Нарушение прав человека в Крыму: преследование крымских татар как военное преступление РФ

-

Читайте также

Прокурор Международного уголовного суда (ICC) считает 26 февраля 2014 года днем, когда начался международный вооруженный конфликт между Украиной и РФ в Крыму. В этот день начались кровавые столкновения перед Верховной Радой Крыма в Симферополе. Крымские татары и сторонники территориальной целостности Украины столкнулись с тысячами тех, кто поддерживал присоединение к России. Два человека погибли, а еще несколько были ранены.

Если кто-то и проводил независимое расследование причин этих смертей и повреждений, результаты все равно не были обнародованы. В то же время, последствия для крымских татар были тяжелыми. Об этом в статье для Atlantic Council пишут управляющий партнер Global Rights Compliance Уэйн Джордаш и старший юрист организации Анна Микитенко.

После того, как Кремль захватил украинский полуостров, российский Следственный комитет возбудил уголовные дела против организаторов проукраинского протеста. С января по апрель 2015 года 8 крымских татар обвинили в участии в массовых беспорядках. Среди них был журналист крымскотатарского телеканала ATR и заместитель председателя Меджлиса. В апреле 2015 года ATR прекратил вещание в Крыму. 15 апреля 2016 года назначенный Москвой «прокурор» Крыма запретил Меджлис как «экстремистскую организацию». Решение поддержали российские суды.

Эти и многие дальнейшие уголовные дела против крымских татар принято рассматривать как попытку оккупационной администрации Крыма наказать целый народ за его протест против российского захвата полуострова. Обычно их считают политическим преследованием. В то же время, крымских татар, которых обвиняют в терроризме, экстремизме, участии в массовых беспорядках и подобных преступлениях в Крыму, называют политическими заключенными. Несмотря на многочисленные политические заявления по этому поводу, один важный юридический аргумент часто остается без внимания. А именно речь идет о том, что международный закон запрещает коллективные наказания.

Коллективные наказания включают уголовные и некриминальные меры, такие как санкции, административные практики, запугивание и другие формы наказания в качестве мести за действия одного или более лиц, принадлежащих к определенной группе. Коллективные наказания запрещены международным гуманитарным правом (IHL). Женевская конвенция и общие правила Международного гуманитарного права считают их военными преступлениями. Хотя Римский устав Международного уголовного суда не относит их к этой категории.

Примеры действий, которые считаются коллективными наказаниями, включают массивное уничтожение лагеря беженцев ради мести за военное наступление одной из сторон конфликта, а также массовое уничтожение жилья и других гражданских зданий без оправданных военных причин. Запрет Меджлиса, конечно, не достигает такого же уровня тяжести, как уничтожение гражданских объектов. Но все равно соответствует определению коллективного наказания как репрессивные меры, введенные российской администрацией в Крыму в ответ на политическую и общественную позицию крымских татар.

В сочетании с другими релевантными юридическими принципами, этот факт может укрепить аргументы Украины в международных судах. Также он может быть полезным в продвижении санкций и во время переговоров об обмене заключенными. 

Другие релевантные правила и принципы включают запрет любых неблагоприятных отличий, применение уголовного законодательства в обратном времени, а также запрет мер наказания в связи с событиями, которые произошли до начала оккупации. Учитывая решение Европейского суда по правам человека о том, что Россия сохраняет контроль над Крымом с 27 февраля 2014 года (а потому ситуация на полуострове — это военная оккупация), эти правила касаются Крыма.

Прежде всего, запрет неблагоприятных различий расширяет защиту Международного гуманитарного права на все население оккупированных территорий без каких-либо различий на основе расы, вероисповедания или национальности. Говоря прямо, она защищает крымских татар от любых дискриминационных практик включительно с наложением административных мер, санкций и штрафов через этническую или религиозную принадлежность.

Во-вторых, запрет применения уголовного законодательства в обратном времени означает, что положения уголовного права, введенного оккупантом, не касаются периода до оккупации. Это защищает население оккупированных территорий от преследования. Принцип говорит, что окупанту запрещено обвинять или осуждать людей за действия или упущения, которые не считались уголовным нарушением в момент их совершения. В-третьих, запрет мер наказания за события, которые произошли до оккупации, защищает гражданских включительно с частными лицами и теми, кто занимал государственные должности, от наказаний за действия, совершенные до начала оккупации, если они не нарушают законов и обычаев войны.

Юрисдикция оккупанта ограничивается периодом фактической оккупации и не касается ситуаций, когда защищенные лица помогали войскам своей стороны конфликта, принадлежали к запрещенной оккупантом политической партии или высказывали политические мнения, которые противоречат позиции оккупанта. В крымском контексте эти два принципа означают, что крымских татар нельзя преследовать или наказывать за сопротивление присоединению Крыма к России или за участие в протестах 26 февраля 2014 года. Поскольку российская оккупация началась со следующего дня.

В итоге во время событий, посвященным седьмой годовщине российского захвата Крыма, в представлениях в международные судебные и политические институты и во время переговоров об обмене задержанными Украина не должна ограничиваться лишь политическими аргументами, оспаривая запрет Меджлиса и преследование крымских татар, который продолжается до сих пор. Наоборот, Украина должна использовать все релевантные юридические концепции и принципы включая менее очевидные, такие как запрет коллективного наказания и карательных мер за события, которые произошли до оккупации. Таким образом Украина сможет укрепить свою позицию и получить дополнительную поддержку, необходимую для освобождения тех, кого осудили за сопротивление российской оккупации Крыма.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Германия признала экстремистским ультраправое движение «Пегида»

Федеральное ведомство по защите конституции в немецкой Саксонии признало ультраправое движение «Патриотичные европейцы против исламизации Запада» («Пегида») экстремистским. Об...