Жизнь в ОРДЛО: страх, как сильнейший мотиватор войны

-

Читайте также

Страх — один из важных мотиваторов войны.  Можно избежать мотивации защищать веру, если ты атеист или просто пофигист, и никак тебя не трогают излияния попа, особенно, если ты знаешь в маленьком городе всех и вся, и в том числе этого самого попа, с которым вчера бухал за гаражами. Можно избежать мотивации защищать страну, если ты не чувствуешь себя частью страны, гражданином, и все эти пафосные слова про защиту отечества для тебя пустой звук, особенно, если отечество и страна ассоциируются у тебя исключительно с барыгами-олигархами, не справедливым отношением к людям.

Можно избежать мотивации защищать язык, русский, великий и все такое — ты сделал все, чтобы дети пошли в украинскую школу, та как будущее после ВУЗа, где тоже все на украинском есть только у тех, кто знает государственный язык и это особо тебя не напрягает, ты говоришь на русском, вырос-то ты в русскоязычное среде советского времени, где особо и не учили другим языка, а вот осознание, что в государстве все равно должен быть государственный язык, оно пришло как-то вне зависимости от политики и пропаганды.

А вот избежать попадания в липкую паутину страха сложно. На работе все перешептываются про фосфорно-горчичный газ, которым будут укропы задувать город. А еще, что вот всех женщин будут насиловать. А мужчин в рабы. И что уже есть случаи, знакомый знакомого, у которого его знакомый… О, вот это слушали, это вкушали. И батюшка уже не поп запойный, а умнейший человек, который пережил трагедию. И соседка не дура, а «она же учитель и знает», что  такое фосфорно-горчичный газ и как его вдувают в город. И точно знакомый знакомого он же видел, сам лично, как младенца в трусиках…

Страх. Липкий. Навязчивый. Он сначала начинает разрушать ваши сомнения.  «Не может быть»  первым падет в бою со страхом, потому что «это война, мало ли как оно». Логика? А какая логика, когда за секунды-часы-дни у тебя исчезли страна, государство, работа, безопасность и все то, что вчера было белым сегодня критическая масса, большинство с уверенностью называет черным. А может они правы, а ты нет? Страх быть не с большинством. Страх быть вне социума и презираемым социумом. Страх умереть. Страх голода. Страх.

Страх сильнейший мотиватор войны. Поэтому страх был взят на вооружение социологами и политологами сразу же с Майдана. «Вуйки заберут наши шахты», «западенцы не хотят ездить заграницу, поэтому заберут наши шахты и пенсии», «вся Украина голодает, а мы процветаем, они у нас все заберут». Это страх потери.

В страхи, которыми кормили донбасян в 2014-м были и заложенные  из эСССРовских времен «враги советского человека», «националисты — это зло», «бандеровцы, УПА — это враги советского человека», «Западная Украина — фашисты», и  память голода, и память 90-х, и кино-память, и пионерская память «пытали пыонера Ванечку», «Зою сожгли на костре».

Страхи подпитывались местными СМИ «в Украине голод, они все хотят забрать у Донбасса». Почти все СМИ Луганской и Донецкой области писали только негатив про Майдан и Украину. Единицы, но им быстро прикрыли рот. Страхи рассказывали люди. Друг другу. В автобусе и на работе, в очередях и на рынках. Все рассказы начинались одинаково «знакомые моих знакомых».

Сейчас многие из тех, кто передавал, как телеграф, бесконечно, без устали, штамповал очереди эмпатических рассказов про зверства «нациков-майдановцев-правосеков» отводят глаза. А что, это же не я, я просто рассказала то, что мне рассказали — их единственная отмазка. И даже моя соседка — учитель биологии, введшая половину поселка в ступор паники «будут в город вдувать фосфорно-горчичный газ»  и продержавшая полночи открытым холодильник наполненный марганцовкой, сегодня делает невинные глаза «та ты шо, я такого не говорила, я просто рассказала то, что мне рассказали, но я то понимала, что это ложь».

Да, многие из трансляторов вот этих историй о «нациках» и «распятых мальчиках» на чистом глазу говорят, что они знали, что этого не было, и они просто… Просто пересказывали. Просто несли в массы.

Большая часть «рассказчиков» осознавала и осознает, что они врали. Часто додумывали, придумывали. Вот одна моя соседка, 1965 года рождения, рожденная в Ивано-Франковске, лично видела, как Степан Бандера расстреливал русскоязычных у нее на глазах, и ее за русский язык, который она берегла, как честь, 3 раза расстреливали за школой дети–бандеровцы.

Вторая, приехавшая в 80-е на Донбасс из какой-то российской дыры Тамбовской области, на честном глазу клялась, что видела лично, как над ее домом завис сверхзвуковой истребитель с фашистскими крестами и тризубами и летчик в форточку кричал ей «хенде хох, матка, мы бандеровцы, будем вас убивать».  Куча моих земляков  в Свердловске  рассказывали мне, как они стояли в очереди в «АТБ» вместе с «Правым сектором», который разговаривал на бандеровском языке, был одет в форму нацистов и говорил, что у них приказ все русскоязычных на Донбассе убить и захватить все шахты.

Спрашивала: «а как вы понимали их бандеровский язык?» — морщили лоб, говорили что-то «ну, оно как-то понятно было, где-то в мозгу как-то всплывал перевод».

Это была какая-то мистическая шизофрения. Была? Она там 8 лет. Иногда градус снижают, иногда повышают. В зависимости от ситуации. Но люди все также врут друг другу, держа в «республиках» один одного руками страха.

Многие ездят в мирные части Украины за пенсией. Каждый третий так точно. И каждый из них рассказывает одно и тоже: «Украина голодает», «ничего нет в магазинах», «все без работы», «везде разруха», «взятки», «обыскивают», «везде нацики с собаками и автоматами», «закрывают заводы, все уезжают в Польшу», «кричат хайль гитлер», «нас ненавидят»…

ОРДЛО погрязло во вранье. И вот что интересно, пропаганде СМИ там уже верят мало. И даже критикуют за вот эти «ВСУ обстреляло». И что главное, уменьшилось доверие к московской церкви. Там слишком много ненависти. Не только к Украине, к людям вообще, что была бы в ОРДЛО альтернатива, в московскую церковь никто бы не ходил, ну, лишь малая толика апологетов-фанатиков. Такие там есть! А вот пропаганда «из рук в руки» до сих пор в ходу. И люди верят, заглядывают в глаза вот таким рассказчикам. Особенно любят рассказы о том, как все плохо в мирных частях Украины. От этого кайфуют.

Врут и те донбасяне, кто был в Европе. Сейчас, откушав московских щей, большинство гастрабайтеров рвануло в страны ЕС. В Литве, Эстонии, Латвии, Германии, Польше, очень много донбасянских заробитчан. Причем большая часть из них в соцсетях травила украинцев «моете жопы в Польше», а когда коснулось личного, тихо собрались и тихо уехали из ОРДЛО на заработки. Приезжая рассказывают одно и тоже — «зарплаты мизер, Европа голодает, грязно, выпить проблемно, полиция, штрафы, народ мерзкий». Те же, кто ездил на заработки в Москву, был кинут на деньги, редко признается в этом и мычит «Москва — пабагатому, атлична». Это какая-то болезнь, психология коллаборанта. Может когда-то это будут изучать, как Стокгольмский синдром.

И ладно, вот я могу понять, в 2014-м врали друг другу из-за пропаганды, чтобы «больше людей было за республику». А сейчас? Что движет донбасянами сейчас?

Поясню, с позиции, как я вижу и думаю, анализируя все это:

— страх, что кто-то поедет в Москву и его не кинут на деньги, как кинули рассказчика, желание чтобы все такие, как он побывали в его рубашке лоха-терпилы, по типу, а будь, как все, или я на вашем фоне уже и не такой уже и  лошара.

— страх, что кто-то поедет в Украину и ему понравится, он выедет и будет счастлив, а это не допустимо, все должны жить в «республиканском» говне.

— страх, что кто-то поедет на заработки в Европу и заработает денег, как вот он, и будет с ним ровня, это нельзя допустить, пусть  сосед  сидит  на шахте «лнр» без зарплаты в терпилах (такая позиция возвышает).

Здесь не любят умных, умеющих принимать решения, здесь не хотят, чтобы кто-то жил лучше него, здесь врут о своих пенсиях и зарплатах, покупая пригнанные из Грузии иномарки, они настолько погрязли во лжи, что уже не понимают где настоящее, а где придуманная ими реальность.

Разговор с людьми из ОРДЛО это бесконечный поток вранья и завуалированного ожидания наших жалоб «здесь все плохо». Как только ты говоришь о том, что здесь в мирных территориях мы нашли дома, работу, покой, счастье, реализацию своих желаний, там тут же взрываются – «вы говорите пропагандой, вам за эту пропаганду платят».

Они же говорят «правду». Например, о том, что «зарплаты в Польше меньше 6000 гривен в месяц, но туда едут, потому что  в Украине они вообще 3000 гривен получают». Или о том, что «в Харькове закрыты все заводы и люди сидят на площади, ждут, чтобы кто-то взял на стройку», или «в магазинах дикие очереди, нет продуктов»…

А самой большой популярностью в ОРДЛО до сих пор пользуются «распятые мальчики», «расстрелянные священники  Московского патриархата», «разобранные на органы ополченцы».

Да, что я все рассказываю. Цитата, прямая речь, случайно выжившего после разборки на органы ополченца «лнр»:

Гифка, свечечка, сердечко. В «лнр» женщины еще ставят сложенные в молитве ручки и пишут «молитва навруз» (не знаю что это, видимо очень скрепно-православное). Вот такие «распятые мальчики» в ОРДЛО везде. На вокзалах, на рынках, в школах. Если на вокзалах и рынках они собирают «на лечение» и «восстановление органов, вырезанных батальоном Айдар», то в школах они герои,  рассказывают детишкам о подвигах, зверствах укро-фашистов, готовя новое поколение войны.

В этих рассказах все ополченцы без оружия. Просто шли. Просто мирные граждане. Украинцы всегда с оружием и всегда убивают. Ополченцы всегда русские, хотя и донбасяне. Украинцы всегда западенцы и на бандеровском. Русских войск и русского оружия на Донбассе никогда в этих рассказах  нет и не было. Это еще одна часть всеобщего донбасянского вранья, на котором они монолитно стоят: «в шахтах накопали».

Оксана Кирилюк, медсестра, о которой с упоением рассказывает дважды выживший при разборке на органы опочленец, в списках погибших «лнр» не числится, как и в списках медсестер.

Алексей Сердюк (Тихий)  так же не числится в официальных списках «лнр» на обмен. Ну, то такое. Меняли разобранного на органы с мешком на голове, могли и не внести в списки, это ж сколько органов перечислять. Зато числится в «Миротворце».

Сейчас этот опочлен активный участник создания еще одной легенды. Опасной и востребованной в ОРДЛО легенды, на раскручивание которой сейчас получено финансирование из Москвы — о ней я рассказу чуть позже и отдельным материалом, собираю информацию.

Да, еще так, нюанс, дважды разобранный герой, учился в специальной коррекционной школе для детей с заниженной восприятием знаний, поэтому у него такие проблемы в образовательно-биологической части, ну, то есть полный тупизм в знаниях трансплантации органов. Но, это не важно. Потребители такой информации обладают такими же знаниями, как и ее распространитель, поэтому, прокатывает.

А вот в другом своем интервью дважды разобранный на органы в плену «Айдара» рассказывает совсем другую историю, того же периода июль-сентябрь 2014-го, и в ней, он весь такой героический спасал мирных граждан от обстрелов «Градов» совсем в другом районе Луганской области. Но, подчеркну, именно эта вторая его легенда, сейчас стала в основу раскручиваемой в «лнр» истории об очередных «зверствах» «хунты». И как всегда, я соберу все данные, скрины, и напишу, специально для «ИС», как в «лнр» работает машина пропаганды, и как виртуозно врут донбасяне, мирные и не очень.

Страх, как средство управления социумом. И, если из кремлевского кармашка достали вот эти слезливые  истории расчлененных опочленцев, значит, что-то пошло не так у кремлевских кураторов.

Впереди заход в ОРДЛО афганского талибана, который РФ вряд ли сможет сдержать или предупредить, поглощение Ростовской области мусульманами, страшная зима ОРДЛО без воды, вывоза мусора и зарплат, высокая смертность от «короны», и многие другие прелести «русского мира». Поэтому нужно что-то пугающее, кровожадное и страшное. Естественно, это «укро-фашисты», самые страшные и кровожадные, к которым у с таким упоением  и назойливостью толпится в очередях «народ Донбасса» на КПП и КПВВ.

Олена Степова для сайта группы «ИС»


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира

загрузка...

Свежее

Пытки в колониях РФ: еще более 400 заключенных сообщили об избиениях и вымогательстве

В Российской Федерации более 400 заключенных саратовской колонии №13 заявили о пытках, избиении и вымогательстве. Об этом сообщила адвокат пострадавших Снежана...