Экономика Беларуси уже серьезно пострадала от санкций — эксперт

-

Читайте также

Беларусь живет в условиях крайне скудного кредитования: старые кредиты подорожали, новые — почти недоступны. Об этом заявил экономист, старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский, пишет tut.by.

Нацбанк РБ повышает ставку рефинансирования до 9,25 процента годовых, но это изменение заметят только те, кто брал кредиты в банках. Изменение ставки рефинансирования при растущей инфляции можно назвать хорошим намерением, но в современных белорусских реалиях этот инструмент потерял свойство сдерживания инфляции.

«Ставка рефинансирования — это ставка, под которую банки могут брать ликвидность. У нас [в Беларуси] с сентября прошлого года ставки рефинансирования, можно сказать, нет. Так как банки не могут брать деньги под ставку рефинансирования, они могут только участвовать в аукционах, где Нацбанк раздает банкам ограниченное количество ликвидности. Не то, которое хотят банки под определенную ставку, а сколько решает сам Нацбанк. Поэтому эта цифра влияет только на то, сколько платят люди и предприятия, взявшие кредиты, которые у нас часто завязаны на ставке рефинансирования», — пояснил Лев Львовский.

Значит, единственное изменение, которое произошло из-за повышения ставки рефинансирования, состоит в том, что люди и предприятия теперь будут платить больше по рублевым кредитам. При этом задолженность крупных и средних предприятий по кредитам и займам на 1 июня составила 95,9 млрд. рублей.

Если бы ставка рефинансирования продолжала исполнять свою роль в монетарной политике, то ее повышение было недостаточным, так как она все равно остается ниже инфляции (в июне инфляция достигла 9,9% в годовом выражении).

«Если Нацбанк вернется к традиционной монетарной политике, где ставка рефинансирования будет ключевым инструментом для манипулирования ликвидностью, то можно ожидать, что она будет повышена», — считает эксперт.

Ставки по кредитам выросли в том числе для госпредприятий. Платить по долгам им станет сложней. Но наиболее проблемными для предприятий останутся кредиты, взятые в иностранной валюте. Остается открытым вопрос о том, насколько у государства хватит ресурсов для поддержки коммерческих госкомпаний, тем более учитывая изменяющийся в сторону увеличения прогноз по дефициту бюджета.

«Мы продолжаем жить с крайне скудным кредитованием экономики. Сейчас экономике сильно помогает внешняя конъюнктура — высокий спрос и цены на наши традиционные товары. Но мы видим по последним отчетам, что рост экономики начал замедляться, хотя он все еще превосходит ожидания», — отметил экономист.

Важную роль в белорусской экономике сейчас играют, с одной стороны, санкции, с другой стороны, противодействие и попытки Минска их обойти, в том числе с участием России, отмечает экономист: «Понятно, если Россия захочет, то действительно сможет полностью компенсировать потери от санкций, так как российская экономика во много раз больше, чем белорусская. Но тут вопрос — захотят ли».

«Санкции — это динамический процесс. Можно обсуждать, есть ли эффекты от пакета европейских секторальных санкций. Но никто нам не гарантирует, что санкции не будут расширены, введены новые или не будет отменена эта отсрочка. Мы видим, что политически никакой попытки диалога нет, более того есть разные триггерные события, которые могут вызывать больше санкций. В последний раз таким триггером выступала принудительная посадка самолета. С тех пор наблюдается миграционный кризис на границе Беларуси с Литвой и Польшей. Это тоже может спровоцировать новый виток санкций», — считает Лев Львовский.

По его словам, уже сейчас видны некоторые эффекты от введенных ограничений:

«В первую очередь это репутационные потери. Санкции накладываются обычно на государственные предприятия или на сектора, где они преобладают. Тем не менее часто они оказывают косвенный эффект на всех, в том числе на частных предпринимателей, за счет соответствующего изменения имиджа страны. Например, иностранный банк отказывается переводить белорусской частной компании деньги, а европейский или американский партнер отказывается от сотрудничества просто потому, что они где-то слышали, что вводятся серьезные санкции [против Беларуси], но им было недосуг читать, против кого конкретно.

Кроме того, противостояние с Западом уменьшает рыночную силу Беларуси и сужает возможности торговаться. Российские контрагенты, которые продолжают работать со страной, понимают, что теперь белорусские предприятия будут полностью зависеть от их желания помогать обходить санкции. Соответственно, это отражается в новых сделках, вполне вероятно, менее выгодных для белорусской стороны».

Напомним, в конце июня Лукашенко говорил о готовности ввести военное положение в ответ на санкции Евросоюза, отрезавшие Беларусь от рынков капитала и возможности продавать в ЕС нефтепродукты.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

Нищая сверхдержава: как Путин покупает голоса за школьные штаны

На днях президент России поручил досрочно начать единовременные выплаты электорату на подготовку детей к школе. Учитывая, что большинство российских...