Герои АТО: Наш опорник у Павлополя врагу обойти не удалось

-

Читайте также

Противник не прекращает провоцировать украинских военных на открытие ответного огня, регулярно прощупывая наши позиции и обстреливая их также и из минометов

Командир батальона Сергей К. крепко пожимает руку. Коренастый, седой, с воспаленными глазами. На вопрос об усталости едва заметно улыбается:

— Немного есть — обстрелы со стороны оккупантов в последнее время участились.

Дело в том, что на участке возле Павлополя, который удерживают наши военные, противник провел ротацию, зашли новые подразделения. Судя по радиоперехвату — кадыровцы. Как рассказывают радисты, с той стороны слышно, как российские кураторы просят посадить на связь одного из местных, потому что «чечен сложно понять».

Оккупанты попытались пройти в наш тыл, но их благодаря прибору ночного видения заблаговременно заметил наблюдатель. Непрошеным гостям организовали «огненный мешок», и их, как говорит комбат, «немного пощипали». После такого «дебюта» на участке немного стихло.

Чтобы узнать, как работают бойцы на передовой, мы отправились с командиром роты Александром в расположение его подразделения. Он — улыбающийся, уверенный в себе и в своих людях, рассказывает, что на Донбассе с 2015 года, до войны — офицер милиции.

После непродолжительной езды разбитыми вдребезги дорогами оказались в выщербленном минами и танковыми снарядами здании. Один военный показывает воронки среди двора:

— Это относительно свежий приход. А этот уже давно, пожалуй, две недели назад.

Оглядываюсь. Крыши вокруг продырявлены. Неизвестной породы собака по-дружески лает и подбегает знакомиться. Как раз готовится отправление груза на передовой ВОП. Повезут небольшой машиной. Это еда, свежий хлеб, большая упаковка сладкой газировки — у одного из бойцов скоро день рождения, поэтому готовятся к празднику. Доставка производится вечером или ночью — листва уже осыпалась, все просматривается, поэтому днем ​​опасно.

Обстрелы почти каждую ночь, иногда днем. Ротный Александр объясняет, что враг делает это систематически. Работают, как правило, группы кочующих минометов калибром 82 и 120 мм. В таком случае помогает хорошо организованное наблюдение и знание возможных позиций, которые облюбовали враги.

Мы спускаемся на командно-наблюдательный пункт роты. Он грамотно укрыт, оснащен связью — рации, телефоны, сюда же на экран монитора выведены изображения с веб-камер. Солдат-связист Надежда — хрупкая белокурая молодая женщина. До войны работала продавщицей-консультантом в модном магазине. Сейчас уже почти полгода в районе АТО. На передовой она постоянно поддерживает связь с подразделениями усиления, и при необходимости все разрешенные огневые средства будут задействованы для подавления противника. Во время нашего разговора слышны далекие выстрелы.

Между тем машина с грузом для передовой укомплектована, и мы отправляемся на ВОП, где нас уже ждут. За воротами — поле, поэтому сразу начинается безумная гонка по направлениям.

— Справа будет лесополоса — она ​​не наша. Из нее как-то с ПТУРа стреляли, но не попали. Видимо, хотели показать, что вся дорога под их контролем.

От этих слов становится как-то тревожно, но лишь на мгновение, потому что водитель успокаивающе продолжает:

— Тратить ПТУР на одну маленькую машину — нет смысла. Здесь они в крайнем случае могут из пулемета попробовать достать.

У одного из поворотов — крест. Здесь погиб, подорвавшись на мине, украинский боец​​… А вот и ВОП, почти незаметный с дороги. Машина замирает. Нас встречает командир позиции Андрей. Стройный, с сильными руками, еще совсем молодой.

— Здесь у меня полный порядок. Позиции укреплены, траншеи вырыты. Сами пищу готовим. Словом — живем.

В лесополосе скрыты блиндажи, перекрытые щели, укрытия… В траншеях, что удивительно, почти нет грязи, под ногами — доски, поэтому слякоть не мешает.

Мы проходим в просторное помещение. Здесь у бойцов и штаб, а также, как они шутят, «клюб», столовая и кухня. У выхода спят двое котят.

Позже в сопровождении командира проходим вдоль траншей. Андрей немного хвастает своим ВОПом:

— Мы построили блиндажи для отдыха, наблюдательные пункты, отрытые окопы полного профиля и даже… спортивный уголок. В лесу закреплена доска, над ней — импровизированная штанга из двух огромных стволов. Спрашиваю:

— А есть ли время на спорт?

— Время есть, но с холодами все меньше. Зимой у нас больше популярен горячий душ, — отвечает один из солдат.

Душ оборудовали под землей. Вырыли блиндаж, обшили фольгой стены, настелили пол, провели воду, поставили печь и имеют возможность мыться.

Спросил, а бывает такое, чтобы не хватало пищи или боеприпасов? Этот вопрос его даже удивил:

— Как это — нет еды или БК? Ну не подвезут сегодня, подвезут завтра. Мы здесь не голодаем и не мерзнем.

Обратил внимание на то, что все бойцы в одинаковой форме, нет разнообразия прошлых лет. Ротный позже это подтвердил: все подразделения бригады на передовой полностью обеспечены зимней униформой.

На прощание крепко пожали руки, пожелали друг другу удачи и договорились встретиться после победы.

Александр Шульман, «Народна армія»

загрузка...

Свежее

Почему в России пишут о долгах по зарплате в ОРДЛО: блогер пояснил

Можно бесконечно смотреть на несколько вещей. Одна из них – как ГРУ обменивается ударами с ФСБ, пишет блогер Алексей...