С орденом «За мужество» и осколком в теле гранатометчик Вячеслав Зайцев шагал парадным расчетом среди ветеранов АТО. Контуженный и дважды раненный, он продолжает бороться за победу в тылу.

Он не курсант и даже не действующий военнослужащий, он — библиотекарь-археолог и боевой ветеран.

И хотя Вячеслав никогда не имеет свободного времени, потому что является председателем Запорожского областного совета ветеранов АТО, заведует отделом в Национальном заповеднике «Хортица», он сразу принял предложение принять участие в параде. Говорит, что для таких, как он, боевых ветеранов, переживших драматические мгновения 2014-2015 годов, — это особая миссия. Это не просто день встречи с побратимами, это день гордости.

— Мы бегали вместе по донецким степям в американских «мультиках», немецких «бундесах», которые нам привозили волонтеры, — объясняет Вячеслав. — А здесь — все красивые, в крутой украинской форме, с оружием. Мы так об этом мечтали! Не думаю, что среди нас был хоть кто-то, кто не гордился бы этим моментом. Ни одна трансляция и фото не передадут эту атмосферу. Конечно, на репетициях пришлось придерживаться строгой дисциплины, в течение месяца ежедневно шагали почти по пять часов, но оно того стоило. Рядом со мной в ветеранской коробке шагало немало настоящих героев, которые прошли тяжелые бои. Видел и среди курсантов знакомых бойцов. А потом еще и телефон разрывался звонками: «Мы тебя видели по телевизору.

Фронтовые истории гранатометчика впечатляют. В Запорожском областном краеведческом музее ему даже посвятили стенд. Он воевал под Дебальцевым, в Донецком аэропорту, сумел вместе с побратимами вырваться из окружения, продолжал воевать после ранения на свой страх и риск.

— Во время одного из обстрелов в Донецком аэропорту, который вел вражеский танк, осколок залетел мне под бронежилет и попал в живот, — рассказывает Вячеслав. — Тогда меня спас мой немаленький вес. Если бы я был худым, то осколок пробил бы брюшную полость, а так он до сих пор сидит у меня в теле. Хирурги говорят: как начнет мешать, тогда резать, а пока можно и с ним жить. Тогда санитар перевязал мне рану, уколол антибиотики. Но я решил остаться в аэропорту, ведь тогда было очень много раненых, из квалифицированных гранатометчиков был только я. Старался как можно меньше наклоняться, стрелял из гранатомета стоя или с колен, но продержался до тех пор, пока мы не передали пост разведроте. Бои были настолько ожесточенными, что за десять дней я сделал больше сотни выстрелов. За всю срочную службу наш взвод, пожалуй, столько не отстрелял, как я за две недели боев в новом терминале.

Затем Вячеслав получил небольшой отпуск, а после него сразу же поехал в аэропорт. Это был уже другой терминал и еще большие потери. Гранатометчик работал по пулеметным гнездам противника, ему удалось уничтожить вражеский расчет АГС-17.

— К счастью, я имел тактические наушники, иначе наверняка оглох бы, — вспоминает он. – Какие- то семь-восемь выстрелов в день без наушников — и получишь легкую контузию. Мы имели приборы ночного видения, тепловизоры, но все же главным средством обнаружения противника оставался собственный слух: слышишь подозрительные звуки — даешь в ту сторону очередь из автомата или стреляешь гранатой. Там столько всего валялось, что подкрасться, не создавая шума, было практически невозможно. Нам очень повезло с комбатом Майком, полным кавалером ордена Богдана Хмельницкого. Он был «продюсером» всего действа, постоянно был с нами на связи.

Свое второе ранение Вячеслав получил в феврале 2015 года в поселке Логвиновом, под Дебальцевым.

— После того, как мы вышли из аэропорта, были в Водяном, Песках, Опытном, — продолжает рассказ атошник. — Наш батальон называли «киборгбат». Если где-то нужно было усилить позиции, то нас туда отправляли. В феврале мы должны были взять Логвиново. Бой начался в шесть часов утра. За пять часов мы выбили всех оттуда, заняли село и ждали поддержки. Но на наши БТРы вышли вражеские танки … Против танка не попрешь, и было нечем. Пока мы не перебежали через дорогу и не скрылись с другой стороны, те танки продолжали по нам бить. Только когда мы отошли от Логвинова, я выдохнул и понял, что получил ранение. Это произошло еще утром, я хромал, но думал, что просто травмировался. Когда «вышел адреналин», рана невыносимо разболелась. Меня эвакуировали в Артемовск, потом в Харьков, и уже там вытащили осколок.

Тяжелее всего вспоминать Вячеславу о потере друзей. Было и такое, что в окопе погиб побратим, а его тело долго не могли забрать, потому что длился бой… В течение всего этого времени телефон погибшего разрывался: звонила мать…

— И ты не знаешь, что сделать и сказать. Стоишь в окопе — грязь, холод, стрельба, но ты жив, а чей-то сын погиб. Такое не забывается, — говорит он. — Но бывало и немало удивительных спасений. Часто приятно удивляли тяжелораненые ребята. Мой товарищ наехал на фугас, ему оторвало обе ноги. Я думал: «Ну все, жизнь пропала» Но нет, он встал на хорошие протезы, женился, вышел на работу…

Вернувшись с фронта, Вячеслав возглавил областную организацию ветеранов АТО, позже стал советником губернатора. Занимается вопросами солдат, помогает семьям погибших. И хотя не все вопросы решают так быстро, как хотелось бы, успехов уже немало.

— Помогаем инвалидам, семьям погибших, военным частям, решаем юридические вопросы. Фронт работ огромный, — рассказывает ветеран. — Одним из основных достижений считаем созданный на базе городской больницы Центр реабилитации участников АТО. Там сделали хороший ремонт, установили современное оборудование для лазерной терапии, магнито- и прессотерапии, лечебного массажа, приобрели все необходимое для лечения опорно-двигательной системы. В прошлом году в центре установили спелеокамеру (соляную шахту), планируем поставить МРТ. То есть гордиться есть чем: сейчас центр является одним из лучших в области. Проект реально работает, там всегда есть люди.

Сдвинулся с мертвой точки и земельный вопрос. Уже подготовили документы для выделения 18 га в черте города для участников боевых действий и их семей. На такой площади разместится около 260 участков.

— Также постоянно организуем отдых для семей атошников. Детей погибших отправляли в Польшу и Данию. Война уже, конечно, всех достала. Но очень хочется, чтобы это самое трудное для страны испытание не прошло зря. Ребята отдавали жизнь за Украину, за то, чтобы следующие поколения жили лучше. Это и моя мечта. А для того, чтобы она осуществилась, нужно также работать с полной отдачей в тылу, — добавляет напоследок Вячеслав.

Кстати, новенький пиксель, который он получил специально для парада, снова одел уже через неделю, когда его маленькая дочь пошла в первый класс.

Анастасия ОЛЕХНОВИЧ

«Народна армія»