«Наконец-то приятное для Кремля. Президент Трамп позвонил президенту Путину. Сам! Позвонил в самый разгар конфронтации. Причем, Трамп не просто подтвердил свои симпатии к российскому лидеру, но и совпадение (как он понимает) их настроений. «У нас был хороший разговор по многим проблемам», – объявил Трамп, добавив о «потрясающем потенциале для превосходных отношений» с Кремлем. Посрамлены все те, кто ныл про изоляцию России», — с сарказмом пишет на своей странице в соцсети Facebook российский политолог, доктор исторических наук, исследователь Chatham House Лилия Шевцова.

Вроде бы совсем мелочный факт. Не скажите: разве это не прорыв западной блокады? Теперь и Европа может потихоньку начать разбирать свой санкционный забор.

Трамп с Путиным поговорили о многом. Если верить Трампу, то по ядерной гонке они с Путиным готовы работать над трехсторонним пактом вместе с Китаем. Осталось уговорить Китай согласиться на международный контроль над его боеголовками. По Северной Корее Трамп, оказалось, рад содействию Путина. Впрочем, после их разговора Ким запустил несколько «снарядов малой дальности». Видимо, не знал, что Москва с Вашингтоном считают, что уговорили его вести себя прилично.

Но самое интересное – это разговор Трампа с Путиным о Венесуэле. Трамп выступил почти как адвокат Кремля, заявив, что «Путин вовсе не хочет вовлечения в Венесуэлу и только хочет, чтобы там произошло что-то позитивное». Надо же, а мы-то думали, что Россия туда вовлеклась по полной, и понимание «позитивного» у Кремля не может совпадать с его видением у Белого Дома.

Между тем, только на этой неделе команда Трампа, включая его министра обороны и командующего южным флотом, обсуждали в Пентагоне «чувствительные вопросы военной операции» в отношении Венесуэлы. Госсекретарь США Майк Помпео говорил о «вторжении» России в Венесуэлу. Помощник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон заявил: «Это наша сфера, куда русские не должны вмешиваться». Сам же Трамп требовал, чтобы русские оттуда «убрались».

И вдруг вот такой поворот! Все же есть у Трампа неистребимое желание общения с российским президентом. А также готовность соглашаться с его аргументами. «Нас там нет», – говорит Путин. И Трамп верит. «Мы следуем уставу ООН и нормам международного права», – вторит Лавров. И Трамп верит.

Правда, порой команда Трампа выкручивает ему руки и заставляет пересматривать сказанное. Получается, что он обещает Путину одно. А потом сядет в самолет, ему там сделают внушение, он выходит и говорит совсем другое и даже подписывает новые санкции против России.

Конечно, теперь, когда Трамп уверен, что доклад Мюллера его освободил от подозрений в сговоре с Кремлем, можно послать к черту своих ястребов и начать дружить с Москвой.

Мы посмотрим, насколько команда Трампа, а также строптивый Конгресс и постоянно облаивающие Трампа медиа смирятся с его миролюбием. Об этом скажет встреча Лаврова с госсекретарем Помпео «на полях» Арктического форума в Финляндии 6 мая.

Трамп действительно выглядит, как подарок, о котором Кремль может только и мечтать. Но не забудем, что именно симпатии Трампа к Путину который год укрепляют антироссийские настроения американского политического класса. Получается, что России приходится платить за трамповское влечение к Москве. Так что этот звонок… Ну, посмотрим.

Когда две государственные машины заточены на противостояние, их трудно остановить. Особенно когда ни у одной нет поля для отступления. Когда отступление равнозначно политической смерти.

  1. В любом случае провал оппозиции сместить Мадуро в Венесуэле еще не означает политической победы России (вместе с кубинскими соратниками). Америка не отказалась от своей «доктрины Монро» («Америка для американцев»), которая провозглашает американский континент закрытым для внешнего вмешательства. Так же, как и Россия не отказалась считать Евразию своей зоной влияния.