С начала этого года я задаюсь вопросом, каков же был показатель экспорта оружия РФ в 2018 году. Ведь после того как в 2017 было громогласно объявлено о достижении экспортного рекорда в $15,3 млрд, который на самом деле не рекорд, ведь в 2013 Россия экспортировала оружия на $15,7 млрд, итоги прошлого до сих пор не имеют открытой официальной информации, а лишь обобщенные фраз первых лиц о том, что “около” $15 млрд.

Подобная вялая реакция на тему, зачастую находящуюся всегда на острие российской пропаганды, настораживала и заставляла задумываться над тем, насколько все хорошо у российского оружия на мировом рынке, в особенности после введения в действие закона CAATSA.

С другой стороны, благодаря исследованиям в этой области международных организаций и структур внутри самой России, выдающих отчеты, так или иначе, но освещающих экспорт оружия, все же приходишь к соответствующим выводам.

Так, если опубликованные в феврале статистические данные Федеральной таможенной службы показали объем экспорта оружия РФ за 2018 год в размере $8,48 млрд, то доклад Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI) и вовсе показал снижение его за 5 лет на 17%.

В свою очередь, экспорт оружия США за 5 лет вырос на 29%, а доля занятого им рынка составляет 36%. Лидером же по росту экспорта стала Франция, нарастившая продажи оружия за рубеж на 43%.

Тем не менее, Россия пока еще удерживает около 9,5% рынка, хотя сами россияне, в частности феерический сказочник, а по совместительству зампред правительства, Юрий Борисов, говорит, что доля занятого российским оружием рынка 22%.

Кому верить – решать вам. Но то, что экспорт оружия это больше не конек России, которым она могла бы гордиться в формате ежегодных рекордов – очевидно. И еще несколько лет действия закона CAATSA ей явно пойдут не на пользу.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко