Герои АТО: Как воевал полковник Мишанчук

-

Читайте также

Заместитель командира одной из бригад рассказывает об обстрелах с российской территории, о боях за Дебальцево и об обороне Марьинки.

 

Полковник Анатолий Мишанчук встречает меня возле своего штабного кунга. За три года войны, что я его знаю, он почти не изменился — такой же коренастый, спокойный. Только морщинок у глаз и седины прибавилось. Мы познакомились, когда шли бои возле Волновахи.

 

…Когда началась война, он занимал должность командира батальона. Летом сформировал БТГр и в июле 2014 года вышел в район Амбросиевки, получив приказ наступать в направлении Мариновки для перекрытия границы. Потом скорректировали движение на знаменитую высоту «Браво».

То были тяжелые две недели: непрекращающиеся обстрелы, по командному пункту 79-ки стреляла артиллерия с территории России. За одну из ночей насчитали 12 пакетов «Градов». К счастью, потери были в основном «300-ми». Вывезти раненых к своим по территории Украины возможности не было, тогда Анатолий Мишанчук принял алогичное, на первой взгляд, решение. Поскольку российские пограничники отрицали все факты агрессии и даже шли на контакт, то раненых вывозили… через территорию России и передавали нашим медикам на пункте пропуска «Успенка».

Так под постоянными обстрелами прошло еще три недели. Как вспоминает сам Мишанчук, даже чувство страха или самосохранения куда-то исчезло. Некоторые молодые солдаты 19-20 лет говорили, что, наверное, проще застрелиться, чем выдерживать такие обстрелы. Подавляющее большинство их было из сельской местности, старшему контрактнику — 29 лет. Тогда командиру приходилось им напоминать, что дома ждут семьи, что жизнь только начинается и что на самом деле они ее еще и не видели.

Однажды снаряд попал в блиндаж, где находился Мишанчук и два его бойца. Перекрытие не пробил, но всех, кто был внутри, хорошенько тряхонуло. Анатолий услышал доклад о начале атаки, скомандовал: «К оружию!», но увидел стеклянные глаза солдат и понял, что дела не будет, а кричать — нет смысла. Тогда он бросил одному из бойцов цинк: «Открывай. Ты слышишь меня? Бери ключ, открывай цинк». «А ты, — обратился к второму бойцу, — бери патроны, заряжай магазины». Через некоторое время солдаты пришли в себя. Атака противника со стороны Мариновки была отражена. Тогда же на позицию выскочила БМП-2. В последний момент успели увидеть, что наша — из 30-й бригады. Внутри был механик-водитель в полуобморочном состоянии, а в башне — погибший офицер — пуля из крупнокалиберного танкового пулемета пробила броню и попала в голову…

Так и держали оборону 70 пехотинцев и около полусотни десантников с пограничниками, вооруженные лишь стрелковым оружием при поддержке минометной батареи, БМП-2 и БТР-80. Продержались до начала августа, пока не подошли российские танки. Работали вражеские танкисты грамотно. На участке обороны в три километра выскакивали два танка, производили три-четыре выстрела, отступали и где-то за час-два снова появлялись на другом участке, продолжая изматывать наших обессиленных бойцов.

Однажды утром, еще затемно, послышался грохот двигателей. Анатолий Мишанчук вышел на наблюдательный пункт, успел поднять бинокль и сразу увидел вспышку танкового выстрела. Схватив двух пограничников за одежду, толкнул их в траншею. Сам не успел. Взрывом его отбросило метров на пятнадцать, а осколком вырвало кусок мышц на правой руке и контузило. Как вполз в блиндаж — не помнит. Там его подхватили оглушенные взрывом солдаты. Один из бойцов лежал на животе, кричал, что ноги оторвало. Анатолий еще успел убедить его, что ноги на месте, и тут почувствовал, что «плывет». Как сквозь вату, услышал слова какого-то из солдат: «Товарищ подполковник, у вас рука в крови… Вы слышите меня, командир?»

Водой из баклажки обмыли рану, вкололи обезболивающее, медик подбежал, поставил капельницу. Его вывезли таким же образом, как и других, — через территорию России, а затем доставили в госпиталь. Руку удалось спасти, сшили разорванные мышцы, сухожилия. В начале сентября он уже снова был в строю и начал формировать новую БТГр.

В начале октября 2014 года офицер снова завел свое подразделение в район АТО, где занял оборону на участке от Волновахи до Марьинки. Постоянные бои, но в этот раз было несколько легче — классическая оборона, когда понятно, где свои, а где враг. Характерной чертой тех боев, как вспоминает Анатолий, были «зачетные» атаки со стороны россиян или их приспешников. Выглядело это таким образом: атака, попытка захватить ту или иную позицию, получение отпора от наших бойцов и уход. Затем в эфире раздавалось: «Потери врага — 2 или 3 «200-х», несколько «300-х».

Важной частью работы стало налаживание отношений с местными жителями. Сначала они относились к украинским воинам несколько настороженно, но когда увидели, что военные делятся с местными хлебом, что никаких инцидентов не допускают, то прониклись доверием.

Во время зимних боев за Дебальцево батальон Мишанчука, усиленный техникой, начал наступление на Оленевку. Ее освободили, но закрепиться не удалось. Часть сил российских оккупантов, что предназначались для блокирования «дебальцевського коридора», была оттянута на отпор этому наступлению. Так натиск на том участке был несколько ослаблен. Сейчас трудно сказать, сколько жизней было спасено благодаря этому удару!

В мае 2015 года подполковник Анатолий Мишанчук был назначен заместителем командира бригады. А вскоре проведена молниеносная военная операция под Марьинкой. 2-й батальон держал оборону, маневрировал. Тем временем артиллерия по приказу комбрига начала обработку второго эшелона обороны противника. Сам Мишанчук тогда руководил мобильным резервом. С улыбкой вспоминает, как заместитель комбрига по воспитательной работе после того, как стало понятно, что наступление отражено, начал звонить в больницы и морги на неподконтрольной территории. Потом выбежал из блиндажа и заорал: «Командир, они своих «200-х» на танках подвозят, сбрасывают возле больниц!» Тогда комбриг впервые за долгий день улыбнулся: «Все, дорабатываем. Мы их съедаем!» Остатки захватчиков попытались закрепиться в здании полиции, но танкисты их уничтожили прямой наводкой из пушки.

Лето 2015 года прошло относительно тихо. 1 августа Анатолий Мишанчук стал полковником. После недолгой ротации подразделения бригады вышли на участок под Луганск, заняв оборону вдоль Северского Донца и границы с Россией. Все время приходилось отрабатывать противотанковые мероприятия, проводили обучение экипажей БМП по преодолению водных преград — одним словом, держали личный состав в тонусе.

Александр ШУЛЬМАН, «Народна армія»

загрузка...

Свежее

«Я живу в «ДНР» и мне стыдно»: как жители ОРДО «существуют» в оккупации

Жители временно неподконтрольных украинскому правительству территорий рассказали, как им приходится жить в ОРДО. Об этом жители оккупированного Донецка пишут...