, с которой можно свернуть горы.

Но самыми тяжёлым для батальона были бои в Авдеевке. На некоторых позициях, к примеру, на «промке», до врага было не более нескольких десятков метров. Офицер честно признаётся, что заходили в Авдеевку с несколько испуганными глазами…

– Зато мы вышли победителями и заставили противника нас по-настоящему бояться и уважать. У нас было два выхода: либо стоять, и нас будут просто убивать, либо стать воинами и победить. Мы стали воинами. Знаете, если бы тогда от первой мины не погибли трое – Дмитрий Оверченко, Владимир Бальченко и Андрей Кызыло, события могли бы развиваться совсем иначе. А так мы настолько озверели, настолько возненавидели «орков», что абсолютно каждый был готов идти до конца. С 29 января по 3 февраля я не спал ни минуты, не мог выйти из командно-наблюдательного пункта (КНП) батальона. Тогда враг ежедневно штурмовал наши позиции. А я ещё и остался без заместителя, без своей правой руки. Ситуацию осложняли сильные морозы – где-то около 30 градусов. Когда я доехал до позиции, которую ценой жизни завоевали ребята, там всё было красное от крови и чёрное от разрывов, снег перемешан из кровью. Говорят, в одно и то же место два снаряда не попадают. Если бы: прилетали и три, и четыре…

Чуть позже, в феврале, в батальоне планировалось награждение, командир заранее заказывал медали и ордена. И вот они пришли, такие красивые, в коробочках. А он смотрит на них, а вручать некому: тот погиб, тот – в госпитале после ранения…

– Как говорил знакомый хирург: «У нас с тобой есть общее – у каждого из нас своё кладбище, хотим мы этого или нет». На «промке» мы соорудили памятник погибшим воинам, я неоднократно сидел рядом и разговаривал с ними, приходил и клал цветы, извинялся перед ребятами. Также мы сделали доску с фотографиями всех погибших в КНП батальона. Если бы была такая возможность, я бы отдал жизнь за любого погибшего солдата. Ведь это были лучшие люди! Что говорить, если моему заместителю было 23 года. Когда я уезжал на сессию в Национальный университет обороны, он на полтора месяца оставался комбатом боевого подразделения… В 23 года! Мои заместители «Шериф», «Спартак» и «Стриж», которые с первых дней своей службы на войне, тоже не старше 24 лет. А ВОПами (взводно-опорными пунктами), где к противнику 50 метров, командовали и вовсе мальчишки в возрасте 19-20 лет – «Арчи», «Сухой»…

Во время общения с Александром становится понятно: несмотря на войну, он сохранил главное – человечность, что и делает его командиром, пользующимся изрядным уважением бойцов.

P.S. На днях батальон уже с новым командиром отправляется в район боевых действий. Александр Вдовиченко, конечно же, приехал провести «семью» и пожелал самое важное: вернуться живыми… Обещал не волноваться, и, очевидно, будет звонить каждый день…

Анастасия Олехнович, «Народная армия»

Свежее

Недвижимость Лаврова стоит больше, чем он заработал бы за 100 лет: результаты расследования

Согласно данным журналистского расследования, недвижимость многолетнего главы МИД РФ Сергея Лаврова стоит около 600 миллионов рублей. Об этом сообщает российское...

Гражданин РФ пытался вывезти из Украины оптический прицел к гранатомету. ФОТО

Гражданин РФ предпринял попытку вывезти из Украины оптический прицел к гранатомету. Разоблачили незадачливого контрабандиста пограничники Харьковского отряда. О случае сообщили в Государственной пограничной службе. Пограничники разоблачили...

Вор еще у власти: россияне протестуют против инициатив Путина

Предложения Путина по реформе Конституции вызвали волну протестов в РФ. В Иркутске задержан активист Павел Харитоненко, который на мосту повесил плакат «Вор еще у...

Это может быть интересно