Армия – лицо страны: в ОРДЛО нет угля для боевиков

-

Читайте также

Меня всегда удивляли мамкины завоеватели мира, которые, сидя на диване, рассуждали о том, что такое зрада-перемога, кто сдал Крым и Донбасс, и как надо было воевать нашей армии в 2014-м на Донбассе.

Ну, не только армии, еще же есть эксперты по «как нужно было СБУ», «как нужно было Президенту», «как нужно было людям». И так до бесконечности.

Как правило, все эти эксперты были далеко от Крыма, Донбасса, армии, СБУ, но всегда ближе к дивану, уюту и блинчикам со сметаной.

Они не пошли добровольцами в армию, которой фактически не было. Они не стали разведчиками СБУ, которая на 50% была «за русский мир». Они не бросили бы свои дома и работу, даже если бы в их города вошли русские танки, как сделали беженцы-переселенцы, они даже не приютили этих самых беженцев.

В 2014-м, когда я писала под обстрелами «русских братьев», которые лупили из ГРАДов по украинскому приграничью (Луганская область), тут же важно, походкой толстого пингвина, который «тело жирное в утесах», в комменты приходили вот эти мамкины завоеватели, которые писали мне — «вам нужно». Например, мне нужно было пойти посмотреть, а точно ли это ГРАДы и точно ли с российскими номерами, еще сфоткать и снять на видео и русских солдат, и ГРАДы, и сам момент обстрела. Потом я получила бесценные советы о том, как мне жить в оккупации — надеть вышиванку, смело ходить по улицам, с фотоаппаратом, вызывающе расставлять растяжки, убивать вооруженных русских солдат, и все такое, в общем, доказать свою гражданскую позицию и патриотизм.

Ведь именно так бы и сделали эти завоеватели мира. «Посмотрите на мою ленту, да у меня патриотических картинок больше, чем у вас, вот я бы на вашем месте»…

Я предлагала на мое место: дом, ключи, запас угля и продуктов… Не ехали! Банили, называли меня сепаршей и не ехали.

Как не шли воевать, как выезжали в Польшу, чтобы избежать призыва, как не шли волонтерить, а если и волонтерили, то пафосно, выставляя постановочные фото возле Харькова или Сум в камуфляже «яипаляволонтерил» и исключительно в свой карман.

Те, кто тянул тогда армию, вернее, то, что от нее осталось, тянули молча. И без фото.

Ах, да, таких же завоевателей мира было полно во время Майдана, люди, которые отдали себя времени перемен, они же просто все были там, в центре, в покрышках, палатках, в брукивке, им было не до соцсетей, которые комментировали – «эх, вот я бы», «да куда они», «нужно обязательно»…

Наверное, это норма общества. Не знаю. Может, мы вот так и живем, если у нас в стране 73% экспертов по СБУ, ВСУ, НБУ, Привату, законам, переговорам, Минским, Нормандским, Гонтаревой, Супрун (я имею виду не столько личности, как то, что они олицетворяли- банковскую сферу, медицину). О, да, медицина, здесь экспертное поле значительно даже больше, чем армейское.

И никто не задался вопросом: а как мы вообще могли воевать, если все 24 года своей независимости мы считали РФ своим славянским братом (и 73% населения продолжает так считать до сих пор, экспертно заявляя, что наши братские народы поссорил лично Порошенко, и лично Зеленский нас помирит).

Политика нашей страны была миролюбива и доверчива, а политикум пророссийский. Вернее, просоветский.

Да и сами эксперты, это же в большинстве своем «СССР, комсомол, расстрелять, поделить», то есть, люди советских традиций.

Так вот, скажу очень неприятную вещь: в 2014-м у нас в армии, штабах, в СБУ, в МВД, везде было большинство тех, кто был бы рад «назад в СССР».

И вот первыми у нас на Донбассе предавали не люди, обычные и среднестатистические, а власть имущие: чиновники, силовики. А люди, видя поддержку, уже просто смело шли вперед под триколоры, и говорили — «смотрите, милиция с нами, прокурор с нами, вот наши сбушники, вот наш мэр города, они же больше знают, чем мы, значит, мы все делаем правильно».

Чем мы могли воевать в 2014-м, если все годы независимости нашу армию убивали? Мы потеряли в пожарах военные склады, нашу технику крепкие честные полковники-хозяйственники распродавали по цене металлолома, военные заводы были обанкрочены и остановлены, генералы, опухшие от «маршбросков» по баням, солдаты, умеющие лишь строить эти самые бани, этим самым генералам.

Я не слышала ни одного экспертного мнения о том, что нужно было бы наказать нашу политэлиту за Черноморский флот, за Будапештский меморандум, за Харьковские договора, а ведь это, именно это, и есть начало войны.

Крым за все время независимости Украины так и не стал Украиной, там РФ и ее флота было 90%.

Были ли политические решения по Крыму в части крымскотатарского народа? Нет! А это могло бы изменить Крым.

Были ли политические решения по статусу Крыма? Нет! А зря, ведь автономная республика это абсурд в унитарной стране, Крым должен был быть исключительно областью наравне со всеми областями Украины, ну, или, если уж так пошло, то именно Крымско-татарской республикой в составе Украины.

Были ли наказаны те, кто лишил нас боеготовности, армии, распродав ее имущество? Нет! Полковникионатоле всегда кристально чисты и на первом фронте боевых экспертных пингвинов.

Мы боимся честных вопросов, так как они настолько болезненные и жесткие, что иногда сдирают шкуру, но без честности к самим себе мы не выиграем войну.

В 2014-м мы были слабы, не готовы, даже морально, я не говорю военно. Котлы, проигрыши, поражения… Послушайте, мои дорогие эксперты, а вы знаете, сколько за все годы реформированной и обновленной добакановской СБУ, было задержано высших, средних армейских чинов за шпионаж? Ну, зачем такое знать экспертам, главное, держа в руках бокал пивка, написать коммент «да я бы на месте»…

Малая часть наших поражений — неготовность, незнание ситуации, отсутствие боевого опыта. Малая!

А какой боевой опыт был у тех, кто в шлепках, с самодельным броником, самоотверженно кинулся в добровольцы и пошел защищать Украину в 2014-м? У врачей, учителей, предпринимателей, строителей, инженеров, переводчиков, преподавателей ВУЗов, чаще с 2-3 высшими образованиями, знаниями языков.

Большая часть наших проигрышей в 2014-м- это предательство. МВД и СБУ, пограничники, чиновники Луганской и Донецкой области передавали в центр ложные данные.

Например, в нас в Свердловске триколоры подняли в апреле 2014-го, а мэр города, который сам лично жал руки Мозговому, Беднову, и ФСБшникам, давал интервью киевским СМИ по телефону (ну, какой же журналист-эксперт поедет в такой регион, все было по телефону) — «город никто не захватывал, флаги на месте, все работает, это отдельные личности нагнетают атмосферу и делают провокации.

По документам Свердловский городской совет и его исполком выполняли функции украинской власти до октября 2015-го, за это время им начислена зарплата и стаж госслужащих.

В 2014-м казаки-боевики Мозгового собирали свое войско на туристической базе отдыха «Ясены» под Свердловском. Там работали ФСБшники, учили их стрелять, минировать, туда стекались добровольцы из РФ, местное триколорадье. И вот в один из дней вся эта армада с тягачами без номеров, с пушками-гаубицами, с БТРами, с Уралами, заехала в наш город и расположилась в ДК им. Свердлова. Я лично передала эту информацию в СБУ в Киев.

Но в городе были СБУшники, прокуратура, чиновники. Так вот они передали информацию, что это все ложь.

А с детсада, который за ДК имени Свердлова, воспитатели прямо на улицы тащили сонных детей в трусиках, так как детсад был занят людьми с автоматами. На крыше ДК сидели снайперы, а в подвалы сносили ящики с минами и нарядами.

В ДК был штаб «свердловского ополчения РИМ» и Свердловский ОИК, если вы помните, шла подготовка к выборам Президента Украины и Порошенко еще не был Президентом.

И в ОИКе работал мой муж, которого со всеми членами ОИК заперли в одной из комнат и угрожали расстрелять. В ОИКе было 80% женщин. Так вот их в туалет люди в военной форме водили под прицелом и ждали у кабинок, не разрешая закрывать кабинки туалета.

Тогда, правда, вмешался Александр Гайдей, депутат свердловского горсовета от КПУ, он же «командир первой казачьей сотни РИМ» и запретил расстреливать людей, отпустив всех по домам.

Членам ОИК было запрещено передавать в центр о захвате, вот тогда-расстрел.

При разговоре с членами ОИК и автоматчиками присутствовали мэр города Шмальц, его зам Вивденко, прокурор города Головачук.

Я ждала мужа за охраняемой линий возле ДК. Автоматчики в балаклавах. Я спросила: «Пацаны, а что происходит, город же нормальный, ну, все здесь за Россию, зачем вы сюда базу перенесли, вот этот захват».

А он мне ответил: «Та мы на «Ясенах» же стояли, нормально было, а тут из Киева позвонили, нас бомбить будут, мы в городе посидим, пока там побомбят, и уйдем, не переживай».

«Ясены» и правда бомбили», МВД тогда отчиталось о стопятсоттысячах убитых сепаратистов, на самом деле, попали в первую улицу поселка, убили с десяток коров и ноги пастуху оторвало осколком. Все люди Мозгового сидели тогда в ДК в Свердловске.

Больно? Мне тогда было очень! И мы разорвали цепочку информирования по официальным каналам, опасаясь за свои жизни. И возобновили ее уже только после выхода на нас волонтеров, который работали с военной разведкой. Да, были и есть и такие, просто они никогда не напишут в соцсетях «яипаляволонтерил». Они и с днем волонтера поздравляют друг друга с юмором и исключительно в личках.

Знаете, есть достаточно большая группа людей, которая, получая финансирование и помощь через общественные организации с русско-медведчуковско-ахметовскими корнями, сейчас разгоняют иски «о возмещении морального ущерба, причиненного жителям Донбасса в результате бездействия Государства Украина и СБУ. Суть такова- «это не народ Донбасса массово захотел в Россию, блокировал украинскую военную технику и ходил на референдум, это нас предали Порошенко, Турчинов и СБУ». Такая же позиция у большинства крымчан и переселенцев. Поэтому иски штампуют не только в ОРДЛО, но и по всей Украине, где есть переселенцы, переселенческие группы забиты такой информацией.

Меня, лично, это бесит. Государство — это мы, народ. И я видела, как вел себя народ в Луганской и Донецкой областях. Да, 80% народа или орало «па-багатому с расией», или тихо сидело и ждало, как будет, лишь бы не хуже.

В 2014-м году 45% военнослужащих «народной милиции» ОРДЛО составляли граждане Украины.

Сейчас это 65% от состава всех военных формирований ОРДЛО. И это не только жители Луганской и Донецкой областей. Это харьковчане, одесситы, днепропетровцы, черкасчане…

И тогда, следуя логике «бездействия», нужно судить весь народ Украины, бездействовавший тогда, когда уничтожали нашу армию, флот, ядерное оружие.

Ну, если не хочется доказывать предательство одного конкретного лица, не выгодно (ведь иски подают в миллионные суммы), можно требовать от страны, забыв, что каждое преступление каждого гражданина, это его личная ответственность и его личное наказание. Мы же не судим всех водителей за совершение ДТП, которое совершил один конкретный человек?

Почему стало так важно опять обнулить? Мол, не лично Иванов предал, а вот «виновата Украина»? Банальный разворот через суд правовой позиции «война» на «гражданский конфликт» или обычная попытка обнуления, как делали СМИ в 2014-м «на Донбассе все сепары», как делают сейчас «на Донбассе все хотят в Украину»?

А чтобы понять ситуацию на Донбассе и в Украине образца 2014-го, посмотрите честно, без ура-патриотизма, на свои города: кто первый предаст? Милиция, чиновники, народ? Сколько чиновников, силовиков ждут Путина в вашем городе? Сколько людей, имеющих отношение к власти, информации, документам, работает против Украины? Сколько людей скрывает свою позицию «назад в СССР, но откроет ее при первых русских танках в вашем городе?

Я научилась задавать себе эти вопросы. Иногда (чаще сего) они спасают жизнь.

Война — это сложно. Это гибридно. Ведь мы никогда не были вне поля влияния РФ, никогда. И РФ покупала, обещала, вербовала, и многие радостно вербовались, их и ломать не нужно, в душе они «назад в СССР».

Знаете, вот на Донбассе никто под дулом автомата никогда не заставлял учителей вести в школах пропаганду и учить детей любить «республику» и ненавидеть Украину. Они делают это искренне, с СССР в сердце.

Так вот, это лишь малая толика той ситуации, которую можно рассказать в статье. И вообще рассказать.

Вы вообще понимаете, как это, когда в один день люди становятся по разные линии фронта? Ты уходил с работы, где все коллеги, а пришел на работу, где уже сидят люди с триколорами на форме.

Все структуры Луганской и Донецкой областей были расколоты, часть СБУшников осталась верна присяге, часть надела триколоры, милиция, суд, прокуратура, погранцы…

Да, много пограничников осталось в своих городах и перешли на сторону «республик». И силовики, и судьи, и прокуроры. И все они имеют связь с коллегами, как и чиновники.

Поэтому у нас делают жителям ОРДЛО паспорта без выезда, справки, переселенческие, существуют автобусные перевозки без проверки груза и пассажиров из любого города ОРДЛО в любой город Украины, поэтому есть контрабанда (бизнес) с мирными территориями и зоной оккупации, поэтому по прерванному транзиту в ОРДЛО через РФ идут товары со многих предприятий Украины, поэтому у нас Королевская и Сивохо, «Воровайки» и Успенская. В Северодонецке чиновники украли деньги на строительстве детского дома и отмывали их в «лнр», работая с совместной фирмой террористов.

И если завтра пока еще мирные территории Луганской и Донецкой областей отдадут в «особый статус», как требует РФ, вы удивитесь, сколько там людей радостно выйдет на праздник «соединения республики» и будут пить за «возвращение в родную гавань».

Но, вернемся к армии. Мне жаль, что 24 года независимости мы не знали о ее существовании и нам было безразлична ее судьба.

И это — правда!

И все, что произошло с армией, и наша вина. Каждого! Скорее не вина, урок. И мы победим, если выучим все эти уроки.

И я безумно благодарна тем, кто причастен к тому, чем стала наша армия сейчас. И мы можем гордиться ВСУ, и мы гордимся ВСУ.

Мы часто говорим «армию спасли волонтеры», но, можно ли так говорить?

Ведь в армию пошли добровольцами те, кто просто «кто, если не мы», на армию перечисляли деньги миллионы украинцев, которые не называют себя волонтерами, а они ими есть. Ведь нашу армию поддержали многие страны и граждане этих сран.

Мы чуть-чуть не потеряли ее, нашу армию, и поняли ее цену! Это важно! И, уверена, как бы там ни было, каждый из нас, кто любит Украину, теперь – армия!

И тот, кто говорит, как тяжело ему платить военный сбор, готов платить его русской армии.

И тот, кто с дивана говорит, что знает, как должна воевать наша армия, скорее всего, выйдет встречать хлебом-солью чужую.

6 лет войны и сколько ссор об армии во время подготовке парада ко Дню Независимости?- о, сколько появляется экспертов, и сколько в этих экспертах страха, ненависти к этой самой армии.

Ведь ее демонстрация, демонстрация этой силы, мужества, красоты и, что главное, перемен, которые закрывают рот любителям «русского мира» вопящих «да, если бы на Дамбасе были русские войска, путин бы уже взял Киев», подчеркивая «силу русской мощи», — это разбитые иллюзии тех, кто ждет «назад в СССР».

Наша армия — лицо нашей страны. А страна — это мы! Понимаете? И про СБУ я не просто так вспомнила, и про предательство. Ведь армия, службы, силовики — это тоже мы.

И вот на фоне этого я подчеркну еще одну важную информационную точку и перейду к новостям.

Нам стоит рассказывать украинцам о подвиге наших добровольцев и ВСУ, Нацгвардии и… в общем, всех причастных к тому, что линия разграничения, которую давно пора называть прямо — линия фронта, проходит не по Днепру или по польской границе, каждый день. Как и о подвиге простых людей, которые даже не называют себя волонтерами. И даже о подвиге тех, кто банально платит военный сбор, ведь люди не осознают его важности.

Это важно доносить не только для нас, жителей мирных территорий, но и для тех, кто живет в ОРДЛО.

Объясню. Мы создавали свою армию с нуля для своей защиты, для защиты своей страны. Люди, жертвуя семьями, личным временем и деньгами, плетут сетки, носки, делают супы и лепят вареники. Ни один ребенок-сирота, потерявший из-за войны папу-маму Героя АТО, не остается без внимания и подарка. Это должно стать трендом и брендом. Позицией. Долгом. Каждого из нас. И я рада, что эта тенденция сохраняется с 2014-го.

А вот в ОРДЛО все наоборот. Построили свою «республику», все для народа. Но народ там не помогает своей армии. Напомню, в ОРДЛО официально нет армии и Минобороны, эти функции выполняет «народная милиция». Так, нет волонтерских центров. Никто не собирает деньги для военных. Никто не печет, не вяжет носочки.

Иногда в школах заставляют собрать что-то «нашим военным», но это принуждение.

Да, без принуждения там дети рисуют «мир», который «уничтожит укропов». И пишут всякие письма «дядя солдат, я тебя люблю, убей побольше укропов, спаси республику и дядю Пасечника и нашего любимого дядю путина». Но, это другое, согласитесь.

Там нет вот этого единения народа и армии. Не скажу, что у нас 100% единение, но и этого хватило, чтобы сделать ее нашим щитом.

«Народную милицию» в ОРДЛО ненавидят, боятся, ведь они убивают и мирных жителей, грабят, насилуют, берут в магазинах что хотят.

КПВВ, та же «Станица», это пункт мародерства со стороны «народной милиции». Хочешь пронести в ОРДЛО пенсию или продукты — тысячу на карман. Больше сумок, больше фублей.

На днях «народная милиция» забрала на КПВВ у девушки смартфон. Она рыдала, отдайте. Они смеялись, смотри, чтобы в шпионаже не обвинили. А ведь эта самая девчушка, возможно, в школе и писала «дорогой солдат республики»…

В ОРДЛО свои уничтожают своих. Преступления оккупантов — это отдельная история. Для меня важны именно вот эти отношения. Люди, создавшие «страну», убивают тех, кто помогал создавать эту самую «страну».

И если уж так, прямо, то армия «республик» — это лицо «республик». Туберкулез. СПИД. ВИЧ. Чесотка. Вши. Наркоманы. Продажа сухпайков. Военная техника подбивается или взрывается специально, чтобы сдать на металл. Воруется ГСМ и оружие. Обмундирование покупается на рынке. Свои воруют у своих.

«Я тебя туда не посылал» — знакомо? Да, у нас так диванные пивные герои говорят людям в камуфляже с нашивкой ВСУ. Так вот, это выражение очень распространено в ОРДЛО.

И, знаете, жители ОРДЛО по виду и поведению своих военных делают странные выводы, что, мол, и укроармия такая же: пьянь, наркомань да ворье.

Этим пользуется пропагандисты «республик», поэтому 80% фейков именно «пьяные ВСУшники увели корову в трусиках».

Поэтому те, кто ездит в Харьков, и ту же Станицу, приезжают в ОРДЛО несколько удивленные. В Харькове украинские военные платят в магазинах, не цепляются к девушкам, не лазят по сумкам…А, как бы должны, по телевизору же говорят!

Их «армия» — лицо «республик». И отношение жителей ОРДЛО к «героям» с нашивками «бтро брянка, рим, волки»… как и к казакам, как и к «народная милиция», такое брезгливо-настороженное.

За 6 лет войны «республики» не смогли создать Армию, которой могли бы гордиться. Здесь все российское, все с чужого плеча. В армию ОРДЛО, идут спасаясь от безработицы, чтобы украсть, чтобы наркота бесплатно. Не более. Патриотизм и верность «республике» там только в кино и соцсетях. Если бы не содержание этого ряженного потешного войска Кремлем…

В общем, вы поняли. ОРДЛО может получать три-пять-десять пенсий (а более 80% пенсионеров ОРДЛО получают 2 выплаты) никто из них никогда не даст добровольно копейки на «армию», не сплетет носочки солдату, не обогреет сироту.

Здесь все «нищие», даже те, кто на джипах, все «сироты», и всем «государство должно», если не Россия, то «республика», если не «республика», то Укропия уж точно!

Ну, а теперь новости.

В ОРДЛО внезапно пришла зима. Как вы помните, ОРДЛО — это маленькая угольная Швейцария, где люди могут мир завалить углем, и все такое.

«Народная милиция» ОРДЛО бьёт челом, во все колокола, пишет Путину и в спортлото, обращается к Пасечнику, и «народу Дамбаса» с просьбой дать хоть чуть-чуть угля.

Буржуйки нечем топить. Чтобы согреться на фронте, «народная милиция» разбирает разбомбленные дома, брошенные здания, выискивая что-то, что может гореть, сливает соляру… Угля для «защитников» «русского мира» у русского мира нет.

Ну, вот такие получились новости. Чуть аналитики, чуть воспоминаний, чуть злости, чуть ехидства.

Просто помните, у нас гибридная война, к которой мы были не готовы, у нас гибридные враги, которые, зачастую бьют в спину, и у нас зубожилый народ, который не понимает, что если не кормить свою армию, то завтра ты будешь кормить чужую.

Замороженный конфликт в том состоянии, который он есть, не самый плохой вариант. По крайней мере, у нас все еще есть шанс сделать из нашей армии и страны все то, что может сделать нас Народом и Государством.

Олена Степова, для «ИС»

загрузка...

Свежее

Взрыв в Донецке: в ОБСЕ сообщили подробности о ранении людей

Наблюдатели миссии ОБСЕ сообщили подробности о взрыве в Буденновском районе Донецка 17 июля - тогда несколько человек получили ранения....