“Благотворное” влияние санкций сказывается не только на экономику России, но и на ее интересы за пределами гибридных границ. И это очень хорошо проявляется на дочерних компаниях и филиалах, находящихся за границей. В частности, ярким примером того, как российская финансовая система под давлением санкций “встает с колен”, является тотальная распродажа “дочек” российских банков.

Так, в апреле этого года Сбербанк России наконец-то смог договориться с единственным покупателем своей турецкой “дочки” DenizBank, дубайским Emirates NBD PJSC, о цене. Причем переговоры с покупателем из Дубая шли для россиян весьма непросто.

Дело в том, что в 2012 году Сбербанк выкупил турецкий DenizBank за $3,5 млрд, но продать его Emirates NBD PJSC смог лишь за $2,75 млрд, тем самым получив чистый убыток в $750 млн!

Но это если учитывать убыток только от продажи, ведь после того, как экономику Турции зашатали инфляция и экономический кризис, турецкая “дочка” россиянам обошлась минимум в $1 млрд.

А буквально на прошлой неделе Сбербанк сообщил о том, что его европейская «дочка» Sberbank Europe AG будет сокращать штат и филиалы в странах ЕС. Речь идет о представительствах в Боснии и Герцеговине, Венгрии, Словении, Чехии, Хорватии и Швейцарии.

Данное сокращение вызвано тем, что прибыль Sberbank Europe AG уменьшилась с 2014 года с $1 млрд до $170 млн по состоянию на 2018-й.

Но идем дальше, и наиболее свежий уход российских банков с мировой арены – это выход ВТБ из Анголы, а точнее, намерение продать свой дочерний бизнес не только в этой стране, но и по всей Африке. В частности, речь идет об алмазодобывающей компании Endiama и банке Banco VTB Africa.

Таким образом, процесс сокращения присутствия российских финансовых учреждений в мире идет своим чередом, что также является очень хорошим фактором “благотворного” действия санкций.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко