«Исламское государство» взяло на себя ответственность за взрывы в Магнитогорске, которые произошли в конце 2018 года. Российский финансист и блогер Слава Рабинович рассказал «Апострофу», почему эта история показывает, что Россия уже частично походит на Северную Корею.

Я абсолютно не склонен доверять ни одному заявлению, исходящему от источников, связанных с ИГИЛ. Точно так же, как не склонны были бы доверять ему в этой ситуации ЦРУ, ФБР и АНБ. В этом отношении между Америкой и Россией не должно быть никакой разницы. Есть огромная разница в том, каким образом российская и мировая общественность информируются о том, что на самом деле произошло в Магнитогорске.

Потому что теракт со взрывом и обрушением дома произошел 31 декабря 2018 года, и скоро исполняется три недели с этой трагедии, которая унесла жизни 39 россиян. Более того, это сопровождалось еще несколькими событиями в том же Магнитогорске: например, стрельбой и взрывом в маршрутке, где погибли люди, в ней ехавшие. Циркулируют слухи о том, что это был теракт, и приводятся многочисленные, очень хорошо аргументированные доказательства этому. А мы находимся в информационном вакууме, который для нас создала путинская ОПГ вместе со своими так называемыми СМИ и так называемыми официальными органами власти и правопорядка. Все эти названия мы берем в кавычки.

Собственно говоря, моя констатация проста: если мы задавали себе вопрос, может ли Россия превратиться в Северную Корею, то по информационному пространству мы уже в Северной Корее. Полный вакуум после трагедии в Магнитогорске — это на самом деле Северная Корея. Даже вспоминая то, что происходило в России с 1999 года, начиная со взрыва домов в Москве и Волгодонске, попытки подрыва дома в Рязани, продолжая «Курском», Бесланом и «Норд-Остом», а также более недавними трагедиями. Что случилось с самолетом, на котором погиб весь Ансамбль Александрова и Доктор Лиза? Расследование не закончено. А что случилось с самолетом, в котором погибло все высшее руководство Польши? Эта история до сих пор является международным скандалом. Поляки ее безуспешно пытаются расследовать дальше, а останки самолета до сих пор удерживаются Российской Федерацией, их не отдают Польше.

Так что мы уже в Северной Корее. Различные заявления ИГИЛ и других террористических организаций, конечно же, имеют отношение к делу. Но в другой плоскости. А вообще с нами происходит «северокореизация». В Конституции есть несколько статей, прямо обязывающих официальные власти России сообщать, что происходит, там гарантирована свобода информации. Об этом там прямо говорится, а Конституция — это закон прямого действия. И словесными манипуляциями вроде «тайна следствия и следственных действий» никого не проведешь. Потому что наверняка можно без нарушения тайны следствия и публичного раскрытия того, что такие следственные мероприятия производятся, информировать население, как это делается во всех цивилизованных странах. Не нужно быть великой страной — нужно быть нормальной страной!

Можно сколько угодно гадать, кому могла быть выгодна трагедия в Магнитогорске. Я могу себе представить, что ФСБ действительно взрывала Россию в 1999 году. Там были понятные мотивы, и очень похоже на то, что это была ФСБ. А в случае с Магнитогорском я не вижу мотива. Тем не менее, если предположить, что мы имеем дело с самой отмороженной за всю историю человечества экстремистской террористической группировкой — то есть КГБ-ФСБ — я могу представить, что из-за падения рейтинга Путина ФСБ снова взрывает Россию, чтобы создать аналогичный страх перед терактами у народонаселения, которое, соответственно, будет снова говорить, что коней на переправе не меняют. Даже если в России наступает полнейший экономический коллапс и хаос из-за социальных взрывов, резюмировал Слава Рабинович.

Напомним, ранее группа ИС сообщала о том, что ИГИЛ очень вовремя «призналось» в организации взрывов в Магнитогорске.