Буквально на днях, в статье «Обновление ВМФ РФ снова массово сдвинули “вправо”, я описывал, какие проекты боевых кораблей для нужд ВМФ РФ были в очередной раз сдвинуты по срокам в бесконечное “вправо” и какие проблемы их сопровождали, как само проведение заставило вспомнить на этот раз о российских ледоколах.

Дело в том, что в субботу, 25 мая, на Балтийском заводе на воду был спущен многострадальный атомный ледокол проекта 22220 «Урал» – второй серийной АЛ типа «Арктика». Причем, что и не удивительно, даже этот спуск не прошел без инцидента, а именно – во время торжественной церемонии у ледокола оборвался якорь, лишь чудом никого из присутствующих не убив или нанеся телесные повреждения, но нанесший энное количество разрушений верфи.

И, в то время как досадный инцидент оказался незамеченным российскими СМИ, всеми как один разносящими слова вице-премьера РФ Юрия Борисова о значимости этих ледоколов для «Севморпути» (условия прохождения по которому для иностранных судов США уже называют неприемлемыми и чуть ли не экспансивными), стоит обратить внимание и на несколько других, довольно интересных, “ледокольных” моментов.

Во-первых, в ходе “торжественного” спуска на воду “Урала” гендиректор Балтийского завода Алексей Кадилов заявил, что головной атомный ледокол проекта 22220 «Арктика» выйдет на заводские ходовые испытания в декабре этого года. Безусловно, радостное и мотивирующее ура-патриотические массы сообщение, но вот ведь беда – до радостного субботнего дня сообщалось, что ЗХИ “Арктики” должны пройти в октябре. Опять, что-то пошло не так? Или, уже традиционно, все по плану “вправо”?

Во-вторых, глава дирекции Северного морского пути госкорпорации «Росатом» Вячеслав Рукша заявил, что сроки сдачи ледоколов проекта 22220 следующие: “Арктика” – 2020-й, “Сибирь” – 2021-й,  “Урал” – 2022-й года.

В принципе, весьма воодушевляюще и оптимистично, но вот ведь дилемма, если оглянуться на опыт головной “Арктики”, заложенной в 2013-м и спущенной на воду в 2016-м, и у которой ЗХИ до сих пор не начались и ещё вопрос, начнутся ли в декабре 2019-го они вообще, перспективы “Сибири” и “Урала”, кажутся не такими оптимистичными. Причём этой мысли добавляется стимул из пункта – “в-третьих”.

В-третьих, “Балтийский завод”, на котором и строится ледокольный флот РФ, за 2018-й год получил чистых убытков на 1 млрд рублей. Причем, чистые убытки завод понес, будучи загруженным заказами.

Какова его перспектива будет на 2019-й и дальнейшие года, пока сложно сказать, ведь сдвигающиеся по срокам судна проекта 22220 лишают его свежих инвестиций, а, следовательно, и финансовое положение предприятия будет ухудшаться. Это в свою очередь, опять же, будет влиять и на сроки сдачи проектов.

В-четвертых, санкции не обходят стороной российские ледоколы и оказывают своё “благотворное” влияние на их судьбу. Например, не так давно британская корпорация Survitec Group отказалась осуществлять поставки противопожарного оборудования для ледоколов проекта 22220, с учетом которого они и проектировались.

Конечно, в контексте пятого года санкций, действия Survitec Group можно охарактеризовать как “лучше поздно, чем никогда”, но все же, этот неожиданный финт в любом случае внесет коррективы в сроки сдачи вышеупомянутых ледоколов.

А потому, не удивлюсь, если к концу этого года сроки сдачи проектов 22220 будут обновлены и, мы с вами услышим о 2021, 2022 и 2023 годах сдачи “Арктики”, “Сибири” и “Урала” соответственно, с возможным продлением сроков ещё “немножечко вправо”. А к тому времени уже у США начнут появляться их первые, новейшие патрульные ледоколы от VT Halter Marine.

И вот скажите, что обрыв якоря, во время церемонии спуска “Урала” на воду, в контексте всего вышеизложенного, это не кармический спойлер ледоколам данного проекта.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко