Зачем агонизирующий режим Путина пытается разжечь войну

-

Читайте также

Кремль через Пескова 1 декабря ответил отказом на предложение Зеленского прямых переговоров, сделанное им при выступлении в Верховной Раде 30 ноября. На этот отказ стоит взглянуть в контексте активных попыток Москвы осенью спровоцировать серию войн, что по их совокупности наводит на мысль: кто-то в Кремле энергично ищет новой «Цусимы».

Об этом пишет Сергей Климовский.

Наиболее отчетливо это видно в случае с Турцией, которую Кремль с 14 октября всячески провоцировал к боевым действиям в Сирии против Асада. Сначала он запустил фейковую новость о «большом турецком наступлении», назначив его на 15 октября. Но оно и по сей день не состоялось, как и с десяток «больших украинских наступлений», анонсированных им.

Об этом «наступлении» можно было бы забыть и списать его на многоходовочки спецслужб РФ, понятные лишь им самим, если бы не ее авиация, которая в октябре демонстративно бомбила городки в сирийском Идлибе, расположенные вдали от фронта, но в 3-5 км от турецкой границы.

Это было наглой провокацией, должной показать, что Турция не может обеспечить безопасность населению в своей «зоне безопасности», на которые в 2017 г. была разделена Сирия по соглашению в Астане (Нур-Султане) между ней, Россией и Ираном. Показательно, что бомбардировки проводила именно авиация РФ, а не режима Асада. В данном случае Москва не скрывала своего лица и явно напрашивалась минимум на десяток ударов «Байрактарами».

Однако, ничего такого не произошло. Эрдоган сжимал кулаки, но не поддавался на эти провокации. Вернувшись с саммита в Риме 1 ноября пообещал, что Турция нанесет удар по террористам тогда и там, когда и где сама сочтет нужным.

В итоге в Кремле, после того как Эродган на саммите Организации тюркских государств показал карту расселения тюркских этносов, а затем 17 ноября позировал с ней для СМИ, поняли две вещи. Первая, – Эрдоган способен на сюрпризы. Вторая, – спровоцировать в данный момент турецкое наступление не удастся. В результате турецко-российское противостояние в Сирии вернулось в обычный режим перестрелок с односторонним использованием Москвой авиации.

Возникает вопрос: зачем так срочно надо было подталкивать Эрдогана к большим боям? В Кремле знают, для Анкары они нежелательны до окончания отопительного сезона. Знают и то, что Турция не готова к ним. На занятие 700 кв. км Африна у ее армии в 2018 г. ушло 63 дня. Для сравнения – в 2020 г. армия Азербайджана очистила от противника 8 тыс. кв. км за 44 дня, притом, что армия Армении – это не ополчение курдов Африна. Турция операцию «Оливковая ветвь» провела очень аккуратно, можно сказать, осторожно, вопреки тому, что могла позволить себе такие же авианалеты и артобстрелы, что и Россия при штурме Алеппо.

Случись в октябре-ноябре большая война Турции с войсками России и ен разными прокси, и она вылилась бы в затяжные бои. Проход через Босфор и Дарданеллы для кораблей России, разумеется, был бы закрыт, но боеприпасов на ен складах в Сирии могло бы хватить, чтобы на первом этапе добиться успеха. Турция стратегически выиграет войну у России в Сирии, даже если та откроет второй фронт из Армении, для чего приднтся оккупировать Грузию. Но тактически Турция могла получить осенью свою «Цусиму» и если не уход Эрдогана, то серьнзное внутриполитическое ослабление его правительства.

Для Кремля также было весьма заманчиво прозондировать осенью военную мощь Турции и заодно посмотреть, как на это столкновение отреагируют другие страны НАТО. Поскольку Россия, как обычно, не объявила бы войну Турции, то в случае неудачи могла бы ее быстро свернуть при помощи всегда обеспокоенного ООН.

Но Эрдоган не поддался на все эти провокации и не стал как в 2015 г. сбивать военные самолнты РФ. Он ответил ассиметричным ударом: начал создавать тюркский военный союз из стран Средней Азии и Казахстана и заодно предложил признать Республику Саха-Якутия отдельным суверенным государством. Продолжение явно будет.

Другим местом, где Кремль пытался спровоцировать еще одну войну, был Южный Кавказ. Стартом стал инцидент 13 ноября на дороге по Лачинскому коридору, которую совместно контролируют армии Азербайджана и РФ. Житель Ханкеди (Степанакерта) 46-летний Норайр Мирзоян, проезжая на автомобиле мимо азербайджанского блокпоста, бросил в него гранату и ранил трех человек.

Российские «миротворцы» тут же взяли Мирзояна под свою защиту и отвезли в Степанакерт, где отдали армянской военной группировке. Азербайджан потребовал его выдачи для суда как террориста, но из Степанакерта ответили, он плохо себя чувствует и лежит в больнице. В армянских СМИ появилась версия, что Мирзоян так мстил за погибшего брата или друга, но она вскоре была опровергнута.

Российских солдат, причастных к этому инциденту быстро отправили на родину по ротации из опасения персональных санкций в отношении их от азербайджанцев.

Этот инцидент можно было бы счесть частным случаем, если бы в тот же день не начались бои на азербайджано-армянской границе, а 22 ноября митинг в Ереване против ее маркировки и правительства Пашиняна. Но Пашинян опять переиграл Путина, обратив против него его же действия. МИД Армении, указывая на стрельбу на границе, потребовал от Москвы начать войну с Азербайджаном, ссылаясь на их двусторонний договор, чем лишил ее возможности перевести стрелки на ОДКБ. Но Москве пока не хочется ни объявлять войну Азербайджану, ни терять свое влияние в Армении. Поэтому Кремль дал отбой операции, а Лавров уговорил Пашиняна и Алиева встретиться с Путиным в Сочи, что и произошло 26 ноября.

Однако к этой ситуации оперативно подключился президент Европейского совета, который 19 ноября по телефону договорился с Алиевым и Пашиняном об их встрече в Брюсселе 15 декабря на полях саммита Восточного партнерства. В итоге имеем провал усилий РФ с «маленькой войной» на Кавказе и перспективу, что Азербайджан и Армения могут начать урегулирование своих отношений без участия Москвы.

Действия Кремля на белорусском и украинском направлениях тоже сложно назвать иначе как поиском войны. Если бы такие штурмы, которые происходят на белорусско-польской границе происходили бы на польско-российской границе, то можно не сомневаться, там уже лежали бы горы трупов, а в Москве кричали бы о нападении Польши на Россию. Но Польша, как и Турция, не поддается на эти провокации Кремля, и не вторгается в Беларусь. Притом, что большая часть белорусов приняла бы ее как освободительницу от диктатуры Лукашенко.

В отношении Украины у Кремля другая схема. В его рейтинге врагов Украина между США и НАТО, поскольку не просто планирует напасть на Россию, но и уже действует, засылая туда диверсантов с автоматами, взрывчаткой и прочим. США и НАТО такое себе позволить не могут.
Старт этой теме дало ФСБ, рапортовав 23 ноября об аресте в Казани школьника, который планировал перестрелять половину школы по заданию из Украины от некоего Овсюка Ярослава, связь с которым держал через «Телеграм». Затем ФСБ сообщило о задержании еще троих украинских диверсантов накануне поездки Лаврова в Стокгольме на саммит министров иностранных дел ОБСЕ 1-2 декабря. Так Лаврова снабдили фактами подготовки Украиной нападения на РФ. ФСБ ничуть не смущает, что за восемь лет войны мифические украинские диверсанты, которых она ловит пачками, ничего и не взорвали в РФ.

Кремлю этот сериал с поимкой украинских диверсантов нужен, так как на его заклинания о грозящем нападении Украины на некие «ДНР» и «ЛНР» никто уже не обращает внимания. Ликвидация «ДНР» и «ЛНР» – это не повод для жалоб Кремля на Украину в ООН и другие международные организации. Тем более, что «ЛНР» ждет не дождется, когда ее кто-нибудь ликвидирует, хоть Украина, хоть «ДНР», хоть Москва, слив с «ДНР». По этой причине «ЛНР» особо и не жалуется, в отличие от «ДНР», что Украина хочет ее ликвидировать.

Ликвидация «ДНР» и «ЛНР» прописана в Минских соглашениях. Против этого ничего не может возразить даже Лавров. Он лишь занудно твердит, что Украина должна сама напрямую договориться с «ДНР» и «ЛНР» о процедуре их ликвидации, так как Россия якобы не сторона конфликта. Но если не сторона, то почему Лавров требует, чтобы Украина вела переговоры с гражданами РФ Пушилиным и Пасечником.

В Кремле понимают, одних только разговоров о неизбежной ликвидации «ЛНР» и «ДНР» недостаточно, чтобы объявить войну Украине, и поэтому сочинили сказку об «украинских диверсантах», заполонивших Россию. Эту сказку Кремль скоро трансформирует в притчу: плохая Украина хочет напасть на хорошую РФ.

Оба эти направления военной мысли Кремля дохлые. В Кремле и сами это знают. Поэтому пытаются дополнить их старой мантрой о том, что НАТО скоро разместит ядерные ракеты под Сумами, сократит время их полета, и тогда пропала Россия. Поскольку в НАТО это не воспринимают всерьез, то Кремль начинает создавать тему нападения Украины на Беларусь, а он своего друга Лукашенко в обиду не даст. Не более жизненная тема, чем три остальные, но хотя бы новая.

Итак, имеем активное создание осенью Кремлем предвоенных ситуаций в четырех точках: Украина готовится напасть на Россию, Польша и Литва хотят напасть на Беларусь, а значит и на РФ, Турция почти напала на Асада, и Азербайджан опять атаковал Армению, союзницу РФ. В перспективе заявление: Финляндия собирается вступить в НАТО, чтобы напасть на РФ. Мантра – НАТО не смеет расширяться на восток, касается и ее, а не только Украины.

Эта стратегия провоцирования войн имеет несколько причин и объяснений. Одно из них: Кремль боится возникновения международной коалиции против него и пытается остановить этот процесс. Причин много. Отмечу две.

Первая, если Грузия, Молдова и Украина укроются за зонтиком НАТО, особых отношений с США или за еще каким-то зонтиком, то их вслед за Латвией, Литвой и Эстонией придется навсегда вычеркнуть из списка «исконных русских земель». Если выпадение из этого списка Грузии и Молдовы в Кремле еще могут перетерпеть, то исчезновение из него Украины – это ядерный удар по московской ментальности. Вступление Украины в НАТО – это ментальный конец России и превращение ее в Московию. Вступление Беларуси в НАТО – это совсем уже конец сказки о колыбели трех братских народов. Сомнений, белорусы вслед за украинцами вступят в НАТО, у Кремля нет.

США, ЕС и Британское содружество – это альтернативные проекты России, СССР и РФ на ментальном уровне. Проекты более привлекательные, и Московия из-за существования НАТО не может их уничтожить. На уровне повседневности – это потеря рынков Украины, что негативный фактор для экономики РФ, уже сказывающийся на ней. Плюс, сокращение на 70-80% агентуры РФ в Украине по причине ее бесполезности и бесперспективности. Кремль, после принятия Украины в НАТО, может и сам отдать приказ УПЦ Московского патриарха переименоваться в РПЦ в Украине в пропагандистских целях и для купирования вируса самостийности в РПЦ.

Что означают такие международные коалиции, которые Москве не по зубам, в ней ясно поняли год назад во время войны за Карабах. Кремль, видя Турцию рядом с Азербайджаном, а за ней НАТО, не отважился открыто поучаствовать в ней, несмотря на призывы Еревана. Этот большой любитель повоевать с Украиной в любое время суток тогда ограничился лишь тайными поставками оружия и военспецов в Армению.

Вторая причина, Кремль боится появления международной коалиции для возращения тех территорий, которые в разное время были украдены им и названы Российской империей или СССР и РФ. Такая коалиция недавно оформилась под названием «Крымская платформа». В Кремле после ее учредительного саммита вздохнули с некоторым облегчением: бить будут не завтра, не понятно, как, и только за Крым. Утешает, но не обнадеживает, поскольку аннексия Крыма сделала нелегитимным само существование РФ.

Из-за этих своих страхов, а также из-за страхов, встроенных во все автократии, и особенно в их имперские модели, Кремль сейчас и паникует, создавая угрозы войны везде, куда может дотянутся. Смысл таких действий – запугать и парализовать участников антикремлевских коалиций и не допустить их активности и расширения. Если повезет, кого-нибудь наказать, в назидание другим. Его газовая война с ЕС и Молдовой в этом же событийном ряду, как и его категорические отказы от встречи в «нормандском формате», от прямых переговоров с Украиной или проведения их при посредничестве Турции.

Все это первая стадия агонии кремлевской империи. Подогреваемая Кремлем полемика в РФ о новых законах о массовых захоронениях тел и об эвакуации населения, – тоже один из многих симптомов того, насколько глубоко проникли ее метастазы. Метастазы агонии, как метастазы рака, в итоге и убьют ее, а вовсе не ядерные ракеты НАТО.

Это более высокая фаза паники, чем та, которую испытал Кремль после бегства Януковича. За восемь лет войны с Украиной настроения в Кремле прошли трансформацию от первой паники из-за Майдана до триумфа от захвата Крыма и в итоге вылились в стабильно прогрессирующую агонию.

Как сообщала группа «ИС», Лукашенко угрожает Украине участием Беларуси в войне на Донбассе.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Хрипел и заикался: что происходит с диктатором Лукашенко. ВИДЕО

Вечером 11 января Александр Лукашенко на вручение премии «За духовное возрождение» выступил на белорусском языке. Журналист Виталий Цыганков не...