Несмотря на инцидент в Керченском проливе, в ходе которого россияне захватили два бронекатера типа «Гюрза-М» ВМСУ («Бердянск» и «Никополь»), программа насыщения флота катерной техникой продолжается. Так, на сегодняшний день на «Кузне на Рыбальском» ударными темпами достраивается еще один малый бронированный артиллерийский катер типа «Гюрза-М», подписан контракт на постройку еще одного в следующем году. Всего киевляне на сегодняшний день сдали шесть таких катеров, пишет в материале на сайте «Деловая Столица» военный эксперт Михаил Жирохов.

Однако пока стоит говорить только о четырех в боевом составе, так как даже если россияне и вернут два захваченных, то, скорей всего, выведут все системы из строя. Так они уже делали в мае-июне 2014 г., когда передавали нашей стране захваченные корабли, самолеты и боевую технику береговых частей. Так, ракетный катер «Прилуки» был передан без противокорабельных ракет «Термит», а на танки и БМП, что называется, без слез нельзя было смотреть – настолько они варварски были приведены в небоевое состояние.

При этом военные делают ставку на еще один тип боевых катеров, который, по их мнению, является более перспективным, – речь идет о десантно-штурмовых катерах типа «Кентавр». Два таких катера 19 ноября 2018 г. прибыли в Одессу, где сейчас проходят государственные испытания. Есть информация, что заказаны еще два таких катера, которые должны быть сданы в следующем году.

Быстроходные и малозаметные десантно-штурмовые катера типа «Кентавр», как свидетельствует мировой опыт, могут успешно применяться для решения широкого круга задач, которые возлагаются на военный флот в военное время. Причем наши катера имеют гораздо более мощное вооружение, чем ближайшие российские или западные аналоги, а также противосколочное бронирование.

Основное вооружение – это два боевых модуля с крупнокалиберными (12,7 мм) и 40-мм гранатометами УАГ-40, а также два 20-зарядных блока для запуска 80-мм неуправляемых ракет. Причем это не просто авиационная система вооружения, поставленная в силу необходимости, а серьезно «оморяченная» система с современной системой стабилизации. И самое главное – с современными боеприпасами отечественного производства РС-80, которые позволяют эффективно работать не только по наземным и надводным целям на дальности до 7 км, но и по воздушным типа БПЛА или вертолет на высотах до 4 км.

Поражение воздушных целей достигается за счет применения осколочной боевой части с программируемым взрывателем, который позволяет осуществлять подрыв ракеты в воздухе в нескольких метрах от цели. Для поражение же наземных целей есть «старые, добрые» кумулятивы.

Стоит заметить, что благодаря высокой степени автоматизации, экипаж может управлять всем вооружением дистанционно – непосредственно из бронированной рубки.

Конструктивно корпус и рубка катеров этого типа выполнены с применением элементов технологии обеспечения малой заметности, отработанных еще на проекте «Гюрза-М». Кстати, на фоне в общем неудачной для нас операции в Керченском проливе почти ушел тот факт, что наши два катера достаточно долго оставались не обнаруженными российской погранохраной и фактически неожиданно для них оказались уже почти возле моста. Что может свидетельствовать об эффективности применяемой «стелс»-технологии проектирования.

Известно также, что на «Кентавр» устанавливается радиолокационная навигационная станция Furuno DRS4D-NXT и самые современные средства связи – в частности, спутниковый терминал Iridium Pilot.

Интересно, что, судя по наличию на «Кентаврах» блоков для отстрела дымовых гранат, нашим конструкторам удалось поставить систему постановки завесы, задачей которой является обнаружение атакующих ракет, а также лазерного облучения со стороны вражеской системы наведения. После определения направления угрозы автоматически производится отстрел дымовых гранат, а образуемое при этом облако дыма препятствует оптическому, лазерному прохождению сразу нескольких типов и инфракрасному наведению ракет разных типов на катер.

Большую часть корпуса занимает десантный отсек, из которого есть проход в носовую часть – к выдвижной аппарели, что позволяет безопасно высадить десант из 30 бойцов непосредственно на необорудованный берег или мелководье.

Как утверждает производитель, в создании «Кентавра» используется отечественное оборудование. Исключение составляют только дизельные двигатели производства американской Caterpillar, водометов (Новая Зеландия) и редукторов (GTP). Кстати, именно иностранные поставки несколько тормозят общий темп поставок.

Как утверждают на «Кузне на Рыбальском», при надлежащем финансировании возможно разворачивание серийного производства в виде одного катера каждый месяц или два. Однако необходим некий «зазор» в виде трех-девяти месяцев – ровно столько нужно для поставок двигателей из-за границы.

Если «Кузня на Рыбальском» сможет освоить серийное производство и будут выделены необходимые бюджетные средства, то более мощные и универсальные «Кентавры» могут стать основой азовской группировки ВМСУ. Что, в свою очередь, позволит более оперативно реагировать на агрессивные действия российских пограничников.

Также стоит отметить, что пока нет никакой достоверной информации о ракетных катерах типа «Лань». Закладка первого планировалась уже в 2018 г., однако, по всей видимости, эти не планы не выполнены. И связано это прежде всего с недоведенностью основного оружия «Лани» – отечественной противокорабельной ракеты «Нептун». Кстати, именно из-за этого ракетный катер «Прилуки» был спущен после капитального ремонта без модернизации – а на нем также планировалось поставить пусковые установки для ПКР «Нептун».