Коронавирус в КНДР: врач рассказал о реальной ситуации в стране

-

Читайте также

Крупнейший супертанкер Венесуэлы перешел под флаг РФ

Крупнейший супертанкер Ayacucho, принадлежащий государству Венесуэла, перешел под российский флаг, и теперь называется «Максим Горький». Это прецедент, следует из...

СБУ отдала в управление АРМА российский танкер, блокировавший украинские катера в Керченском проливе

Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА) получила в...

Оприлюднені особисті дані бойовиків з кола наближених до ватажка «ДНР». ФОТО

Волонтери «Kibоrg» отримали електронні копії документів осіб, які є членами незаконних збройних формувань, а саме особливого відділу Республіканської гвардії...

В то время как соседние страны охвачены пандемией, в КНДР официально не выявлено ни одного случая заражения вирусом SARS-CoV-2. Но как обстоят дела на самом деле? Издание Deutsche Welle поговорило с врачом, бежавшим из Северной Кореи.

Когда Чой Чон Хун лечил своих пациентов в Северной Корее, ему приходилось самому покупать себе средства защиты. «Меня попросили купить себе хирургические маски и перчатки», — рассказывает он.

Невролог Чой бежал в Южную Корею в 2012 году. До этого работал в центре борьбы с эпидемиями в Чхонджине — портовом городе на северо-востоке КНДР. Начало его врачебной карьеры пришлось на время эпидемии атипичной пневмонии SARS в 2002-2003 годах. Тогда чуть ли не единственным приспособлением для определения диагноза, имевшимся в распоряжении врачей, был обычный градусник.

«Северная Корея — это музей вирусов»

Сегодня перебежчик работает приглашенным научным сотрудником в Университете Корё в южнокорейском городе Седжоне. Сообщения северокорейских СМИ о том, что в КНДР нет коронавируса, он называет пропагандой — не в последнюю очередь потому, что 1400-километровая граница КНДР с Китаем — самым важным торговым партнером страны — оставалась открытой до конца января.

Чой Чон Хун

Чой Чон Хун уверен, что именно тогда коронавиурс и проник в КНДР. «Без всяких сомнений, в Северной Корее есть люди, умершие от COVID-19 «, — подчеркивает он. В прошлом на родине Чоя пациенты нередко умирали даже от тех вирусов, которые в других странах не считают смертельными. «Северная Корея — это музей вирусов», — констатирует Чой.

Пхеньян отрицает наличие COVID-19  в стране

При этом утверждения властей КНДР, что им удалось не допустить проникновения вируса SARS-CoV-2 в страну, Чоя отнюдь не удивляют: «Они не хотят показывать всему миру, насколько слаба северокорейская система здравоохранения».

Кроме того, власти в Пхеньяне боятся лишиться поддержки населения страны. «Когда станет понятно, что система здравоохранения не справляется с лечением больных, люди потеряют доверие к правительству. Это будет означать, что система не безупречна», — полагает врач.

В КНДР ношение масок в супермаркетах является обязательным

Пандемия COVID-19 широко освещается в северокорейских государственных СМИ. Новости на эту тему появляются ежедневно: их главный посыл заключается в том, что руководство республики делает все от него зависящее для защиты населения. Стоит отметить, что власти КНДР действительно ввели в связи с пандемией жесткие ограничения — к примеру, еще в конце января закрыли границу для иностранцев, а также отменили занятия в школах и университетах.

Перебежчик с коронавирусом?

В конце июля, спустя более полугода с начала пандемии, северокорейские СМИ сообщили о первом и пока единственном случае возможного проникновения коронавируса SARS-CoV-2 на территорию страны. Его предполагаемый носитель вернулся в КНДР 19 июля из Южной Кореи, куда бежал три года назад. 24-мужчина был изолирован, а лидер республики Ким Чен Ын распорядился закрыть на карантин 200-тысячный город Кэсон, расположенный на границе с Южной Кореей.

Впрочем, в середине августа ограничения были сняты. По данным Университета Джона Хопкинса, в КНДР по-прежнему официально не выявлено ни одного случая заражения SARS-CoV-2.

19 августа прошел пленум центрального комитета правящей в стране Трудовой партии Кореи, в котором принял участие лидер КНДР Ким Чен Ын. На фотографиях, опубликованных северокорейской государственной ежедневной газетой «Нодон синмун», члены ЦК сидят рядом друг с другом, ни у одного нет маски на лице.

Хроническая нехватка оборудования

С начала пандемии большинство иностранцев покинули КНДР, а дипломатические представительства многих государств отозвали оттуда своих сотрудников. Посольство Германии в Северной Корее закрыто с 9 марта. На сайте МИД ФРГ о ситуации с коронавирусом в КНДР говорится следующее: «Заявить о наличии в КНДР людей, заразившихся коронавирусом, не представляется возможным. Следует исходить из того, что местная система здравоохранения не располагает возможностью диагностики и лечения COVID-19».

Такого же мнения придерживается и Чой Чон Хун. По его словам, северокорейские медики обладают высокой квалификацией и вполне способны распознать COVID-19 по его симптомам. Однако даже в этом случае они не смогут официально подтвердить этот диагноз из-за отсутствия необходимого оборудования, поясняет врач.

При этом в Северной Корее не хватает не только тест-систем для выявления коронавируса. «Там просто нет необходимой инфраструктуры. В больницах до сих пор случаются перебои с подачей электричества, а в некоторых из них не действует даже водопровод», — рассказывает Чой Чон Хун.

Доставка гуманитарной помощи в КНДР затруднена

При этом доставить гуманитарную помощь в КНДР сложно. Это связано не только с закрытыми границами, но и с масштабными санкциями, принятыми Совбезом ООН. «Врачи без границ» (MSF) — одна из немногих организаций, которым до сих пор разрешено оказывать помощь Северной Корее. 30 марта представители организации передали Минздраву КНДР партию масок, перчаток, защитной одежды, средств гигиены и антибиотиков.

Между тем непосредственно на территории КНДР сотрудников международных гуманитарных организаций почти не осталось. Единственной структурой, имеющей доступ во все провинции республики, является Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (IFRC).

По словам ее представителя Энтони Балмейна, IFRC подготовила 43 тысячи добровольцев для борьбы с COVID-19: они ездят по всей стране и объясняют людям, как можно избежать заражения. В начале июля северокорейский Красный Крест получил 10 тысяч тест-систем для выявления коронавируса, а также инфракрасные термометры, маски, защитную одежду и очки. Еще 1500 тест-систем быстрой лабораторной диагностики COVID-19 в конце февраля КНДР передала Россия.

Чой Чон Хун, впрочем, сомневается, что медики по всей стране получат доступ к этим материалам. Большая часть оборудования обычно направляется в больницы Пхеньяна, а врачи в провинции зачастую вынуждены обходиться тем же, чем и он 18 лет назад — обыкновенными градусниками, резюмировал Чой Чон Хун.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

Оккупанты предлагают крымчанам мыться грязной водой. ВИДЕО

В городе Симферополе во временно оккупированном РФ Крыму из кранов уже традиционно идет вода, мягко говоря, ненадлежащего качества. Об этом в Twitter сообщил блогер...

Путь диктатора: Мадуро превратил Венесуэлу в зону насилия и бесправия

Эксперты ООН заявили, что власти Венесуэлы во главе с Николасом Мадуро совершают многочисленные вопиющие преступления против человечности. Их выводы отражены в обнародованном недавно 141-страничном...