«Крымский буй»: как военные ВСУ сорвали разведывательную спецоперацию РФ

-

Читайте также

В Чехії заарештували лідерів підконтрольної РФ організації русинів: що відомо

На початку вересня в Чехії місцеві правоохоронні органи затримали лідерів радикального крила русинів, підконтрольного Російській Федерації, Василя Джугана та...

Катастрофа Ан-26 під Харковом: СБУ повідомила подробиці

Служба безпеки України повідомила подробиці катастрофи українського літака Ан-26 під Харковом, в якій загинули 25 людей - курсанти Харківського...

Окупанти затримали одесита, який вирішив «відпочити» у Криму

Російські спецслужби затримали 22-річного мешканця Одещини, який приїхав до тимчасово окупованого Криму на відпочинок. 22 вересня хлопець був затриманий...

Это настоящая, почти детективная история о шпионаже и технологиях, о вторжении в украинские территориальные воды. О военной спецоперации под названием «Крымский буй», пишет «Крым.Реалии».

Ядерное оружие на дне Черного моря

В 2001-м, тогдашний президент Украины Леонид Кучма утвердил и подписал документ о восстановлении окружающей среды Азовского и Черного морей. В нем был пункт об утилизации ядерного оружия. И к поднятию со дна моря опасных ракет дело дошло лишь через десять лет – уже при Викторе Януковиче. И хотя тогда в 2011 году, подъемом ракет руководило министерство обороны, но из-за нехватки профессиональных кадров, программу поручили гражданским специалистам. Водолазную группу возглавил Андрей Яременко.

«Нам объясняли, что это был полигон для подводного пусков, созданный еще в 1953 году покойным Лаврентием Берией. Здесь отрабатывали пуски ракет и их двигатели. Первые шли КБ Королева – это Р-11, малой дальности, потом ракеты КБ Макеева – это уже Р-13, Р-21, Р-39», — рассказал в комментарии Крым.Реалии водолаз глубоководник Андрей Яременко.

Андрей сформировал группу лучших водолазов, которые сначала обследовали дно, а потом поднимали ракеты. Работы проводились фактически на побережье Севастополя – мыс Фиолент. Квадрат два с половиной на два с половиной километра. Глубина 60-70 метров. Искали ракеты времен «Холодной войны», которые Советский союз испытал в крымских водах. Эти объекты могли содержать ракетное топливо и даже ядерный заряд.

Из более чем сотня выпущенных Советским Союзом ракет, за год работы, водолазная группа зафиксировала 65.

«Мы выходили в море и с помощью локатора бокового обзора находили интересные для нас объекты. Затем ныряли, обследовали их, делали видеосъемку, а затем стропили их и поднимали», – рассказал телепроекту Крым.Реалии член водолазной группы Игорь Андерсон.

Где-то в пяти метрах от батискафа я почувствовал учащенное дыхание и начал терять силы. Я почувствовал резкий удар в затылок. Потерял сознание

Во время строповки ракеты Р-29 СМ – Андрей Яременко едва не погиб. На большой глубине все в разы сложнее, чем на поверхности. Дышать тяжелее, организм ослабевает.

Это был ночной спуск. Погрузились Андрей Яременко и Сергей Нижник. Батискаф, на семидесяти-метровой глубине был уже около десяти часов, течение отнесло его от ракеты на несколько метров. Когда водолазы спустились, им пришлось тащить тяжелые тросы вручную. Андрей перенапрягся и ему стало плохо.

«Где-то в пяти метрах от батискафа я почувствовал учащенное дыхание и начал терять силы. Моя грубая ошибка, что я вручную понес снаряжение. Бросаю эти тросы, меня немного поднимает, но я уже не могу восстановить дыхание. Пришла ко мне гиперкапния, отравления углекислым газом. Я почувствовал резкий удар в затылок. Потерял сознание», – вспоминает руководителя водолазной группы Андрей Яременко. То, что Андрей Яременко тонет, вовремя заметил член команды Сергей Нижник и бросился на помощь.

«Когда человек тонет – паника начинается. У него слетела маска и выпал регулятор. Он просто задыхаться начал. Были конвульсии, он был в шлеме и его он сорвал, потому что уже не контролировал ситуацию. Я вставил ему регулятор в рот, надел на голову заполненную водой маску и начал подъем», — рассказал член водолазной команды Сергей Нижник.

«То, что Андрей жив, я понял, когда пузырьки пошли, когда он самостоятельно начал дышать. А сначала даже этого не было», – вспоминает член водолазной команды Сергей Нижник.

«Я в себя пришел только на шести метрах от поверхности, кислородная станция была уже. Мне Сергей говорил, что около часа поднимал. Как следствие – я без декомпрессии, без каких-либо болезней поднялся на верх. Вынырнув – перекрестился, потому что он меня спас. Говорят люди, что повезло, такой случай – один на миллион», – вспоминает руководителя водолазной группы Андрей Яременко.

Как выявили разведывательный буй?

Когда водолазная группа Андрея Яременко пыталась поднять с морского дна наследие «Холодной войны» – чуть западнее, но тоже недалеко от Севастополя, Киевский институт гидроприборов тестировал новейшее военное оборудование – гидроакустическую станцию «Олимп». Этот прибор был предназначен обнаруживать подводные лодки в пассивно-направленном режиме. От нуля герц до нескольких сотен герц.

В 2013 году разработкой и испытаниями «Олимпа» руководил Юрий Меленко. Заказ выполняли для одной из стран Азии. Какой именно – информация секретная.

«В Научно-исследовательском центре Вооруженных Сил Украины «Государственном океанариуме» мы поставили свой приемный пост. Это дало нам возможность круглосуточно наблюдать за морской обстановкой и отрабатывать свои алгоритмы. Мы подключили мобильный интернет и поехали в Киев. И находясь в Киеве, у себя в лаборатории, по мобильному интернету мы спокойно подключались к этой станции и наблюдали все происходящее вокруг», – разъясняет директор «Киевского научно-исследовательского института гидроприборов» (2013-2019) Юрий Меленко.

Знаете, здесь по такому-то пилингу периодически возникают какие-то импульсы … Когда выяснили, что корабль стоит уже в Казачьей бухте, а у нас пилинг все равно показывает в море – мы заинтересовались, а что это такое может быть

Тестировать гидролокатор помогало водолазное судно ВМС Украины «Почаев». Кстати, его же в своей работе, параллельно, использовала и водолазная группа Андрея Яременко. Эти исследования институт проводил с 2012 года. И летом 13-го, как раз когда сотрудники института были в Крыму, гидролокатор «Олимп» запеленговал неизвестный сигнал.

«Судно «Почаев» выходило в море, и на разных отделениях, на разных глубинах включало излучатель. А мы должны были выяснить откуда идет сигнал. И вот когда корабль уже вернулся с моря и заглушил мотор – мои инженеры мне докладывают: «Знаете, здесь по такому-то пилингу периодически возникают какие-то импульсы. Сначала мы подумали, что это излучение идет от «Почаева», но когда выяснили, что корабль стоит уже в Казачьей бухте, а у нас пилинг все равно показывает в море – мы заинтересовались, а что это такое может быть»,– вспоминает события 2013 года директор «Киевского научно-исследовательского института гидроприборов» (2013-2019) Юрий Меленко.

Меленко с командой несколько дней записывали эти импульсы, а затем обратились к военным. После этого, ученые вернулась в Киев, а информация о сигнале, по субординации полетела в генштаб. Докладывали напрямую президенту.

«Разрешение на проведение этой операции я получал у заместителя министра обороны Александра Олейника. Об этом мы вместе докладывали секретарю СНБО Украины (2012-2014) Андрею Клюеву, а Клюев по телефону тогдашнему президенту Виктору Януковичу. Получили разрешение и в тот же день начали проведение спецоперации», – объяснили в комментарии начальник Генерального штаба ВСУ (2012-2014) Владимир Замана.

Владимир Замана, на тот момент начальник Генерального штаба ВСУ, не доверял командующему военно-морскими силами Юрию Ильину (ред.: Юрий Ильин – экс-командующий ВМС Украины. С 2016 в розыске по обвинению в дезертирстве) и ответственным за спецоперацию назначил своего заместителя – адмирала Игоря Кабаненко. Но команду вылетать из Киева в Крым, Меленко получил именно от Юрия Ильина.

«Около 20:30 мне звонит предатель Шакуро (Дмитрий Шакуро – экс-заместитель командующего ВМС Украины. В 2014 перешел на сторону России, служит в Каспийской флотилии), и говорит: «Ярославович, я даю трубку командующему!». Трубку берет Ильин:

(Ю. Ильин) – Здравствуйте, Ярославович!

(Ю. Меленко) – Здравствуйте!

(Ю. Ильин) – Что вы думаете по этому поводу?

(Ю. Меленко) – Свои мысли уже мы написали.

(Ю. Ильин) – Тогда на завтра, на 6 часов утра, начальник Генерального штаба Замана дает вам свой самолет! Ваша задача – собрать оборудование, прилететь в Крым и определить точное расположение этого излучателя.

(Ю. Меленко) – Это невозможно!

(Ю. Ильин) – Я вас очень прошу, ситуация очень напряженная», – пересказывает диалог директор «Киевского научно-исследовательского института гидроприборов» (2013-2019) Юрий Меленко.

На тот момент в Крыму был только одно гидроакустическое устройство «Олимп». Чтобы выяснить точное расположение откуда идет сигнал – таких надо было иметь минимум два. Полагаясь на данные с одного устройства, военные имели только направление, где находится источник сигнала. К тому же с погрешностью 15 градусов. И чем дальше от берега – тем больше становилась площадь поисков. Командование решило искать устройство всеми имеющимися средствами. Весь флот подняли в полную боевую готовность.

Меленко просил командование несколько дней для установки еще одного, тестового «Олимпа». Но пока ученые готовились, военные действовали самостоятельно. И сигнал – исчез. По мнению Меленка, причиной тому стала чрезмерная активность украинского флота.

«Выходим в море, а там полномасштабная военная операция. Корабли ходят, что-то ищут. Я спрашивал тогда – зачем поднимать такой шум. В ответ было сказано, что когда тогдашний министр обороны доложил Януковичу, у Януковича была реакция: «Что? У меня под боком? Без моего разрешения? Немедленно вырвать все что есть на дне, проанализировать и мне доложить». Видимо он готовился к какой-то беседе с Путиным, я так понимаю. И поэтому все начали выполнять политическую волю и никто не слушал технических специалистов, как надо делать», – вспоминает события 2013 года и рассуждает директор «Киевского научно-исследовательского института гидроприборов» (2013-2019) Юрий Меленко.

«На мой взгляд, это был избран абсолютно правильный момент. Это была благоприятная ситуация, чтобы провести эти мероприятия», – считает первый заместитель начальника Генштаба ВСУ (2012-2013) Игорь Кабаненко.

Кто поднял кабель?

И хотя сигнала не было – поиски не прекращались. За несколько дней, батискаф нашел таки неизвестный кабель. Тогда к спецоперации и привлекли команду Яременко.

«Позвонили из штаба, кажется адъютант Ильина, мол нужны срочно ребята. Они три дня ковырялись в том открытом море, но ничего не смогли достать – слишком большая глубина. На тот момент военные водолазы поддерживали глубину не более 40-ка метров», – рассказывает руководитель водолазной группы Андрей Яременко.

«Весь военно-морской флот Украины был уже в море. Они окружили квадрат где мы должны были работать. Нас сопровождала то ли морская пехота, то ли морской спецназ. Мы загрузили снаряжение, и вышли на РИБах в море (ред.: RHIB – жестко-корпусная надувная лодка). Эти РИБы доставили нас на водолазное судно», – вспоминает член водолазной группы Игорь Андерсон.

Водолазам объяснили, что найден кабель на глубине 70 метров. Его попытались достать, но неудачно. Теперь задачей было застропиты его сразу в двух местах. А чтобы не потерялся, еще и закрепить на нем сигнальный буй. Атмосфера была напряженной, вспоминают участники тех событий, больше всех нервничал адмирал Ильин, хотя операцией и не руководил.

«Он все время бегал звонить и советоваться. Очень часто кому-то докладывал. Все время звонки происходили Клюеву и Януковичу, то есть через Клюева. Но был момент, что похоже непосредственно соединяли и с Януковичем», – вспоминает член водолазной группы Сергей Нижник.

Первое погружение оказалось неудачным – было уже темно, штормило море и водолаз не удержал канат, которым должен был застропиты кабель. После неудачи на берег, группу не отпустили. Водолазы вместе с командованием отправились на судно «Кременец». Переночевав на корабле, с самого утра водолазы взялись за вторую попытку. Погружались Игорь Андерсон и Сергей Нижник.

Батискаф нашел кабель, выпустил буй, мы с Сергеем спустились по ходовому концу буя который выпустил батискаф. Нашли кабель, завязали на кабеле два стропа и корабль лебедкой потащил его на гору. Скорее всего он там пролежал недолго. Кабель свежий, еще не заиленный, его хорошо видно было. Я думаю, что несколько недель, максимум несколько месяцев он там пролежал», – рассказывает член водолазной группы Игорь Андерсон.

Но несмотря на успешную работу водолазов, выловить само устройство и поймать шпионов с поличным – не удалось. Концы кабеля, которые вели к розвидбую и береговой радиотехнической станции, были уже обрезаны. На самом же кабеле все маркировки были стертыми.

«Утечка информации произошла. Эта информация стала известной, скорее всего, через крымское СБУ, а именно военную контрразведку. Был такой начальник контрразведки в Крымском регионе Зима (Петр Зима – экс-начальник Управления СБУ в Севастополе. С 2016 в розыске по обвинению в дезертирстве. По данным СБУ работает на ФСБ), Мы анализируя пришли тогда к выводу, что именно он дал тогда команду, слить эту информацию россиянам», – объясняет начальник Генерального штаба ВСУ (2012-2014) Владимир Замана.

У каждого плавсредства есть собственный гидроакустический портрет – это как отпечаток пальца. Поэтому эту информацию можно ввести в оружие и оно прилетит именно в тот корабль, данные которого были внесены

Как объясняют специалисты, самих устройств могло быть до 5-ти штук. Они должны работать в системе. Их задача – сканировать гидроакустическую информацию всех надводных и подводных плавсредств. И по всем признакам – это был излучатель «Инза-100», разработанный российским Акустическим институтом им. Н.Н. Андреева.

Руководитель спецоперации Игорь Кабаненко говорит – несмотря на отсутствие прямых доказательств, все указывало, что устройство именно российское. Во-первых – кабель шел в направлении российского поста радиотехнической службы. А во-вторых, в этот период, в Севастополь заходил американский эсминец «Балкли», и россияне были крайне заинтересованы получить его гидроакустический портрет.

«Эта аппаратура, как я понимаю, позволяла получить гидроакустические портреты кораблей. У каждого плавсредства есть собственный звуковой портрет, гидроакустический портрет – это как отпечаток пальца. Поэтому эту информацию можно ввести в оружие, подводное оружие, и это оружие прилетит именно в тот корабль, данные которого были внесены.

Эта аппаратура отсканировала все акустические портреты наших кораблей ну и я думаю, что он также снял акустические характеристики американского эсминца, который тогда находился в Севастополе. Я думаю, что именно это была главная цель», – разъясняет первый заместитель начальника Генштаба ВСУ (2012-2013) Игорь Кабаненко.

По словам Владимира Заманы, после завершения спецоперации, по рекомендации Андрея Клюева, найденные артефакты передали в СНБО. Их дальнейшая судьба ему не известна.

Установка такого устройства в территориальных водах Украины, без всяких на то разрешений – Игорь Кабаненко считает вершиной наглости. К тому же решение, по словам адмирала, о размещении такого оборудования, принималось на самом высоком уровне. А в связи с тем, что «слишком много знал» руководитель спецоперации чуть не попал за решетку. Осенью 2013 года, СБУ обвинила Игоря Кабаненко в разглашении государственной тайны и проводила обыски в Генштабе. Адмиралу удалось отстоять и звание и честь.

«Это такая цель была – найти! А что же он такого привез? А что же там у него? А каким образом там все происходило? Руководило этим всем СБУ. И они хотели больше информации и больше артефактов. А делалось это все для того, чтобы потом передать все в Москву», – прокомментировал ситуацию первый заместитель начальника Генштаба ВСУ (2012-2013) Игорь Кабаненко.

Свой отпечаток «Крымский буй» наложил и на долю Сергея Нижника. Через российскую аннексию Крыма, институт гидроакустики не успел поднять со дна свою станцию «Олимп». Сергей был одним из тех кто должен был доставить ее на материк.

«Мы должны были подойти близко к нейтральным водам. Выгрузиться с подводной лодки, затем на скутерах подойти к объекту и забрать его. Таким же способом должны были и вернуться обратно. Но в последний момент операцию отменили, так как поступила информация, что с той стороны нас уже ждут. Произошла утечка информации», – поделился с Крым.Реалии член водолазной группы Сергей Нижник.

В том же 2014 году Нижник пошел добровольцем воевать на Донбасс. А в 16-м, Сергею в Киеве заминировали машину. Водолаз вместе с семьей эмигрировал в США.

О найденном разведоборудовании писало в 2013 году, и тогда пресс-центр российского флота назвал эту информацию «странной настолько, что не требует каких-либо разъяснений». После появления новых доказательств, мы направили запрос в Минобороны России, но ответа пока не получили. Мы также направили запросы в СБУ, СНБО, Вооруженные силы Украины. Спросили подробности спецоперации по выявлению разведывательного «Крымского буя» и поинтересовались где хранится найденный кабель – украинские инстанции ответили, что по этой теме запрашиваемая информация отсутствует.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

РФ намагається залякати Україну заявами про захоплення дамби на Херсонщині: дані РНБО

Російська Федерація намагається залякати та шантажувати Україну, поширюючи заяви про те, що під час навчань у Криму російські військові...

Катастрофа Ан-26 під Харковом: СБУ повідомила подробиці

Служба безпеки України повідомила подробиці катастрофи українського літака Ан-26 під Харковом, в якій загинули 25 людей - курсанти Харківського університету Повітряних Сил ЗСУ імені...

Украина намерена ввести санкции против лиц, виновных в религиозных преследованиях в Крыму

Украина намерена ввести санкции против лиц, виновных в преследовании людей в оккупированном Крыму по религиозным признакам. Об этом заявил заместитель министра по вопросам реинтеграции...